.RU

Глава 11. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ЧУВСТВА ЭЛИТАРНОСТИ - В профессиональном и личностном самоопределении

Глава 11. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ЧУВСТВА ЭЛИТАРНОСТИ


^ 11 Л. Аналоги перераспределения благ в мире животных


Можно привести аналоги перераспределения агрессивности и чувства удовлетворенности различных потребностей в мире животных. Например, известно, что агрессия передается по иерархической цепочке — вниз, в частности, у голубей более «высокопоставленная» особь клюет менее «высокопоставленную», далее агрессия передается еще менее высокопоставленной и т.д., пока самая последняя в общей иерархии особь не клюнет землю, примечательно, что у отверженных особей накапливается чувство подавленности, поэтому они чаще болеют и быстрее умирают (см. Дольник, 1994).
Похожие явления происходят и в человеческом обществе, когда, например, накопившаяся энергия стресса находит свой выход на близких людях, родственниках или подчиненных... Правда, у людей психофизиологические механизмы таких энергетических «обменов» часто дополняются собственно социальными и психологическими механизмами, иногда граничащими с откровенной («глубокой») психиатрией...

^ 11.2. Социально-экономические аналоги перераспределения благ


Можно привести и некоторые социально-экономические аналоги перераспределения материальных ценностей между людьми, в частности, взгляды К. Маркса на «отчуждение труда от капитала». Общая логика рассуждений К. Маркса следующая.
1. В процессе «живого труда» создается «продукт», который всегда можно выразить в «стоимости» на «рынке» товаров и услуг. Сама стоимость продукта труда (вы-
159
раженная в деньгах и капитале) представляет из себя уже «абстрактный труд».
2. Абстрактный (овеществленный, опредмеченный в виде стоимости, денег и капитала) труд может существовать независимо от человека, фактически создавшего эту стоимость.
3. При этом создается стоимость, необходимая для поддержания жизни работника, а также «прибавочная стоимость», которую владелец средствами производства и, соответственно, владелец труда работника может присваивать себе, создавая, таким образом, свой «капитал».
4. Следовательно, другие люди, не участвующие в создании самого продукта труда, могут присваивать саму эту стоимость, т.е. присваивать результаты труда данного человека-труженика.
5. Это присвоение возможно либо в результате активности (и даже проявления талантов) другого человека, либо в результате приобщения этого другого человека к несправедливым механизмам перераспределения богатства (капиталов), например, получение сверхвысоких процентов, получение богатого наследства, использование недостатков законодательства и т.п.
6. Таким образом, результаты труда просто «отторгаются» от самого человека-труженика.
К сожалению, К. Маркс так и не ответил на вопрос, а ради чего человеку вообще нужны.капиталы (?)... Он лишь приблизился к психологическому пониманию смысла капитала, увязав главный результат труда с «созиданием свободного (нерабочего) времени» как главном условии «активного бытия человека» и «пространства его развития».
При этом К. Маркс отмечает, что, «с точки зрения непосредственного процесса производства, сбережение рабочего времени можно рассматривать как производство основного капитала, причем этим основным капиталом является сам человек». Но далее К. Маркс пишет, что «в капиталистическом обществе свободное время одного класса создается посредством превращения всей жизни масс в рабочее время» (Маркс, Энгельс, Ленин, 1984). Недаром еще Ф.Ницше говорил, что «тот, кто не может располагать двумя третями дня лично для себя, должен быть назван рабом» (В поисках смысла. 1998. С. 274).
Таким образом, человек реально может не только производить товары и создавать капитал, но и «производить» посредством этого чувство собственного достоинства, значимости собственной жизни, а в идеальных вариантах — и чувство элитарности, что также может несправедливо «отчуждаться» от человека.
Как и в случае отторжения результатов труда, так и в случае отторжения чувства гордости за выполненную работу существует целая система «обоснования» «справедливости» такого положения (через средства массовой информации, через различные «теории элит»1 и т.п.). Эта система обоснования также является частью общего механизма перераспределения капиталов (и по аналогии с ним чувства собственного достоинства, а в идеальных вариантах — и чувства элитарности).
1 В основе социально-политических теорий элитарности лежат представления о власти. Среди основных теорий элитарности выделяются: теория «правящего класса» Г. Моски; теория «циркуляции элит» В. Па-рето;теории «баланса элит» Дж.Голбрейса, Р. Арона; теория Д. Рисмана, где утверждается тезис о «множественности элит»; представление о «властвующей элите» финансовых, политических и военных кругов Р. Мил-лса и др. (см. Ашин, 1966;'Коровин, 1977; Фролова, 1995).
Чтобы хоть как-то обосновать элитные различия между людьми, в различные Культурно-исторические эпохи возникали (и возникают) «теории обоснования элиты», среди которых можно выделить (см. Ашин. 1966. С. 26—56): а) «харизматическое» обоснование элиты: лидер — от Бога; лидер — харизматик не делает ошибок, эти ошибки так же священны, как и сам лидер, «магия» лидера...(Ф. Аквинский, М. Вебер, Э. Леде-рер); б) биологическое обоснование: элита — это «цвет расы», а массы — это нечто безликое (С. Дарлингтон, Р. Уильяме, Г. Кон); в) психологические обоснования: масса должна подражать элите (Л. Бернард), элита — это люди, обладающие качествами, которые «рассматриваются как ценности в данную эпоху развития культуры» (Дж. Джиттлер), имеется подсознательная жажда большинства людей иметь лидера, чтобы быть ведомыми, чтобы подчиняться власти (М. Гинсберг); г) технологическое обоснование: интересно, что если в XIX веке на первое место выдвигалась «предпринимательская инициатива», то в XX веке — «организаторские способности»; еше в 20-е годы Т. Веблен призывал установить власть инженеров — «технократию» (сейчас это считается «примитивным романтизмом», сейчас элита — это менеджеры...); д) историческое обоснование: элиты, разделение людей на высших и низших в истории было всегда (А. Грин, Ж. Лакруа).
6. Заказ №3650

