.RU

Assassin’s creed: renaissance – кредо ассасина: РЕНЕССАНС assassin’s creed: brotherhood – кредо ассасина: БРАТСТВО assassin’s creed - 6

ГЛАВА 14


а следующий день Эцио покинул постоялый двор рано утром. Рана будто онемела, но боль была тупой, и сегодня он мог намного лучше пользоваться рукой. Перед уходом он потренировался в нанесении ударов скрытым клинком и выяснил, что без труда может им воспользоваться, как и обычными мечом и кинжалом. Удары были так же хороши, как до ранения в правое плечо.
Эцио не был уверен, известно ли Борджиа и их союзникам, тамплиерам, о том, что он выжил при битве в Монтериджони. На улицах было множество вооруженных солдат, одетых в темно-красные с желтым мундиры Борджиа, поэтому ассасин пошел к Мавзолею Августа окольным путем. Когда он добрался до места, солнце стояло уже высоко.
Людей было мало. Эцио провел небольшую разведку и убедился, что стража за Мавзолеем не наблюдает. Он осторожно подошел к строению и скользнул через обрушившийся дверной проем во мрак.
Когда его глаза привыкли к темноте, он увидел фигуру в черном, опиравшуюся на голый камень, застывшую, словно статуя. Не дожидаясь, пока его заметят, Эцио посмотрел по сторонам, убеждаясь, что путь к отступлению свободен. Кроме редких пучков травы, растущей между упавшими камнями древнеримских руин, сзади ничего и никого не было. Эцио решился на следующий шаг, и мягко и бесшумно двинулся к стенам мавзолея, где мрак был гуще.
Но он опоздал. Его заметили, возможно, сразу, как только он вошел и стоял, освещенный светом из-за дверного проема. Фигура в чёрном двинулась к нему. Когда человек подошел ближе, Эцио узнал Макиавелли, одетого в свой обычный черный костюм. Макиавелли приложил палец к губам. Жестом приказав Эцио следовать за ним, Макиавелли пошел глубь древней гробницы римского императора, построенной почти полтора тысячелетия назад. Там было еще темнее.
Наконец, он остановился и повернулся.
- Шшш, - произнес он, внимательно прислушиваясь.
- Че...
- Тише. Говори тише, - попросил Макиавелли, продолжая вслушиваться во тьму.
Наконец, он расслабился.
- Все в порядке, - продолжил он. - Никого.
- О чем ты?
- У Чезаре Борджиа везде глаза, - взгляд Макиавелли чуть смягчился. - Я рад видеть тебя в Риме.
- Но ты же оставил для меня одежду у графини...
- У нее был приказ проследить за тобой, если ты появишься в Риме, - Макиавелли усмехнулся. - Я знал, что ты приедешь сюда. Как только убедишься, что мать и сестра в безопасности. В конце концов, они - последние представители семьи Аудиторе.
- Мне не нравится твой тон, - отозвался Эцио, стараясь держать себя в руках.
Макиавелли слегка улыбнулся.
- Не время для такта, мой дорогой коллега. Я знаю, что ты винишь себя за то, что не уберег семью. Хотя ты совершенно не виноват в том, что свершилось предательство. - Он помолчал. - Слухи о нападении на Монтериджони разошлись по городу. Кое-кто из нас даже решил, что ты погиб. Я оставил одежду нашей общей (и верной нам) подруге просто на всякий случай. И еще потому, что хорошо тебя знаю. Ты не сбежал бы и не умер, бросив нас в такие опасные времена.
- Ты все еще веришь в меня?
Макиавелли пожал плечами.
- Ты ошибся. Один раз. Потому что, с принципиальной точки зрения, твой инстинкт подсказал тебе проявить милосердие. Это хороший инстинкт. Но теперь мы должны ударить, и ударить изо всех сил. Будем надеяться, тамплиеры не знают, что ты жив.
- Но они уже должны были это выяснить!
- Не обязательно. Мои шпионы доложили, что была большая неразбериха.
Эцио задумался, потом сказал:
- Наши враги довольно скоро узнают, что я не умер, - очень скоро! Сколько нам еще сражаться?
- Есть хорошая новость, Эцио, - мы сильно проредили их ряды, уничтожив множество тамплиеров по всей Италии и за ее пределами. А плохая - тамплиеры и семья Борджиа - в данный момент одно и то же. И они будут сражаться, словно лев, загнанный в угол.
- Расскажи подробнее...
- Не здесь. Нужно затеряться в толпе в центре города. Мы пойдем на бой быков.
- На бой быков?
- Чезаре отличился как тореадор. В конце концов, он же испанец. На самом деле он не испанец, а каталонец, и однажды этот факт сыграет нам на руку.
- Как?
- Король и Королева Испании хотят объединить страну. Сами они из Арагоны и Кастилии. Каталонцы для них словно бельмо на глазу, хотя испанцы все равно остаются влиятельной нацией. Пойдем, и будь осторожен. Нам обоим придется использовать умение сливаться с толпой, которому давным-давно научила тебя в Венеции Паола. Надеюсь, ты не забыл?
- Можешь меня испытать!
Они вместе прошли по полуразрушенному, некогда величественному городу, держась в тени. Там, где тени не было, они прятались в толпе, словно рыба в прибрежных камышах. Наконец, они добрались до арены, где дрались быки, и заняли места в более дорогой и переполненной людьми ложе. Ассасины целый час смотрели, как Чезаре вместе с помощниками уничтожает одного за другим трех быков. Эцио следил за техникой боя Чезаре. Тот сперва натравливал на быка бандерильеро и пикадоров, а потом, убедившись, что шоу имеет успех, сам наносил решающий удар. Но усомниться в его мужестве и доблести даже при условии, что на арене находились еще три помощника, было нельзя. Эцио через плечо обернулся туда, где сидели благородные гости. Среди них он заметил нахмуренное, но неотразимо красивое лицо сестры Чезаре, Лукреции. Ему показалось, или он и вправду увидел, что она искусала губы до крови?
