.RU

Глава 23 - Маргарет Джордж Восхождение царицы Серия: Дневники Клеопатры 1

Глава 23


Я стояла в саду у каменного фонтана и смотрела, как восходит солнце. Я выждала в своей комнате, пока Цезарь покинет виллу, и выскользнула из спальни, не в силах дожидаться пробуждения остальных. Я устремилась навстречу голосам проснувшихся птиц. Утренний воздух был свеж и прохладен; статуи, клумбы и живые изгороди окутывала легкая дымка, которую вскоре разгонят солнечные лучи. Я ощущала себя обессиленной от переизбытка впечатлений: долгое путешествие, прибытие в незнакомую страну, а потом прекрасная бессонная ночь. Голова моя кружилась. Я опустила руку в чашу фонтана и плеснула воды себе в лицо. Жаль смывать его поцелуи, но что поделаешь.

Потом я села на одну из каменных ступеней и подумала: наверное, следовало бы свято хранить не только память, но и реликвии той ночи – никогда не умываться, не менять платье и покрывала на постели. Мысль о вечно развороченной постели со священными неприкосновенными простынями заставила меня молча рассмеяться. Мусейон любви – разумеется, нелепая идея, но ведь на миг она пришла мне в голову.

Солнце поднималось выше, и щебет птиц затихал. Как он говорил, «официальные обязанности поглощают целиком»? Когда я увижу его в следующий раз, он будет принадлежать дневному времени, миру римской политики, дипломатии и этикета. Мы вручим друг другу подарки, он пригласит меня на свой триумф, и мы будем обмениваться политическими любезностями. Встреча двух глав государств, ничего более.

Вскоре Цезарь вернулся на виллу верхом в сопровождении внушительной свиты, одетый в тогу столь ослепительной белизны, что я заморгала. На коне он держался с удивительной грацией и исключительно прямо. Возможно, благодаря этому он казался выше ростом. Перед ним шли ликторы со странными связками прутьев, в середину которых были воткнуты топорики. Я знала, что такие связки считаются в Риме символом власти. Количество ликторов показалось мне огромным. Позади Цезаря вышагивал отряд солдат. Это личная гвардия? Телохранители?

Я ожидала его у входа в дом, сидя на маленьком троне, предусмотрительно привезенном из Египта, – ведь было ясно, что без церемоний не обойтись, а просить Рим одолжить мне трон по меньшей мере недипломатично. Оделась я в наряд для обычного, а не парадного приема, поскольку визит считался личным, а на дворе было утро. Признаться, самочувствие мое оставляло желать лучшего, да и внешний вид тоже; воодушевление ночи сменилось усталостью и нервозностью. Право, мне не хотелось видеть его сейчас. Не так скоро. Может быть, в другой день.

Цезарь приблизился. Я вцепилась в подлокотники трона. Он направился вперед, оставив свою свиту позади. Я слышала, как цокают по гравию копыта его коня. Цезарь взирал на меня с седла, и его лицо не выдавало ни малейших признаков узнавания и вообще никаких эмоций. Некоторое время мы находились на одном уровне – он на коне, я на троне, установленном на широкой лестнице виллы.

Потом он одним быстрым движением спешился и неторопливо поднялся по ступенькам, не сводя с меня глаз – темных и бесстрастных.

Ко мне приближался незнакомец, представляющий Рим и окруженный сонмом людей с причудливыми символами власти в руках. Я терпеть не могла топоры, а тут их было множество, и все повернуты в мою сторону. А Цезарь – он казался совсем другим. Неожиданно мне стало страшно. Зачем я вняла его зову и доверилась ему – и Риму? Топорики поблескивали в лучах солнца, издевательски ухмыляясь.

Здесь я была пленницей.

Ликторы остановились, отсалютовали мне сверкающими топориками, развернулись, и процессия удалилась. Вскоре стих даже топот сапог.

Когда я вернулась в комнату, в ней уже незаметно навели порядок: помещение проветрили, постель сменили, полы подмели и развесили повсюду пучки ароматических трав. Все исчезло; бурной волшебной ночи словно и не было. Интересно, видел ли кто-нибудь из слуг, как приходил и уходил Цезарь? Вряд ли. Он наверняка позаботился об этом.

Хармиона уже одела Цезариона, и он играл посредине комнаты с Птолемеем. Все они выглядели хорошо отдохнувшими и исполненными любопытства.

– Что это за солдаты тут маршировали? – поинтересовался Птолемей. – А какие чудные штуковины у них на плечах: забавные связки прутьев с лентами и топориками.

– По-моему, эти штуковины являются символами власти или знаками достоинства должностных лиц, – пояснила я.