^ 11.3. Аналоги перераспределения энергии в био-энер-го-информационных подходах. Образ «элитовампира»


Можно привести аналоги перераспределения энергии в био-энерго-информационных подходах, что позволит несколько переосмыслить их с позиций психологии элитарности (и механизмов перераспределения ощущений собственной значимости) и даже по-новому взглянуть на проблему так называемых «энерговампиров».
Например, И.Е. Чернозубов считает, что «задача энерговампиров вывести вас из равновесия, вызвать раздражение, скандал, в результате чего биополе становится в некоторых зонах более слабым», причем к энергетическим вампирам он относит и любителей «передовой моды», чья «вызывающая одежда, ее необычная расцветка и форма вызывают у окружающих раздражение, обильный выброс энергии, которую легче всего получить» (Чернозубов, 1996. С. 31—37). Действительно, разве многие модницы в ходе своеобразных «психологических дуэлей» не пытаются доказать другим подобным модницам свое превосходство, свою более элитную «галантерейную» привлекательность?
В предлагаемом нами механизме «оттягивания элитарности» ощущение собственной избранности (аккумулирующей несостоявшиеся мечты обычных людей — массы) для многих «элитных» людей намного важнее, чем просто деньги, власть или комфорт... В результате такое стремление для какого-то уже «элитовампира» является главной ценностью и регулятором его жизни...