Во всяком случае, ему удалось выяснить, как Чезаре ведет себя на поле боя, и как сильно ассасин может надеяться на другие виды оружия в битве с ним.
Повсюду, как и раньше, на улицах, сновали стражники Борджиа, наблюдая за толпой. Солдаты были вооружены смертоносными новыми мушкетами.
- Леонардо... - невольно проговорил он, вспомнив о старом друге.
Макиавелли перевел взгляд на него.
- Леонардо работает на Чезаре под страхом смерти, - и поверь, она будет весьма мучительной. Такова правда, - страшная, но все же правда. Дело в том, что сердцем он никогда не примет своего нового хозяина, у которого не хватит ни ума, ни возможностей, чтобы получить полный контроль над Яблоком. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Нужно проявить терпение. Мы вернем Яблоко, а вместе с ним и Леонардо.
- Хотел бы я быть в этом уверен...
Макиавелли вздохнул.
- Возможно, ты правильно поступаешь, что сомневаешься, проговорил он, наконец.
- Испания захватила Италию, - проговорил Эцио.
- Валенсия захватила Ватикан*, - ответил Макиавелли. - Но мы можем это изменить. В
__________________________________
*Валенсия является родиной рода Борджиа – прим.пер.
Коллегии Кардиналов у нас есть союзники, некоторые из них влиятельны. Они не все «комнатные собачки». А Чезаре, не смотря на его хвастовство, зависит от своего отца, Родриго, и от денег. - Он пронзительно взглянул на Эцио. - Вот почему ты должен был убедиться в смерти Папы.
- Возможно.
- Я виноват ничуть не меньше. Я должен был подсказать. Но, как ты сказал, нам нужно иметь дело с настоящим, а не с прошлым.
- Согласен.
- Да будет так.
- Но как они могли допустить все это? - поинтересовался Эцио.
Очередной бык споткнулся и упал от удара безжалостного, не знающего промаха, меча Чезаре.
- Папа Александр - странный человек, - ответил Макиавелли. - Он великолепный руководитель, и даже в чем-то улучшил Церковь. Но злая часть внутри него всегда берет верх над доброй. Он долгие годы был казначеем Ватикана, поэтому отыскал пути накопления денег - опыт сослужил ему хорошую службу. Он продает кардинальские саны, и десятки новоиспеченных кардиналов практически гарантировано встанут на его сторону. Он даже милует убийц - тех, у кого достаточно денег, чтобы откупиться от виселицы.
- И как он объясняет свои действия?
- Очень просто. Он проповедует, что для грешника лучше жить и покаяться, чем умереть и избавиться от такой боли.
Эцио не удержался от смеха, хотя смех его был невеселым. Мысленно он вспомнил празднования по случаю наступления 1500 года - Великого года середины Тысячелетия. Правда, тогда толпы флагеллантов бродили по стране в ожидании Страшного Суда. И не был ли безумный монах Савонарола, заполучивший в свои руки Яблоко, и которого сам Эцио уничтожил во Флоренции, и сам обманут этим религиозным предрассудком?
1500 год был великим годом. Эцио вспомнил тысячи полных надежд паломников, отправившихся в Святую Землю со всех уголков мира. Возможно, наступление этого года отмечали даже в небольших поселениях за далекими морями в Новом Свете, который открыл Колумб, а несколько лет спустя и Америго Веспуччи подтвердил существование тех земель. В Рим текли деньги верующих, покупающих индульгенции, которые искупали грехи перед возвращением на землю Христа, что будет судить живых и мертвых. И было время, когда Чезаре отправился подчинять город-государство Романью, а король Франции - взял Милан, мотивируя свои действия тем, что он законный наследник, правнук Джана Галеаццо Висконти.
На четвертое воскресенье Великого Поста на церемонии Папа Римский назначил своего сына Чезаре капитан-генералом папских армий и гонфалоньером Святой Римской Церкви. Чезаре сопровождали четверо мальчиков в шелковых одеждах, а четыре тысячи солдат надели мундиры его цветов. Его триумф казался полным: в прошлом году, в мае, он женился на Шарлотте д`Альбре, сестре Жана, короля Наварры, и король Франции Людовик, - который был союзником Борджиа, - подарил Чезаре герцогство Валанс. Не удивительно, что люди прозвали Чезаре, уже бывшего кардиналом Валенсии - Валентино!
И теперь эта гадюка вползла на пик своего могущества.
Как Эцио сможет победить его?
Он поделился этими мыслями с Макиавелли.
- Мы воспользуемся их тщеславием, чтобы сбросить с этого пьедестала, - сказал Никколо. - У них есть ахиллесова пята. У каждого она есть. В том числе и у тебя.
- И что же это? - спросил, ощетинившись, Эцио.
- Мне не нужно называть тебе ее имя, ты и сам знаешь. Остерегайся ее, - добавил Макиавелли и продолжил, резко меняя тему. - Помнишь оргии?
- Они продолжаются?
- Да. Родриго - я отказываюсь называть его Папой - их обожает! Тебе стоит отдать ему должное - ему семьдесят лет! - Макиавелли сухо рассмеялся, но потом стал серьезным. - Борджиа пойдут ко дну, если будут продолжать потакать собственным желаниям.
Эцио хорошо помнил оргии. Он даже был свидетелем одной из них. Тогда был ужин, на котором присутствовали пятьдесят лучших шлюх города, потом их отвели в изукрашенные золоченые, как у Нерона, покои Папы. Они любили называть себя куртизанками, но, по сути, были просто шлюхами. Когда ужин - или это лучше назвать "кормлением"? - закончился, девушки стали танцевать со слугами, сперва в одежде, а потом и без нее. Канделябры, стоявшие на столах, спустили на мраморный пол. Благородные гости кидали между ними жареные каштаны. Шлюхи ползали по полу на четвереньках, словно скот, задрав задницы, и собирали каштаны. В эту "игру" включились практически все. Эцио с отвращением вспомнил, как Родриго, Чезаре и Лукреция наблюдали за этим со стороны. И в самом конце раздали призы - шелковые плащи, отличные кожаные сапоги, конечно, из Испании, темно-красные с желтым бархатные шапочки, инкрустированные бриллиантами, кольца, браслеты, сумки из парчи, каждая с сотней дукатов внутри, кинжалы, серебряные дилдо, - всё, что ты только мог себе вообразить, - тем гостям, кто большее число раз занимался сексом с ползающими проститутками. И семья Борджиа, ласкающие друг друга, были главными судьями…
***
Ассасины покинули бой быков и затерялись в толпе, заполонившей улицы под вечер.