И тут же осознала, что мне не помешал бы хороший советчик, знаток римских обычаев и истории. Цезарь, ясное дело, эту роль на себя не возьмет. Но как найти нужного человека самой, не поставив себя в неловкое положение?

– Все здесь так странно! – продолжил Птолемей, радуясь новизне впечатлений. – Деревья невиданные, язык – сплошная тарабарщина, а чуднее всего – эти тоги. Разве в них не жарко?

От дальнейшего развития щекотливой темы мальчика отвлекли слуги: они принесли подносы с едой. Птолемей тут же принялся пробовать кушанья, интересуясь, из чего они сделаны и как называются.

После еды мы отправились гулять по вилле и садам. Всегда интересно получить доступ к чьим-то владениям в отсутствие хозяина. Тень Цезаря незримо присутствовала здесь, в каждой детали сада и домашнего убранства, но самого его не было, и я могла свободно выбирать и не торопиться, если что-то меня особенно интересовало. В детстве меня очаровала история о Психее во дворце невидимого Купидона. Я выучила ее наизусть.

«Когда она бродила по чудесным покоям, с ней заговорил голос, воплощавший всю нежность и мягкость.

– Прекрасная царевна, все, что ты зришь здесь, твое. Повелевай нами, мы твои слуги.

Исполнившись изумления и восторга, Психея огляделась по сторонам, но никого не увидела. Голос продолжил:

– Вот твоя комната и твоя постель, вот твоя ванна, а в соседнем алькове тебя ждет еда.

Психея приняла ванну, облачилась в приготовленные прекрасные одеяния, уселась в резное кресло из слоновой кости, и перед ней мгновенно возник стол, уставленный золотыми блюдами с самыми изысканными яствами. Невидимые слуги предугадывали каждое ее желание, а невидимые музыканты играли на кифарах и пели.

Долгое время Психея не видела хозяина этого дворца. Он посещал ее только по ночам и уходил до рассвета…

Психея упросила мужа, чтобы он разрешил сестрам навестить ее. Поначалу они обрадовались встрече с младшей сестрой и тому, что она в безопасности, но вскоре великолепие и роскошь дворца зародили в их сердцах зависть. Они стали приставать к ней с вопросами, грубо задевающими ее мужа.

– Уж не чудовище ли он? – спрашивали они. – Дракон, который в конце концов сожрет тебя? Вспомни, что предсказал оракул!»

Я улыбнулась: моя любимая история воплотилась в жизнь, и в роли Психеи выступала я сама. Правда, я знала Цезаря и видела его.

«Он не тот, за кого себя выдает! Если и бояться кого-то, бойтесь его!»

Слова пирата зазвучали вдруг в моей голове. Исполненный ненависти разбойник, что он знал?

История закончилась счастливо, ибо невидимый муж Купидон нежно любил Психею и оберегал от зависти своей матери Венеры.

Однако Цезарь – потомок Венеры.

Неожиданно обстановка виллы стала приобретать зловещие оттенки. Нельзя смешивать смертных людей и богов.

– Какая прекрасная статуя! – с восхищением сказала я. – Уверена, это копия работы Праксителя…

Знакомство с виллой и садами заняло у нас целый день. Вечером мы приготовились к тихому ужину и восхитительной ночи. Сумерки здесь были нежными и продолжительными, как будто день никак не хотел расставаться с Римом. В Египте, который расположен гораздо южнее, свет сменяется тьмой намного быстрее.

Я прилегла, с наслаждением уронив голову на подушку. Вошла Хармиона, села на низенький табурет рядом с моей кроватью и тихо заиграла на флейте, как делала дома.

– Ты довольна, что приехала сюда? – спросила она.

– Пожалуй, да, – ответила я, хотя настоящей уверенности у меня не было.

Я с нетерпением ждала прибытия двух других кораблей с моей свитой: казалось, что знакомое окружение придаст мне уверенности. Больше всего сейчас недоставало Мардиана, хотя я прекрасно понимала, что уж он-то приплыть не может.

– Мне очень хочется посмотреть Рим, – сказала Хармиона. – Я просто умираю от любопытства.

– Почему бы и нет? – ответила я. – Мы можем отправиться завтра.

– Я хочу посмотреть Рим, а не показаться Риму, – усмехнулась она. – При твоем появлении отовсюду будут стекаться любопытные толпы – каждому охота взглянуть на знаменитую царицу Египта. Боюсь, в такой суете мы мало что увидим.

– А мы пойдем под видом римских матрон, – предложила я.

– Которые не говорят по-латыни? – Хармиона рассмеялась. – Мне понравилось, как изменилось лицо Цезаря при известии, что ты понимаешь этот язык. Правда, тут ты несколько преувеличила.