^ Можно также выделить условия эффективности «элитовампира» и основные способы защиты от него:


1. Во-первых, должна быть одинаковая система ценностей, что часто способствует включению в «игру», в «психологический поединок», который возможен лишь при обоюдном принятии и стремлении к данным ценностям (к данному выигрышу).
Такие единые ценности, в том числе и единый элитарный идеал как общую ценность для людей, вступивших в «психологический поединок», можно было бы назвать «эмоциональным стереотипом элитарности», которые выступают как своеобразная «разменная монета», как некий «приз», который можно как-то понять и, главное, — прочувствовать.
Этот эмоциональный стереотип элитарности в чем-то близок к «психологическим купонам», которые как бы предписывают человеку, «что надо чувствовать при наступлении любых жизненных трудностей: оскорбление, вину, испуг, торжество и т.п.», выделенным Э. Берном (Берн, 1988. С. 247). Но особенность выделенного нами образного понятия в том, что оно представлено в сознании участников психологического поединка как главный «приз превосходства» или же как «символ приближенности к кругу избранных, сильным мира сего» и т.п. Подробнее об «эмоциональных стереотипах элитарности» — в следующем разделе данной главы (см. раздел 4 главы 14).
2. Во-вторых, должны быть общие правила взаимодействия (единая «коммуникативная игра»), без которых «психологический поединок» также маловероятен: в ситуации, когда один играет в «теннис», а другой — в «футбол», победителей не бывает.
Соответственно, для того, чтобы не стать жертвой «элитовампира», важно иметь свою (непонятную для непосвященных) систему ценностей, уметь быть независимым от «эмоциональных элитарных стереотипов», а также не поддаваться на любые коммуникативные игры (не принимать безоговорочно правила игры потенциального «элитовампира»). Используемое нами понятие «эли-товампир» не имеет никакого отношения к традиционно понимаемым в мистике «вампирам» и является скорее полушутливым (уж слишком много «серьезного» за последние годы «сотворено» в психологии самоопределения).
Заметим, что некоторые психологи уже используют близкие по своему смыслу метафоры. В частности, М.Е. Литвак написал даже книгу под названием «Психологический вампиризм», где рассматриваются различные варианты «перекачивания психологической энергии» (основанные больше на известной схеме трансак-ционного анализа Э. Берна), а также выделяются и описываются разнообразные типы «психологических вампиров» (Литвак, 1999). В нашем случае идея «психологического вампиризма» носит более конкретный характер и связана с «перекачиванием» («отторжением», «оттягивванием») чувства собственного достоинства, называемым нами «чувством (или ощущением) элитарности».