- Следуй за мной, - с нажимом в голосе сказал Макиавелли. - Теперь, когда ты увидел своего главного противника в действии, неплохо будет приобрести экипировку, взамен той, что ты потерял. И постарайся не привлекать к себе внимания.
- Да неужели? - огрызнулся уязвленный замечанием младшего ассасина Эцио. Макиавелли не был главой Братства. После смерти Марио, у них вообще не осталось главы. Но это «междуцарствие» скоро должно будет закончиться. - В любом случае, у меня есть клинок.
- А у стражников есть ружья. Эти штуки создал для них Леонардо - как ты помнишь, когда он изобретает, то не контролирует себя. Ружья быстро перезаряжаются, как ты и сам видел, и более того, у оружия есть цилиндр, хитрым способом укрепленный внутри, который делает выстрел более точным.
- Я найду Леонардо и поговорю с ним.
- Возможно, тебе придется его убить.
- Он более полезен живым, чем мертвым. Ты же сам сказал, что сердцем он не с Чезаре.
- Я сказал, что надеюсь на это, - Макиавелли остановился. - Держи деньги.
- Благодарю, - кивнул Эцио, принимая мешочек с монетами.
- Ты у меня в долгу, и я советую - прислушайся к голосу разума.
- Когда ты скажешь что-нибудь разумное, - непременно.
Эцио оставил друга и отправился в квартал оружейников, где приобрел новый нагрудник, стальные наручи, меч и кинжал отличного качества и сбалансированные куда лучше, чем те, что у него уже были. В первую очередь он жалел об утрате старого браслета из Кодекса, сделанного из странного металла, который отбил столько смертельных ударов. Впрочем, сейчас было уже поздно сожалеть об этом. Теперь ему придется полагаться исключительно на свой ум, и тренироваться еще больше. Этого отнять у него не мог никто.
Он вернулся к Макиавелли, который ждал его у заурядной таверны, где они и договорились встретиться.
Макиавелли был раздражен.
- Отлично, - буркнул он. - Теперь ты можешь вернуться во Флоренцию.
- Возможно. Но я туда не вернусь.
- Не вернешься?
- Возможно, это тебе следует туда отправиться. Во Флоренции ты на своем месте. У меня же больше нет там дома.
Макиавелли развел руками.
- Правда, что твой старый дом был уничтожен. Я не хотел тебе говорить об этом. Но уверен, что твои мать и сестра сейчас в безопасности. Борджиа не взять Флоренцию. Мой хозяин, Пьеро Содерини, хорошо ее охраняет. Поэтому ты сможешь там задержаться.
Эцио вздрогнул, услышав, что его самые худшие опасения подтвердились, но сумел взять себя в руки и произнес:
- Я останусь здесь. Ты сам сказал, что мир не наступит, пока мы не восстанем против семьи Борджиа и тамплиеров, которые им служат.
- Храбрая речь! Особенно после Монтериджони.
- Как низко, Никколо! Откуда я знал, что они так быстро отыщут меня? Что они убьют Марио?
Макиавелли обнял товарища за плечи и искренне сказал:
- Эцио, что бы ни случилось, мы должны тщательно подготовиться. Не набрасываться на них в слепой ярости. Мы боремся со скорпионами - нет, даже хуже, со змеями! Они могут одновременно обвить твою шею и укусить за яйца! Они не знают о добре и зле. Они видят перед собой только цель! Родриго окружил себя змеями и убийцами. Даже его дочь, Лукреция, превратилась в одно из самых коварных орудий, ей известно все об искусстве отравлений. - Он сделал паузу. - Но даже она меркнет в сравнении с Чезаре!
- Снова он!
- Он амбициозен, безжалостен и жесток настолько, что ты даже - и слава Богу! - не можешь себе этого представить. Человеческие законы - ничто для него. Он убил своего брата, герцога Гандии, который стоял у него на пути к абсолютной власти. Он не остановится ни перед чем!
- Я остановлю его.
- Только если не будешь спешить. У него Яблоко, не забывай об этом. Если он узнает о его мощи, нам не помогут даже Небеса.
Мысли Эцио вновь вернулись к Леонардо. Старый друг слишком хорошо изучил Яблоко...
- Он не страшится опасностей, не знает усталости, - продолжал Макиавелли. - Те, кто не пал от его меча, рвутся вступить в его ряды. У его ног уже находятся могущественные семьи Орсини и Колонна, а король Франции Людовик - на его стороне, - Макиавелли замолчал, задумавшись. - По крайней мере, король Людовик останется его союзником лишь до тех пор, пока Чезаре будет ему полезен...
- Ты его переоцениваешь!
Но, казалось, Макиавелли не слышал его. Он полностью погрузился в свои мысли.
- Что он намерен делать со всей этой властью? Со всеми деньгами? Что им движет?.. Я все еще не знаю этого. Но, Эцио, - добавил он, внимательно посмотрев на друга, - Чезаре действительно планирует захватить всю Италию, и, боюсь, с такой скоростью ему это удастся!
Эцио помедлил с ответом, немного шокированный.
- Я что, действительно слышу в твоем голосе восхищение?
Лицо Макиавелли застыло.
- Он умеет добиваться своего. Это редкое качество в современном мире. Он из тех, кто действительно может подчинить себе весь мир, если пожелает.
- Что ты имеешь в виду?