– Верно. Но ко времени нашего отъезда я выучу латынь в совершенстве. – Таково было мое твердое решение. – И даже сейчас я в состоянии объясниться при необходимости. В конце концов, от нас требуется немного: задавать простейшие вопросы и отпускать элементарные реплики – «отличный день», «прекрасное вино» и так далее. Ну давай попробуем! Давай завтра отправимся на Форум! И в Большой цирк. Представляешь, как я удивлю римлян на пиру, если буду знать их город! Нет ничего лучше, чем открывать неизвестное. Ты раздобудешь нам одежду…

На следующее утро от виллы отправились в город богато изукрашенные носилки. Там возлежали две степенные матроны, чьи лица были скрыты вуалями. Нам с Хармионой стоило немалых трудов облачиться в незнакомые одеяния: длинные столы со множеством складок по подолу и широчайшие паллы, в которые мы задрапировались так, что не выбивалось и пряди волос.

– Мне кажется, – заметила Хармиона, – что основное назначение римской одежды – скрывать все телесные особенности.

Я хихикнула.

– Да. На виду лишь лицо, кисти рук и ступни.

– Может, они не любят свое тело? – задумалась она.

– Очевидно, – сказала я, дивясь. Что это за общество, где носят такие одежды? Они не только неудобные, но и некрасивые. – Римляне, по слухам, стесняются всего, что относится к естественным функциям организма.

«За исключением Цезаря, – подумала я. – Он во многих отношениях отличается от сограждан».

Носилки покинули территорию виллы и двинулись к реке. Тибр оказался неширокой рекой, вода в нем приятного зеленого цвета. Я увидела причалы, где пришвартованы торговые суда, склады и торговые ряды вдоль берега. Там мы задерживаться не стали, поскольку портовые запахи отнюдь не манили к себе. С нашего берега, где простирались поля, мы смотрели на город по ту сторону реки.

Он представлял собой беспорядочное скопление строений всех видов и размеров. То здесь, то там высились холмы, которые я попыталась сосчитать. Вроде бы их должно быть семь, но мне удалось насчитать лишь пять. День выдался жаркий и влажный, воздух над городом слегка мерцал, однако это не украшало вид.

«Но ты вспоминаешь Александрию, – напомнила я себе, – а она считается самым красивым городом в мире. Вынося суждение, нужно быть объективной, а не сравнивать все с родным городом».

Мы продолжили путь вдоль берега, потом приблизились к мосту через реку, что вел к островку в ее середине. Я знала, что там находится больница, посвященная Асклепию. Мы перебрались на остров, а потом, по следующему мосту, вышли на другой берег.

И в тот же миг все переменилось: мы оказались в настоящем муравейнике, в толпе орущих, толкающихся и беспорядочно снующих по тесным улочкам людей. Мое внимание привлекла строительная площадка с уже заложенным мощным фундаментом.

– Что это? – спросила я одного из носильщиков, к счастью, говорившего по-гречески.

– Новый театр, который задумал возвести Цезарь, – сказал он. – Это будет второй каменный театр. Цезарь хочет перещеголять Помпея, построившего первый недалеко отсюда.

Потом мы резко повернули направо, и снова все изменилось. Теперь нам с трудом удавалось пробираться через огромный рынок, где торговали цветами и фруктами. Над ним висел громкий гул голосов – столь же резкий, как смешанные запахи роз, полевых маков, лука и чеснока. Складывалось впечатление, что продавцы и покупатели жестикулируют и галдят одновременно, без всякого смысла.

Потом мое внимание привлекла корзинка с незнакомыми фруктами, темно-зелеными и светло-зелеными вперемешку.

– Что это? – спросила я. – Хочу попробовать.

Носильщики поставили носилки, и я оказалась в самом центре шумной толпы, тщательно прикрыв лицо паллой.

Едва зная язык, я улавливала лишь обрывки звучавших вокруг фраз, по большей части – обычные рыночные разговоры. Люди торговались, расхваливали свой товар, жаловались на дороговизну. Но время от времени я слышала слова «Цезарь» и «Клеопатра». Что говорят о нас простые люди?

Носильщик вернулся с пригоршней фруктов. Оказалось, что это оливки, но крупнее и другого цвета, чем я видела раньше.

– Мы называем их черными и белыми оливками, ваше величество, – сказал носильщик. – Они растут поблизости, в области Пицен.

– Благословен Пицен, одаренный такими сокровищами вкуса! – пробормотала я, вгрызаясь в оливку. Сочностью своей она не уступала винограду – особенная, с ярко выраженным послевкусием.