^ 11.4. «Эмоциональные стереотипы» элитарности


Эмоциональный стереотип элитарности также выступает своеобразной «валютой», позволяющей совершать сделки, торговаться, накапливать свои чувства в запас, а также просчитывать, прогнозировать исход того или иного поединка за обладание элитным превосходством. В своей основе «эмоциональный стереотип элитарности» имеет внешние символы элитарности, которые и определяют его «силу» в психологическом «поединке».
Таким образом, часто единые внешние символы элитарности (как ценности) и основанные на них «эмоциональные стереотипы элитарности» во многом предопределяют исход таких «поединков», поэтому люди либо стремятся побольше приобрести символов элитарности (и, соответственно, увеличить потенциальную силу своего «стереотипа»), либо построить свою систему ценностей, и тогда «психологическая дуэль» во многом потеряет смысл («ничего не понимающая жертва» «элито-вампира» просто не поймет и не воспримет его притязания).
^ Нарушение эмоциональных элитарных стереотипов обычно жестоко осуждается. Например, многим хорошо знакомы ситуации, когда новичка в каком-либо коллективе (особенно подростковом) первоначально проверяют именно на наличие (или отсутствие) собственного достоинства. Самым любимым «развлечением» в примитивных сообществах является не столько физическая или даже финансовая дискриминация, а именно «моральное уничтожение» человека, когда ему «объясняется», какое место он должен занимать (и «не высовываться»). Больше всего возмущают различного рода «тиранов», когда в их присутствии кто-то «осмеливается» проявлять большее достоинство или большую радость, счастье, поскольку часто принято считать, что «счастливее всех (!)» должен быть именно тиран (лидер, признанная очаро-вашка, человек, находящийся в «особых» отношениях с кумиром толпы, супербогач, начальник и т.п.).
Фактически «эмоциональные стереотипы элитарности», основанные на одобрении/или неодобрении «внешних символов элитарности», и являются аналогом «денег» в экономических системах, а их накопление и использование в своей жизни может рассматриваться как своеобразный аналог «капитала».
Получается, что сами деньги (как разновидность внешних символов элитарности) при психологическом рассмотрении превращаются скорее в товар, которому еще должна быть определена его «психологическая стоимость» в зависимости от того, кто определяет. Например, для гордых и внутренне независимых людей деньги (как экономическая категория) являются второстепенной ценностью (психологическая стоимость невысокая), тогда как для людей алчных и стандартизированных массовыми предрассудками деньги часто выступают как высшая ценность, и психологическая стоимость их достаточно высока. В последнем случае отсутствие денег (как внешних символов элитарности) может очень сильно переживаться элитарно-ориентированным человеком.
^ Важнейшей характеристикой «эмоционального стереотипа элитарности» является его постоянная изменчивость. Он меняется в зависимости от ситуации, например, в компании, где собрались представители настоящей элиты, человек будет вести себя иначе, чем в компании простых людей, т.е. даже стереотип имеет свои варианты на разные случаи (если сравнивать это с деньгами как экономической категорией, то рубль в России — это не то же самое, что рубль в США).
«Эмоциональный стереотип элитарности» развивается вместе с развитием личности. В своих наиболее развитых, высших вариантах он почти исчезает, как бы освобождая человека для реального проявления творчества и достоинства (немыслимых для человека, «стандартизированного» стереотипами массового сознания, в том числе и различными эмоциональными стереотипами поведения). Если и здесь провести аналогию с деньгами, то рубль в Российской Федерации периода «демократических реформ» сильно отличается от рубля в СССР (правда, здесь уместнее говорить уже не о развитии, а о деградации).
Так же, как деньги, эти чувства («эмоциональные стереотипы элитарности») представляют некоторое
ограниченное «пространство» («оптимум элитарности»),
ведь и «пространство» капитала не безгранично, иначе бы капитал просто обесценился. Например, Дж. Хо-манс, рассматривая социальное поведение как «обмен» материальными (деньгами) и нематериальными (знаками одобрения, престижа) ценностями, отмечает, что чем «больше человек приобретает, тем менее ценна для него каждая дополнительная единица этого качества» (Хо-манс, 1984. С. 85). Он отмечает далее, что «статусная конгруэнтность группы» возможна тогда, когда реализуется «равновесие или баланс между обменами»; когда человек, стремящийся к своей выгоде, «следит за тем, чтобы никто из его группы не получал большей выгоды», а сама «стоимость и ценность того, что он отдает и получает, меняются в зависимости от количества того, что он отдает и получает». При этом «стоимостью» является то, что человек отдает (например, свою ответственность), «вознаграждением» — то, что он получает в результате обмена (например, деньги, знаки одобрения или престижа), а само его поведение «меняется в меньшей степени, если «выгода», т.е. вознаграждение, за вычетом стоимости сохраняет максимальное значение» (Хоманс, 1984. С. 89-90).
^ Вели какая-то элитарная ценность (или идеал) будут слишком сильно эксплуатироваться, то произойдет некоторое «пресыщение» «рынка» такого рода ценностей, и они вообще перестанут быть «ценностями» для многих людей, стремящихся к особому, т.е. редкому, труднодоступному чувству. Значимость людей, которые не сумели сориентироваться в изменившейся конъюнктуре психологического «рынка» (рынка элитарности), быстро снизится в глазах окружающих обывателей.
Например, нечто подобное происходит с такими понятиями, как «добро», «справедливость» «совесть», «интеллигентность», поскольку от слишком частого употребления, а также от явной дискредитации этих понятий людьми, никакого отношения ко всему этому не имеющими (откровенными негодяями и прохиндеями, притворяющимися «добрыми», «благородными» и т.п.), эти понятия также начинают терять свое исходное значение и даже приобретают ироничный оттенок.
Таким образом, «экономические» модели оказываются вполне состоятельными при психологическом рассмотрении элитарности и механизмах перераспределения чувства элитарности между различными людьми. К счастью, чувство подлинной элитарности подчиняется другим, более сложным закономерностям, когда более приоритетным становится не столько «оттягивание» этого чувства у других, а, наоборот, щедрое взаимоодаривание, взаимообогащение этим чувством близких по духу людей.
^ Психологическая (и даже консультационная) проблема заключается в том, что чувство элитарности не всегда является результатом действительно творческого и общественно-полезного труда и от консультанта (профконсу-льтанта, психотерапевта) иногда ждут помощи и содействия в построении (или «обосновании») такой карьеры, когда при сравнительно небольших душевных и интеллектуальных затратах хочется получить от жизни все или хотя бы больше, чем получают всякие там «дураки», «быдлы», «лентяи» и т.п.
Например, критикуя современных американских «отсталых педагогов», Р. Миллс пишет: «Они не являются активными глашатаями норм и образцов высокой культурной жизни и интеллектуальной разборчивости. Вместо этого они часто преподносят учащимся пустяки и пошлости, относящиеся к ловким приемам достижения успеха на профессиональном поприще и к искусству «приспособления к жизни», т.е. к растительной жизни стандартных людей» (Миллс, 1959. С. 426).
Проблема самоопределения и стремления к элитарному идеалу превращается прежде всего в нравственную проблему^ осложняющуюся тем, что, с одной стороны, человек хочет жить хорошо (богато, сытно, ярко), но, с другой стороны, хочется прожить свою жизнь самобытно, неповторимо, достойно, личностно, т.е. не по стандарту, не в качестве чьей-то «тени»... Но такая более творческая и достойная жизнь предполагает не столько «оттягивание» чувства собственной значимости (в идеале — элитарности) у других людей (или иное его «перераспределение»), сколько собственное творчество по производству этого чувства у самого себя, т.е. подлинную элитарность.
Поэтому необходимо специально рассматривать возможные пути стремления к элитарному идеалу, включающие как «эксплуататорские» ориентации, близкие к только что рассмотренному «оттягиванию чувства элитарности», так и другие, более достойные варианты.