- Например... Людям нужен кто-то, кого они будут уважать, или даже восхищаться. Это может быть Господь Бог, Христос, но гораздо лучше, если это будет реальный человек. Родриго, Чезаре, какой-нибудь замечательный актер или певец, по крайней мере, до тех пор, пока он хорошо одет и верит в себя. Остальные последуют за ним. - Макиавелли отхлебнул вина. - Это часть нас. Да, это не действует на тебя, меня или Леонардо. Но есть люди, цель жизни которых – следовать за кем-нибудь, и они опасны. - Он допил вино. - К счастью, такие люди, как я, вполне могут ими манипулировать.
- А такие, как я, могут убить.
Какое-то время они сидели молча.
- Кто станет главой Ассасинов после смерти Марио? - спросил Эцио.
- Вот так вопрос! Мы разобщены. Есть несколько кандидатов. Конечно, это важно, и выбор будет сделан. Ладно, пойдем. У нас много работы.
***
- Возьмем лошадей? Большая часть из них, может, и пала, но Рим - большой город, - предложил Эцио.
- Легче сказать, чем сделать. Завоевание Романьи у Чезаре идет успешно - он уже захватил большую ее часть. Борджиа на пике власти, они подчинили лучшие части города. Сейчас мы в районе Борджиа. Мы не сможем взять лошадей в здешних конюшнях.
- Воля Борджиа - единственный закон в Риме?
- Эцио... на что ты намекаешь? Что я одобряю это?
- Не придуривайся, Никколо.
- Я не придуриваюсь. У тебя есть план?
- Будем импровизировать.
Они пошли туда, где размещались местные конюшни, в которых можно было купить лошадей. Идя вниз по улице, Эцио заметил, что многие лавки (которые в обычное время были бы открыты) стояли с опущенными ставнями. Что здесь произошло? Чем ближе они подходили к конюшням, тем больше на их пути встречалось угрожающего вида солдат в бордово-желтых мундирах.
Эцио заметил, что Макиавелли с каждым шагом становится все более осторожным.
И тут их путь заступил дородный сержант, командир дюжины (или около того) бандитов в мундирах.
- Чего ты забыл здесь, друг? - спросил он у Эцио.
- Время импровизировать? - шепнул Макиавелли.
- Мы хотели бы купить лошадей, - спокойно ответил сержанту Эцио.
Сержант хохотнул.
- Здесь вам ловить нечего. Убирайтесь, - он указал туда, откуда ассасины только что пришли.
- А это запрещено?
- Да.
- Почему?
Сержант вытащил из ножен меч, остальные последовали его примеру. Он направил острие меча в шею Эцио и слегка нажал, так, что появилась капля крови.
- Знаешь, что любопытство сделало с кошкой? Уматывайте отсюда!
Почти незаметным движением Эцио обнажил скрытый клинок и резанул по сухожилиям на руке сержанта, державшей меч. Бесполезное оружие с грохотом упало на землю. Сержант издал крик боли и схватился за рану. Одновременно с этим Макиавелли прыгнул вперед и полоснул по трем ближайшим стражникам, те отшатнулись, пораженные смелостью двух мужчин. Эцио щелкнул скрытым клинком, пряча его, и одним движением выхватил меч и кинжал. Он успел как раз вовремя, чтобы отбить атаку двух стражников, которые оправились от первоначального шока и кинулись вперед, чтобы отомстить за своего сержанта. Никто из людей Борджиа не владел оружием так же мастерски, как Эцио и Макиавелли, - обучение ассасинов происходило совсем иначе. Но, даже учитывая все это, шансы были против двух друзей, потому часто противник превосходил их численностью. Тем не менее, неожиданно свирепой атаки было достаточно, чтобы дать ассасинам несомненное преимущество. Взятые врасплох, не привыкшие отступать в бою, солдаты были уничтожены. Но шум схватки сыграл свою роль - на помощь своим кинулись более двух десятков солдат Борджиа. Они чуть не подавили Эцио и Макиавелли числом, ассасины были вынуждены сражаться с несколькими врагами одновременно. Они оставили показушный бой, перейдя на более эффективное и быстрое фехтование, убивая одного противника за каждые три секунды. Двое мужчин не отступали, на их лицах застыла мрачная решимость. Вскоре их враги либо бежали, либо лежали у их ног - мертвые, раненые или умирающие.
- Нам лучше поторопиться, - выдавил Макиавелли, тяжело дыша. - То, что мы отправили людей Борджиа к Создателю, еще не значит, что нам удастся попасть в конюшни. Обычные люди по-прежнему бояться. Именно поэтому они не собираются открывать свои лавки.
- Ты прав, - согласился Эцио. - Мы должны подать им сигнал. Жди здесь!
Рядом стояла жаровня, в которой горел огонь. Эцио поджег от него факел и влез по стене конюшни, туда, где висело знамя Борджиа - черный бык на золотом поле - развеваемое легким ветерком. Эцио поджег его. Когда знамя догорело, ворота конюшни и окна в паре лавок приоткрылись.
- Так-то лучше! - воскликнул Эцио. Он повернулся к небольшой толпе. - Не бойтесь Борджиа! Не служите им! Их дни сочтены, а час расплаты близок!
К толпе присоединились еще люди, одобрительно закричали.
- Они вернутся, - вздохнул Макиавелли.
- Не сомневаюсь, но мы показали людям, что Борджиа - не всемогущие тираны, какими хотят казаться!
Он спрыгнул со стены во двор конюшни, где уже ждал его Макиавелли. Они быстро выбрали двух крепких коней и оседлали их.
- Мы вернемся, - пообещал Эцио главному конюху. - Теперь вы сможете немного привести это место в порядок - оно вновь принадлежит вам, как и должно было по праву.
- Мы так и сделаем, милорд, - отозвался мужчина, но выглядел он испуганным.
- Не бойтесь. Они не сумеют вам навредить, если увидят, что вы можете быть им полезными.
- Как это, милорд?
- Вы нужны им. Они не смогут без вас обойтись. Покажите им, что не будете терпеть издевательства и попытки помыкать вами, и им придется задобрить вам, чтобы получить от вас помощь.