Выбравшись с рынка, мы оказались на широкой дороге. Она сворачивала налево у основания холма, вершину которого венчали несколько храмов. Может быть, это и есть Капитолий? Если так, храмы на его вершине – одни из самых почитаемых в Риме, ибо в них находятся древние изваяния покровителей города. Неожиданно дорога вывела нас к ровной широкой площадке, где посреди строений расхаживали люди.

– Римский Форум, – объявил носильщик.

Вот оно, сердце Рима. Прямо скажем, спланирован он плохо – словно ребенок решил сложить нечто из кубиков, но места на столе оказалось слишком мало. Здания жались одно к другому, храмы, крытые портики, статуи выглядели так, словно их поставили здесь случайно, без какого-либо четкого замысла. Отдельные строения были красивы, но впечатления целостности и гармонии не производили.

Правда, такими видел мир и самих римлян – неуклюжими, невоспитанными, попирающими красоту и не способными оценить гармонию.

«А ведь они, наверное, находят весь этот хаос привлекательным, – подумалось мне. – Бедные римляне».

Мое внимание привлек ступенчатый помост, украшенный ощетинившимися, словно морды вепрей, носовыми частями боевых кораблей – рострами. Наверное, это и есть знаменитая ростра – трибуна, где выступают политики, поддерживаемые наглядными свидетельствами военной мощи Рима. Как тонко!

Сбоку находилось здание, привлекающее внимание своей простотой – словно коробка, поставленная на попа.

– Что это? – спросила я носильщика, должно быть, уже уставшего отвечать на мои вопросы.

– Курия, моя госпожа, – сказал он. – Там заседает сенат.

Значит, могущественный римский сенат заседает здесь? В таком гробу?

– Внутри устроены ряды сидений с местами для сенаторов, – промолвил он, словно прочитал мои мысли, а потом с гордостью добавил: – Двери сделаны из бронзы.

Да, это единственное, чем можно похвастаться.

– Цезарь перестроил здание, – продолжал носильщик. – Ему пришлось передвинуть курию, чтобы освободить место для нового Форума.

– Что? – спросила я. – Какого Форума?

– Цезарь строит новый. Он говорит, что старый некрасив и плохо спланирован. Чтобы народ не роптал, он оплачивает строительство исключительно из собственных средств. По слухам, это обойдется ему более чем в миллион сестерций. Ну, он может себе такое позволить.

– Давай остановимся и посмотрим, – вдруг сказала я.

Носилки послушно развернулись и направились через мощеный центр Форума по широкой мощеной дороге между курией и огромным крытым зданием. Мы оказались перед небольшим идеальным прямоугольником, окруженным колоннадами. Посередине красовался приветливый зеленый луг, а в дальнем конце находился беломраморный храм прекрасных пропорций.

– Храм еще не освящен, – пояснил носильщик. – Цезарь построил его во исполнение обета, который принес перед последним сражением с Помпеем. Храм воздвигнут в честь его предков.

Я воззрилась на храм. Он был прекрасен – не хуже, чем в самой Греции.

– Надеюсь, мне выпадет возможность присутствовать на его освящении, – проговорила я.

Мы вернулись на старый Форум и пересекли его посередине, стараясь не задеть ни прохожих, ни статуи. По дороге нам попался еще один храм, который я признала достойным восхищения, а потом мое внимание привлекли примыкавшие одно к другому разнородные здания: первое – длинное и круглое, с колоннами, второе – квадратное.

Терпеливый носильщик объяснил:

– Квадратное здание – это Регия, где заседает коллегия понтификов и хранятся ее архивы. Круглое – храм Весты, где поддерживают неугасимый священный огонь. Весталки, девственные жрицы Весты, живут рядом с храмом, вон в том длинном здании. Это позволяет им постоянно приглядывать за огнем и…

– А в доме, примыкающем к коллегии понтификов, наверное, находится резиденция великого понтифика? – прервала его я. – Там живет Цезарь?

– Да, моя госпожа.

Его дом! Вот где он живет – посередине Форума! И как только он это терпит?.. Мой взгляд перебежал на куда более привлекательный лесистый холм, что высился рядом с Форумом. На склонах красовались просторные особняки.

– Здесь любят селиться богачи, – сказал носильщик, проследив за моим взглядом. – Холм Палатин. Там находится дом Цицерона, он купил его у Красса. Там же и фамильный дом Марка Антония.

Да, будь я римлянкой, я бы предпочла жить на Палатине. Теперь мне стало понятно, почему Цезарь, помимо городской резиденции, имеет виллу за рекой. Эта короткая экскурсия дала мне очень много для понимания Рима. Жаль только, что большая часть уличных разговоров так и осталась для меня непонятной. Но даже если я не узнала, что думает простой горожанин о политике, я все же встретилась с Римом лицом к лицу.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.