^ 11.5. Социально-психологические аналоги возникновения чувства элитарности


То, что можно перераспределять и даже «оттягивать» чувства и ощущения, прекрасно показано в примере, приведенном Ю.Б. Гиппенрейтер, которая предложила представить «гипотетического марсианина», разглядывающего людей через особые фильтры: «...если бы он мог посмотреть на людей через воображаемые «фильтры», то увидел бы, что они «наполнены какими-то состояниями: гневом, радостью, ненавистью, восторгом, и что

эти

состояния распространяются

на другие массы, заражают

их, влияют

на

их функционирование» (Гиппенрейтер, 1988. С. 223). Одним из таких состояний вполне может быть и чувство собственной значимости (чувство элитарности), которое также определенным образом перераспределяется между людьми.
Мы уже упоминали книгу М.Е. Литвака «Психологический вампиризм», где также делается попытка обосновать идею «перекачивания психологической энергии» от одного человека к другому в различных жизненных ситуациях (см. Литвак, 1999).
«Оттягивание элитарности» близко к «эксплуататорской ориентации», когда человек стремится заполучить благо, принадлежащее другому человеку, — по Э. Фромму (1992) или к коммуникативным «играм», когда люди выясняют свое превосходство и утверждают свою «родительскую позицию», — по Э. Берну (1988). Кроме того, такое «оттягивание» имеет много общего с механизмами перераспределения (изъятия, отчуждения) денег, описанными еще К. Марксом.
Как считают некоторые социологи,