- Они нас повесят или сделают еще что похуже!
- Вы хотите провести остаток жизни под их игом? Восстаньте против них. Им придется прислушаться к разумным доводам. Даже тираны не смогут ничего сделать, если большое количество людей откажется им подчиняться.
Макиавелли, сидевший в седле, достал из кармана небольшую черную записную книжку и что-то написал в ней, рассеянно улыбаясь сам себе. Эцио вскочил в седло.
- Я думал, мы спешим, - подколол Эцио.
- Спешим. Я просто записывал твои слова.
- Я должен быть этим польщен?
- О да, должен. Поспешим!
***
- Ты можешь наносить раны, Эцио, - продолжил Макиавелли, пока они ехали. - Но можешь ли ты исцелять их?
- Я собираюсь исцелить болезнь в сердце нашего общества, а не бороться с симптомами.
- Смелые слова! Но не спорь со мной. Не забывай, что мы на одной стороне. Я просто сужу с другой точки зрения.
- Ты меня испытываешь? - подозрительно поинтересовался Эцио. - Тогда давай поговорим открыто. Я уверен, что смерть Родриго Борджиа не решила бы наши проблемы.
- Правда?
- Ну... Взгляни на этот город. Рим - оплот Борджиа и тамплиеров. То, что я сказал конюху, - правда. Убийство Родриго ничего не изменит, - если голову отрезать человеку, он умрет. Но мы сражаемся с Гидрой.
- Я понял, о чем ты, о том, как Геракл убил семиглавого монстра. Его головы отрастали вновь и вновь, пока он не понял, как остановить это.
- Именно.
- Так ты предлагаешь обратиться к людям?
- Возможно... А что еще?
- Прости, Эцио, но люди непостоянны. Полагаться на них - все равно, что строить замки из песка.
- Я не согласен, Никколо. Вера в людей лежит в основе Кредо Ассасинов.
- И ты намерен убедиться в этом на собственном опыте?
Эцио собирался ответить, но в это время молодой вор, бежавший рядом с лошадью, быстро и уверенно полоснул ножом по шнурку, которым крепилась к поясу сумка с деньгами.
- Что за..? - возмутился Эцио.
Макиавелли рассмеялся.
- Он, наверное, из твоих сподвижников! Смотри, как он убегает! Ты, наверное, сам его этому научил! Иди! Верни украденное. Нам нужны эти деньги! Я буду ждать тебя на Капитолийском холме!
Эцио развернул коня и помчался в погоню за вором. Тот побежал по переулкам, слишком узким для лошади, и Эцио пришлось ехать в обход. Он беспокоился, что может упустить цель, но в то же время прекрасно осознавал, что, к его огорчению, молодой человек мог легко его обогнать пешком. Вор бежал почти так же, как если бы действительно учился с ассасинами. Но как такое могло быть?
Наконец, он загнал вора в тупик и прижал его к стене конем.
- Отдай, - спокойно приказал он, обнажая меч.
Казалось, парень хочет попытаться вырваться, но вор понял, что положение, в которое он попал, безнадежно. Плечи его опустились, и он молча протянул руку с сумкой. Эцио выхватил ее и спрятал подальше, в безопасное место. При этом он отпустил коня, и тот отступил назад. В мгновение ока вор влез по стене с невероятной скоростью и скрылся с другой стороны.
- Эй! Вернись! Я еще с тобой не закончил! - крикнул Эцио, но в ответ услышал только топот ног.
Вздохнув и не обращая внимания на собравшуюся толпу, асссасин направил коня в сторону Капитолийского холма.
Когда он нашел Макиавелли, уже стемнело.
- Ты забрал свои деньги у нашего друга?
- Да.
- Небольшая победа.
- Это только начало, - ответил Эцио. - Со временем, если приложим усилия, мы одержим и другие.
- Надеюсь, нам это удастся раньше, чем Чезаре вновь обратит на нас внимание, и мы опять будем сломлены. В Монтериджони он был чертовски близок к успеху. Теперь, давай перейдем к делу.
Он пришпорил коня.
- Куда мы едем?
- В Колизей. У нас там встреча с моим осведомителем, Виницио.
- И?
- Думаю, у него кое-что для меня есть. Поехали!
Пока они ехали по городу в сторону Колизея, Макиавелли сухо комментировал новые здания, возведенные в период правления Папой Александром VI.
- Ты только взгляни на все эти здания, в которых, якобы, заседает правительство! Родриго поступил умно, сохранив его. Этим он без труда обманул твой любимый «народ»!
- Когда ты успел стать таким циником?
Макиавелли улыбнулся.
- Я не циник. Я просто описываю Рим таким, каков он сейчас! Не волнуйся Эцио... Может быть, порой я бываю слишком язвителен, слишком пессимистичен. Не все потеряно. Хорошая новость в том, что в городе у нас есть союзники. Ты встретишься с ними. Да и Коллегия Кардиналов не вся еще под каблуком у Родриго, хотя он бы хотел иного. Но это слишком рискованно...
- Что именно?
- Добиться окончательной победы.
- Мы должны попробовать. Бросать - верный путь к провалу.
- А кто сказал, что все надо бросить?
Они ехали в тишине, пока не добрались до мрачной громады разрушенного Колизея. Здания, которое, как подумал Эцио, все еще помнило ужасные игры, проводившиеся там много лет назад. Но внимание асасина привлек отряд солдат Борджиа с папским курьером. Мечи их были обнажены, алебарды угрожающе направлены вперед, мерцающие факелы подняты над головами. Солдаты пихали низенького, затравленного на вид, мужика.
- Черт! - выругался Макиавелли. - Это Виницио. Они добрались до него первыми.
Оба ассасина, собираясь воспользоваться элементом неожиданности с большей эффективностью, бесшумно и спокойно приблизились к отряду. До них донеслись обрывки разговора.
- Что у тебя там? - спросил один из стражников.
- Ничего.