в

основ'е ранних стратификации общества лежит неравенство не столько материальное, сколько «энергетическое». По мнению П.Л. Белкина, «стратегические ресурсы» первобытного общества — это родовая, магическая по своей природе сила («могущество»). «Там, где буржуазия стремится к получению прибавочной стоимости, а дворянство — к присвоению земельной ренты, вожди-аристократы собирают «дань уважения». Престиж в рамках так называемой престижной экономики есть не что иное, как

«при-


168
бавочная личность» (цит. по Афанасьеву, 1996. С. 11 — 12). Таким образом,

аристократы фактически

«оттягивают» дань уважения, а сам престиж это и есть некий аккумулятор уважения («прибавочных личностей»)...

^ 11.6. Правомерность использования «экономических» категорий при рассмотрении элитарных ориентации


О правомерности такого «уточнения» элитарности говорит и то, что другие авторы при рассмотрении блиа-ких понятий также позволяют себе использовать «экономические» категории.
Например, Э. Берн, рассматривая эмоциональные предпосылки иллюзий и соответствующих им жизненных сценариев, говорит о специфических «психологических «купонах», которые являются своеобразной «валютой» трансакционногорэкета». При этом «психологические «купоны» чаще всего используются так же, как и коммерческие», — считает Э. Берн (Берн, 1988. С. 247). «Те, кто ждет Санта Клауса, обычно собирают комплименты, подтверждающие их хорошее поведение или «муки», чтобы возбудить к себе сострадание, — отмечает далее Э. Берн. — Те, кто ждет смерти, «коллекционируют» «купоны» вины, как бы играя со смертью, чтобы показать, что встретят ее с благодарностью. Иллюзии можно сравнить с магазинами, в которых обмениваются «купоны»... (Берн, 1988. С. 253).
Примечательно, что А.Менегетти, рассуждая о воздействии современной рекламы на личность, фактически также использует экономические категории: «...витрины обворовывают эстетический и духовный мир всех прохожих, они открыто провоцируют, призывая людей зайти и обменять на какой-нибудь товар часть своего достоинства» (Менегетти, 1996. С. 43).
Как отмечала К.Хорни, «мы живем в культуре соперничества и индивидуалистичности», когда одной из задач психолога является «оценить ту личную цену», которую люди вынуждены платить за экономические и технические достижения нашей культуры (Хорни, 1982. С. 103). сомневаются в эффективности тестовой оценки человека: «Я предпочитаю определять коэффициент интеллектуальности не с помощью тестов, а по выражению лица, — пишетВ.П.Зинченко, — несмотря на огромные усилия по установлению валидности тестов, многие из них так и остаются инвалидными» (Зинченко, 1995. С. 15).
Таким образом, реальность такова, что не только обыватели, но и специалисты-психологи со всякими оговорками и «расшаркиваниями» стремятся определить «цену» тому или иному человеку. Да и сами люди часто интересуются, «сколько же они на самом деле стоят», «насколько годятся они к такому-то и такому-то делу»... и все это для того, чтобы, зная «себе цену», не «продешевить» на «рынке личностей»... Более того, у многих людей есть даже тенденция к «завышению» своей реальной «цены» (чтобы получить максимальный «психологический выигрыш»), как и в случае традиционного бизнеса, также ориентированного на максимальную прибыль... Но, слава Богу, так рассуждают не все люди...
Применительно к проблеме самоопределения и выбора элитарного идеала важно разобраться, на что ориентируется данный человек, на ценность самого труда (создающего возможность появления и развития чувства элитарности) или на организацию для себя условий (с помощью карьеры, связей, неблаговидных поступков, коммуникативных игр и т.п.), приближающих человека к специальным механизмам оттягивания чувства элитарности у других людей. Таким образом, для более полного психологического анализа элитарности как феномена общественной жизни следует специально рассмотреть механизмы перераспределения чувства значимости собственной жизни в ходе жизнедеятельности и взаимодействия разных людей.