- Ты пытался украсть папскую почту из Ватикана?
- Извините, синьор, но вы ошибаетесь.
- Мы не ошибаемся, воришка, - прорычал другой, тыча в мужика алебардой.
- На кого ты работаешь, вор?
- Ни на кого!
- Отлично! Тогда никто не поплачет о тебе.
- Я услышал достаточно, - произнес Макиавелли. - Мы должны спасти его и забрать письма, которые он нес.
- Письма?
- Вперед!
Макиавелли ударил коленями по бокам лошади, та рванула вперед, Макиавелли натянул поводья. Лошадь встала на дыбы, передние ноги замолотили воздух. Одно копыто задело ближайшего стражника, впечатав шлем тому в голову. Солдат упал, как подкошенный. Тем временем Макиавелли развернулся вправо и, свесившись с седла, зло полоснул по плечу солдата, угрожавшего Виницио. Охранник выронил алебарду и упал, завыв от боли и схватившись за раненое плечо. Эцио пришпорил собственного коня, рванул вперед к другим охранникам. Одному он с силой ударил по голове эфесом меча (удар оказался смертельным), а второму всадил клинок промеж глаз. Другой солдат был уничтожен из-за своей невнимательности. Отвлекшись на внезапную атаку, он забыл про Виницио, который схватился за древко его алебарды и редко дернул на себя. Кинжал Виницио вонзился в глотку солдата. Охранник с клокочущим звуком упал на землю, в легкие хлынула кровь. В очередной раз элемент неожиданности сыграл на руку ассасинам. Люди Борджиа явно не привыкли, чтобы им оказывали такое сопротивление. Виницио, не теряя времени, указал на главную дорогу, ведущую к центральной площади. По ней скакала лошадь курьера, - всадник привстал в стременах, призывая животное ехать быстрее.
- Дай мне письмо. Быстро! - приказал Макиавелли.
- Но я не сумел забрать его, оно у курьера, - возразил Виницио, указывая на убегающую лошадь. - Они отобрали его у меня.
- Догони его! - крикнул Макиавелли Эцио. - Любой ценой забери это письмо и принеси мне, в полночь, к термам Диоклетиана! Я буду ждать.
Эцио рванул в погоню.
Поймать курьера оказалось легче, чем вора. Конь Эцио был лучше лошади курьера, к тому же противник не был бойцом. Эцио с легкостью выбил его из седла. Эцио не хотелось его убивать, но он не мог допустить, чтобы курьер сбежал и поднял тревогу. «Покойся с миром», - прошептал ассасин, перерезая ему горло. Не читая письма, он убрал его в поясную сумку и хлопнул лошадь курьера по крупу, надеясь, что она сама отыщет дорогу в родную конюшню. Эцио оседлал своего коня и отправился к термам Диоктелиана.
Вокруг стояла почти кромешная тьма, лишь кое-где на стенах висели факелы, разгоняющие мрак. По пути к термам Эцио пришлось пересечь большой участок пустоши. На полпути конь встал на дыбы, заржал от страха. Эцио услышал леденящий сердце волчий вой. Но все-таки чем-то он отличался от обычного воя. Он звучал так, словно его имитировали люди. Эцио заставил коня пойти в темноту.
Но времени, чтобы задуматься над странным происшествием у него не было, Эцио добрался до пустынных терм. Макиавелли еще не появился - без сомнения, опять пропадал на одном из своих секретных заданий в городе... И тут...
Из-за холмиков и кустов, покрывающих развалины древнеримского города, появились фигуры, окружили ассасина. Они выглядели дико, и вряд ли были людьми, если судить по внешнему виду. Они стояли прямо, но уши у них были длинные, вместо лица - морда, вместо рук - лапы, сзади хвосты. Тела их были покрыты грубой серой шерстью. Глаза, казалось, мерцали красным. Эцио судорожно втянул воздух - что это за дьявольские отродья? Он быстро окинул развалины взглядом. Его окружало не меньше десятка этих волколюдов. Эцио снова обнажил меч. Похоже, хорошие деньки не окончились.
С рычанием и воем, подобными волчьим, создания напали на ассасина. Когда они приблизились, Эцио понял, что это были обычные люди, но они, казалось, были безумны, словно находились в некоем священном трансе. Их оружием были длинные острые когти, вшитые в кончики перчаток. Они полоснули по ногам и бокам лошади, надеясь, что та сбросит Эцио.
Меч наводил на них страх. Казалось, что под волчьей шкурой у них нет ни кольчуги, ни какой иной защиты, поэтому Эцио успешно атаковал их мечом. Он резанул по локтю одного из существ, и оно отползло в сторону, ужасно воя в темноте. Эцио показалось, что странные создания скорее агрессивны, нежели умелы - их оружие не могло даже сравниться с мелькающим клинком Эцио. Он шагнул вперед, расколов голову одному и выбив левый глаз другому. Оба волколюда упали на месте, смертельно раненные Эцио. Другие волколюды передумали атаковать ассасина. Они растаяли в темноте, в котловинах и пещерах, в которые превратились заросшие руины терм. Эцио погнался за ними, ударил по бедру одного из потенциальных противников, другой попал под копыта лошади, сломав спину. Догнав шестого, Эцио пригнулся, развернулся на месте и резанул по солнечному сплетению, кишки врага вывалились на землю. Противник запнулся о них, упал и скончался.
Всё стихло.
Эцио успокоил коня, сел и привстал в стременах. Острые глаза вглядывались в темноту, уши ловили каждый звук, источник которого глаз определить не мог. Ему показалось, что он слышит чье-то приглушенное дыхание недалеко от себя, но ничего не увидел. Он заставил коня идти шагом и бесшумно проехал туда, откуда доносился звук.
Он шел из темноты небольшой пещеры, образованной из обвалившейся арки, увитой растениями и сорняками. Спешившись и привязав коня к какому-то пню, Эцио испачкал лезвие грязью, чтобы оно не блестело и не выдало его местоположения, а потом медленно стал пробираться вперед. В какой-то короткий миг ему показалось, что в глубине пещеры он заметил мерцание факела.