^ 11.7. Обобщенная модель взаимообмена чувством элитарности


Ниже предлагается образная модель «оттягивания (перераспределения) элитарности» (см. рис. 3), представленная в виде двух протянутых друг к другу рук (ладоней), которые образованы повернутыми в одну сторону лучами (к человеку, с которым осуществляется взаимообмен) ранее представленной модели «человека-звезды» (см. рис. 2).
Рис, 3. Обобщенная модель взаимообмена чувствами элитарности.
— Номера соответствуют номерам названий лучей-пальцев (см. рис.2 — модель «человека-звезды»).
— Длина пальцев — субъективно понимаемой силе каждого элитного достоинства (пальца-луча).
— Ширина — объективной силе.
— Пунктирный круг — пространство «психологической дуэли».
•— Форма пальцев — степени изначальной открытости, готовности к добру, взаимодействию, близости (закругленные) или агрессивности, направленности на выяснение отношений, готовности к «психологической дуэли» (заостренные).
В зависимости от ориентации взаимодействующих людей обмен ощущениями может носить эксплуататорский характер или быть направлен на совместное переживание (радость) успехов друг друга.

^ 11.8. Элитарность как доступ к механизмам перераспределения чувства собственного достоинства


В качестве

заслуживающего внимания аналога возникновения чувства элитарности (как важнейшего жизненного смысла) можно использовать возникновение денег, капитала,

что также выступает для многих людей высшим смыслом их жизни.
Еще К. Маркс прекрасно показал, откуда берутся деньги и какова их роль в общественной жизни. В частности, К. Маркс писал, что «деньги — это «опредмечен-ный, овеществленный труд», где «всеобщее богатство существует предметно, как действительность» (в противоположность овеществленному труду К. Маркс выделяет «живой труд» как «всеобщую возможность богатства, которая реализует себя в действии» (Маркс, Энгельс, Ленин, 1984. С. 19-20).
При этом сами деньги (и возникающий на их основе капитал) далеко не всегда показывают реальную заслугу данного человека в производстве общественно-полезного продукта (К.Маркс прекрасно показал это на примере «отчуждения труда от капитала»). «Так как деньги в качестве существующего и действующего понятия стоимости смешивают и обменивают все вещи, — отмечает К. Маркс, — то они представляют собой всеобщее смешение и подмену всех вещей, следовательно, мир навыворот, смешение и подмену всех природных и человеческих качеств...»(Маркс, Энгельс, Ленин, 1984а. С. 16).
Но деньги позволяют оперативно перераспределять блага между людьми, к сожалению, далеко не всегда справедливо, и также выступают в качестве важнейшего ориентира для стремящегося к ощущению элитарности человека. Таким образом, человек, обладающий множеством денег, как бы обладает и чужим трудом (затраченным временем, умственными, физическими и душевными усилиями), чувствами, переживаниями, несбывшимися надеждами множества самых разных людей... Обладатель капитала как бы обладает частичками души многих людей...
Но, как отмечал уже Э. Фромм, проблема отчуждения человека от его труда, от выполняемого дела заключается в том, что вместо полноценной личности, где человек и его дело слитны (человек идентичен своему делу), при рыночной ориентации человек превращается в «пустоту, которую можно скорейшим образом наполнить желаемым свойством» в зависимости от потребностей «рынка личностей». «Рыночная личность, — пишет Э. Фромм, — должна быть свободна, свободна от всякой индивидуальности» (Фромм, 1992. С. 79—80).
Однако в психологическом смысле обладание деньгами (капиталом) все-таки приносит многим людям удовлетворение и ощущение значимости собственной жизни (чувство элитарности), а некоторые люди даже используют денежные возможности для реального саморазвития, поэтому социально-экономический уровень рассмотрения проблемы элитарности важен и для понимания некоторых психологических особенностей ощущения элитарности. При рассмотрении проблемы элитарности по аналогии с возникновением денег можно обозначить два основных варианта. В случае подлинной элитарности ценностью для человека является творчество, любовь, достоинство именно как процесс, как неотъемлемая часть жизни человека, наконец, как сама жизнь (аналогично «живому» труду — по К. Марксу или «неотчужденной личности» — по Э. Фромму). В другом случае человек больше ориентируется не на сам процесс творчества и даже не на результаты этого творчества, а на внешнее одобрение его труда, выражающееся в ориентации на внешние символы элитарности (формальная и реальная власть, положение в обществе, привилегии, одобрение и «обожание» часто некомпетентной в данном вопросе массы, предметы роскоши, различные «моды», наконец, на сами деньги и т.п.).
Заметим, что деньги — это всего лишь один из символов элитарности. В этой ситуации само обладание внешними символами элитарности (в том числе и деньгами) создает в сознании даже многих неглупых людей «иллюзию элитарности». Такая иллюзия иногда выполняет психотерапевтическую роль, давая человеку хоть какой-то смысл в его жизни и труде, но часто эта иллюзия просто дезориентирует самоопределяющегося человека, позволяя решать сиюминутные проблемы, но создавая основу для «отчаяния» (по В.Франклу) в перспективе будущего развития. Кстати, одним из вариантов избежать такого отчаяния является отказ от размышлений над подобными вопросами (по принципу: «только бы не поумнеть», «только бы не прозреть»...).
Таким образом, можно сделать вывод, что именно труд (в широком смысле) является одним из важнейших условий формирования и развития чувства собственной значимости человека, а в случае особо выдающихся достижений также условием формирования и чувства элитарности. Но, как и в случае с деньгами, это чувство не всегда испытывают люди, действительно заслуживающие своими деяниями всеобщего уважения и собственной гордости. Поэтому проблема формирования и развития чувства элитарности связана с анализом тех психологических условий и механизмов, при которых данное чувство перераспределяется между людьми, к сожалению, не всегда по реальным заслугам. Но тогда получается, что фактически элитой