Над его головой пронеслись летучие мыши и скрылись в ночи. В пещере воняло их пометом. Невидимые насекомые и еще какие-то существа с шумом бросились от него врассыпную. Проклиная их за произведенный шум, который показался ему громом, Эцио ждал, чтобы кто-нибудь напал на него из засады (если она, конечно, была). Никто не появился.
Потом он снова увидел пламя и услышал, в этом он мог бы поклясться, слабый скулеж. Пещера оказалась меньше, чем можно было предположить по упавшей арке. Эцио увидел длинный изогнутый коридор, который, почти незаметно сужаясь, уводил во мрак. Когда он завернул за угол, то увидел, что мерцающее пламя превратилось в небольшой костер. В его свете ассасин разглядел сгорбленную фигуру.
Воздух здесь казался свежее. Скорее всего, в потолке были дыры, незаметные снизу. Это объясняло, почему горело пламя. Эцио замер, следя за происходящим.
Скуля, существо потянулось левой рукой (тощей, грязной, очень костлявой) к костру и вытащило из пламени железный прут. Один его конец был раскален докрасна. Дрожа, существо прижало раскаленный конец к обрубку другой руки, стиснув зубы, чтобы не закричать, словно пыталось прижечь рану.
Эцио удалось искалечить волколюда!
Когда внимание волколюда обратилось исключительно на боль в руке, Эцио рванул вперед. Он практически опоздал - существо было быстрее его и почти ускользнуло, но кулак Эцио сомкнулся вокруг здоровой руки создания. Это было нелегко. Конечность оказалась липкой и противной, а зловоние, исходившее от создания, было просто омерзительным, но Эцио держал крепко. Задерживая дыхание и отшвырнув в сторону железный прут, Эцио процедил:
- Твою мать, кто вы такие?
- Рррр, - раздалось в ответ.
Эцио грубо ударил его по голове кулаком в тяжелой перчатке. Рядом с левым глазом потекла кровь, волколюд застонал от боли.
- Кто вы? Отвечай!
- Гррр, - в приоткрытом рту показались обломанные серые зубы, а запах, шедший оттуда был таким, что вонь от пьяной шлюхи показалась бы ароматом розы.
- Говори! - Эцио приставил меч к культе и повернул его. Он не собирался возиться с этим ничтожеством, его больше беспокоила лошадь.
- Агрррх, - на этот раз это был крик боли. Затем из нечленораздельного рычания он разобрал слова, произнесенные грубым, хриплым голосом - на отличном итальянском.
- Я последователь Секты Волков.
- Секты волков? Что это еще за хрень?
- Скоро узнаешь. То, что ты сделал сегодня...
- Заткнись, - Эцио крепче стиснул руку врага и переместился ближе к костру, чтобы оглядеться по сторонам. Он увидел, что находится в куполообразной комнате, которую, возможно, выдолбили под землей намеренно. Обстановка была скудной - два стула, грубый стол с какими-то бумагами, прижатыми камнем.
- Мои братья скоро вернутся, и тогда...
Эцио подтащил его к столу и, указывая мечом на бумаги, спросил:
- А это? Что это такое?
Мужчина посмотрел на него и сплюнул. Эцио приблизил клинок к окровавленному обрубку.
- Нет! - завопил волколюд. - Только не снова!
- Тогда говори!
Эцио бросил взгляд на бумаги. Когда придет время их забрать, ему придется на краткий миг отложить меч. Кое-что из написанного было на итальянском, кое-что на латыни, но встречались и незнакомые символы. В них было что-то знакомое, но расшифровать их Эцио не мог.
Потом он услышал шорох, доносившийся от входа. Глаза волколюда сверкнули.
- Это наша тайна, - произнес он.
В этот самый момент в комнату, рыча и царапая воздух стальными когтями, заскочили еще двое существ. Тот, кого держал Эцио, рванул к ним, но Эцио успел перерезать ему горло. Отрезанная голова покатилась к его товарищам. Эцио перепрыгнул на другую сторону от стола, схватил документы и швырнул стол во врагов.
Костер потух. Нужно было вновь помешать угли, добавить дров. Глаза Эцио напряженно высматривали двоих волколюдов. Они напоминали две серые тени. Эцио отступил в темноту, спрятал документы под рубашку и притаился.
Возможно, волколюды обладали безумной силой, но они не умели с ней обращаться (если не считать умения пугать людей до смерти). Поэтому они не смогли сохранять тишину и двигаться молча. Больше полагаясь на уши, чем на глаза, Эцио обошел их по кругу, прижимаясь к стенам, пока не понял, что стоит за их спинами. Волколюды по-прежнему считали, что он находится в темноте перед ними.
Больше нельзя было терять время. Ассасин вложил меч в ножны, обнажил скрытый клинок, а потом, словно настоящий волк, приблизился со спины к одному из противников. Схватить его, и перерезать глотку было делом нескольких секунд. Волколюд умер мгновенно и бесшумно, Эцио, сохраняя тишину, опустил тело на пол. Эцио решил попытаться взять одного живым, но времени для допроса не оставалось. В темноте могли скрываться другие, а Эцио не был достаточно уверен, что его сил хватит на еще один бой. Ассасин ощущал панику человека, и это чувство подтвердилось, когда волколюд вышел из образа волка и с тревогой в голосе позвал в темноту: "Сандро?"
Этот вопрос выдал его местонахождение в темноте. Эцио уже собирался подойти к цели и в очередной раз перерезать горло, когда волколюд обернулся, безумно молотя когтистыми руками перед собой. Он мог видеть Эцио во мраке, но ассасин помнил, что под их маскарадными костюмами нет никакой брони. Он убрал скрытый клинок и вонзил большой тонкий кинжал с зазубренными кромками на лезвии в грудь врага. В открытой ране были видны сердце и легкие, а потом последний волколюд рухнул лицом вперед, в костер. Запах жженых волос и горелой плоти чуть не вывернул Эцио наизнанку, но он отпрыгнул подальше и, борясь с подступающей паникой, так быстро, как только мог, направился к свежему ночному воздуху.
Волколюды не тронули лошадь. Возможно, они были слишком уверены в том, что им удастся его захватить, потому и не стали тратить время на то, чтобы убить лошадь или прогнать ее. Он отвязал животное и понял - его трясет так, что он вряд ли сможет ехать верхом. Поэтому он взял поводья и пошел обратно к термам Диоклетиана. Уж лучше бы Макиавелли был там, и уж лучше бы он, Эцио, был хорошо вооружен. Бога ради, если бы у него все еще был пистолет из Кодекса! Или хотя бы одна из пушек, которые Леонардо сконструировал для своего нового хозяина. Но Эцио был доволен, осознавая, что он по-прежнему может сражаться и побеждать, используя лишь свой ум и опыт - две вещи, которых его никто не мог лишить. По крайней мере, до тех пор, пока его не поймают и не запытают до смерти.
На обратном пути он не терял бдительности ни на мгновение. Он обнаружил, что шарахается от каждой тени - этого не случилось бы с ним, будь он моложе. Мысли о безопасном пути назад, к термам, не принесла успокоения. Что, если там его ждет еще одна засада? Что, если эти создания застали врасплох Макиавелли? Знал ли сам Макиавелли о Секте Волков?
Кому теперь предан Макиавелли?
Он дошел до сумрачных, огромных развалин - памятник прошлому веку, когда Италия правила миром, в безопасности и покое. Сперва он не увидел никаких признаков жизни. Макиавелли сам вышел из-за оливкового дерева и спокойно его поприветствовал:
- Ты опоздал.
- Я приехал раньше тебя. Но меня... отвлекли.
- О чем ты?
- О шутниках в маскарадных костюмах. Знакомо?
Глаза Макиавелли проницательно блеснули.
- Одетые как волки?
- Ты знаешь о них.
- Да.
- И почему же предложил встретиться здесь?
- Ты думаешь, что я..?
- А что мне еще думать?
- Дорогой Эцио, - Макиавелли шагнул вперед. - Уверяю тебя, святостью Кредо, что я понятия не имел о том, что они тоже будут здесь. - Он помолчал. - Но ты прав. Я хотел встретиться в месте, где не будет людей, не осознавая, что они тоже могут выбрать это место.
- Особенно, если их предупредили.
- Ставишь под сомнение мою честь..?
Эцио нетерпеливо отмахнулся.
- Хватит, - проговорил он. - Нам еще много предстоит сделать вместе, не будем ссориться. - По правде говоря, Эцио знал, что в данный момент он должен верить Макиавелли. До сих пор у него не было причин, чтобы усомниться в нём. Но в будущем он, Эцио, не будет открывать свои карты столь поспешно. - Кто они? Или что?
- Секта Волков. Иногда они называют себя Последователями Ромула.
- Нам не стоит убраться отсюда? Я захватил кое-какие из их бумаг, эти твари могут попытаться забрать их обратно.
- Сперва скажи, удалось ли тебе добыть письмо, и что еще с тобой случилось? Ты выглядишь так, словно поучаствовал в нескольких битвах, - сказал Макиавелли.
Когда Эцио рассказал ему обо всем, его друг улыбнулся.
- Я сомневаюсь, что они вернутся сегодня. Мы оба опытные и хорошо вооруженные бойцы. Похоже, ты здорово их потрепал. И это взбесит Чезаре. Видишь ли, хоть у нас пока еще немного доказательств, мы считаем, что они на службе у Борджиа. Это группа ложных язычников, которые уже несколько месяцев наводят на город ужас.
- Почему они это делают?
Макиавелли развел руками.
- Политика. Пропаганда. Надежда, что люди попросят о защите Папу, и, в свою очередь, поклянутся ему в преданности.
- Весьма удобно. Но, может, все-таки покинем это место? - Эцио неожиданно и с удивлением ощутил страшную усталость. У него болела душа.
- Они не вернутся сегодня. Я не умаляю твое мужество, Эцио, но волколюды не бойцы, и тем более не убийцы. Борджиа используют их как доверенных посредников. Но их основная работа состоит в том, чтобы пугать людей. Это бедные, введенные в заблуждение люди, которым Борджиа «промыли мозги», дабы те работали на них. Они считают, что новые хозяева помогут им заново отстроить Рим. Таким, каков он был при основателях, Ромуле и Реме. Их, младенцами, вскормила волчица.
- Я помню легенду.
- Для волколюдов это не легенда. Но они - опасное орудие в руках Борджиа. - Он немного помолчал. - Теперь, письмо! И те бумаги, что ты захватил из их логова. Кстати, ты правильно поступил.
- Если, конечно, они полезны.
- Посмотрим. Дай мне письмо.
- Держи.
Макиавелли поспешно сломал печать и развернул пергамент.
- Черт, - пробормотал он. - Зашифровано.
- О чем ты?
- Кое-кто уверял меня, что это будет обычный текст. Виницио был одним из моих агентов у Борджиа. Он сказал, что уверен в этом. Глупец! Они передают зашифрованную информацию. Не зная кода, мы ничего не поймем.
- Может бумаги, которые я принес, помогут?
Макиавелли улыбнулся.
- Иногда, Эцио, я благодарю Бога, что мы с тобой на одной стороне. Давай посмотрим!
Он быстро пролистал бумаги, которые захватил Эцио, и его нахмуренное лицо просветлело.
- Ну, как, удачно?
- Думаю... возможно... - он прочитал еще что-то, на лбу появились морщины. - Да! Ради Бога, да! Думаю, это оно! - Он хлопнул Эцио по плечу и рассмеялся.
Эцио тоже засмеялся.
- Вот видишь? Порой логика - не единственный способ выиграть войну. Удача тоже играет свою роль. Пошли! Ты говорил, что в городе у нас есть союзники. Пошли! Покажешь их мне!
- Следуй за мной!
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.