называют

не только людей, реально создающих что-то, действительно, достойное и общественно-полезное (а соответственно, и саму возможность появления чувства элитарности), но и людей, которые имеют доступ и владеют психологическими механизмами отчуждения, оттягивания (перераспределения) чувства элитарности от тех людей, которые более достойны таким чувством обладать, но не имеют доступ (или не владеют) этими механизмами отчуждения.
Естественно, можно было бы предположить, что, положив в основу чувство собственного достоинства и рассмотрев механизмы перераспределения этого чувства между людьми уже на психологическом уровне, какой-нибудь «гений» (типа К. Маркса) предложит и модель более совершенного общества. Но тогда сразу возникает множество вопросов. Например, не будет ли такое общество заранее обречено на стагнацию, ведь у людей просто не окажется стимула для того, чтобы утверждать свое достоинство в активной деятельности (а иногда и в борьбе), т.к. все заведомо уже будут уважать друг друга?
Другой вопрос: если чувство собственного достоинства заранее будет «справедливо распределено» между всеми людьми, то как оно вообще будет развиваться у конкретного индивида, ведь в своем развитии (особенно в личностном развитии) человек должен преодолевать множество кризисных моментов? И т.д.
Вероятно, следует исходить из того, что сама идея справедливости не предполагает абсолютного равенства и отсутствия соперничества и борьбы. Но справедливым общество может быть названо такое, где человек не тратит множество своих сил, времени и энергии на преодоление «мнимых» преград, которых могло бы и не быть. В таком обществе всем людям должны быть обеспечены основные права (на пищу, на жилье, на безопасность и т.д.). Правда, и здесь возникает вопрос: а кто четко сможет определить, где мнимые преграды и где преграды истинные?.. Известно ведь, что самым страшным и тяжелым испытанием для самоопределяющейся личности являются не «великие» (очевидные) испытания, а рутина обыденной жизни, которая поглотила миллиарды потенциальных «гениев»...
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.