.RU

Глава 10 - Джек Холбрук Вэнс Звездный король Сага о Властителях Зла 1 Old Gray Owl


Глава 10



Существует одно непреходящее качество нашего времени, которое было замечено и по поводу которого сокрушалось большое количество современных антропологов. Это – эксцентричность, поскольку никогда прежде не существовало столько разнообразных возможностей и способов жизни. Весьма полезно будет рассмотреть эту возникшую ситуацию, поскольку в дальнейшем мы будем неоднократно обращаться к ней.

Важнейшим фактором человеческой жизни стала бесконечность пространства, пределы которого никогда нельзя будет постичь; бесчисленно количество ещё не обнаруженных планет – короче, бездна! Я глубоко уверен в том, что осознание этих внушающих ужас возможностей каким то образом глубоко запало в человеческое сознание и затормозило человеческую смелость и предприимчивость.

Тут необходимо сделать небольшое уточнение. Предприимчивые люди все же существуют, хотя и достаточно досадно то, что большинство их орудует в Глуши, за пределами Ойкумены, и то, что их предприимчивость не всегда направлена на созидание (утверждение это не является всецело ироническим: многие из самых вредных форм жизни вызывают в некотором роде побочный полезный эффект).

Но в целом честолюбие человечества направлено скорее внутрь, чем наружу, к очевидным целям. Почему? Неужели бесконечность как объект опыта (а не математическая абстракция) обескуражила человеческий ум? Удовлетворены ли мы и подстрахованы ли знанием того, что дальние пределы Галактики всегда к нашим услугам? Разве современная жизнь уже насытилась слишком богатой дичью из новинок? Мыслимо ли, что Институция завладела гораздо большим контролем над психикой людей, чем мы предполагаем? Или это преходящее ощущение крушения планов, убеждение, что все подвиги совершены, что все имеющие смысл цели достигнуты?

Несомненно, здесь нельзя дать однозначного ответа. Но следует упомянуть несколько пунктов:

Первый – (упоминание без комментариев) – своеобразие существующей ситуации заключается в том, что наиболее влиятельные и эффективные структуры наших дней являются частными или наполовину общественными ассоциациями, например: Интергалактопол, Институция, Корпорация Джарнелла.

Второй – упадок общего уровня образованности. Крайности, очень далёкие друг от друга: учёные Институции – с одной стороны и, скажем, крепостные латифундии на некоторых планетах. Если мы присмотримся к условиям жизни людей в Глуши, за пределами Ойкумены, то поймём, что поляризация ещё более отчётлива. Имеются очевидные причины такого упадка. Первопоселенцы находились среди чужого и зачастую просто враждебного окружения, Они прежде всего заботились о выживании. Возможно, ещё более устрашающим фактором являлась неуправляемая масса накопленных знаний.

Тенденция к специализации началась в современную эпоху, но после прорыва в далёкий космос и явившегося результатом этого информационного взрыва специализация стал ещё болев узкой.

Возможно, уместно рассмотреть, как живёт человек, который стал специалистом нового времени. Он живёт в век материализма, где абсолютным интересуется небольшое количество людей. Он человек с налётом очарования, остроумный, искушённый в житейских делах, но неглубокий. У него нет абстрактных идеалов. Полем его деятельности, если он учёный, может быть математика или одна из областей физики; однако в сотни раз вероятнее, что это будет сфера, которую называют гуманитарной: история, социология, сравнительные науки, символистика, эстетика, антропология, наука о наказаниях – пенология, педагогика, связь, управление, не говоря уже о трясине психологии, истоптанной поколениями неучей, и до сих пор ещё не исследованной бездне псионики.

Существуют ещё и такие, кто, подобно автору этих строк, устраиваются уютно под грозящим рухнуть утёсом всеведения и с торжественными заявлениями о своём смирении (которые либо неубедительны, либо их вовсе нет) возлагают на себя бремя оценки, похвалы, дискредитации или обличения своих современников. Потому что в большинстве случаев это легче делать, чем копать канавы».

(Предисловие к книге Яна Хольберта Венна 62 го «Люди Ойкумены».)



«На каждой планете имеется своя атмосфера (я имею в виду атмосферу психологическую). Это подтверждается любым из десятка исследователей. Исаак Хенадэй объявил на пари, что если ему завяжут глаза и увезут на любую из планет Ойкумены либо прилегающих районов Глуши, то он правильно назовёт эту планету сразу же после того, как повязку снимут с глаз. Каким образом это ему удастся? С первого взгляда это кажется непостижимым. Хенадэй признается, что сам не знает, чем он руководствуется.

«Я просто поднимаю нос, обозреваю небо, делаю несколько прыжков, – и ответ приходит сам собой».

Разумеется, объяснение Хенадэя лукавое и причудливое. Наши органы чувств несомненно намного более остры, чем мы предполагаем. Химический состав воздуха, цвет солнечных лучей в небе, кривизна и удалённость горизонта, сила тяжести – все это, по видимому, перерабатывается в нашем мозгу, чтобы вынести нечто отдельное, так же как выражение глаз, рот и уши создают впечатление индивидуальности лица. И мы ещё не упомянули о флоре и фауне, изделиях туземцев или людей, о различном виде солнца или «нескольких солнц…»

(Из книги Оскара Андерсена «Десять исследований: изучение типа».)



«По мере взросления общества, борьба за существование незаметно перерождается и начинает идти в другом направлении, и становится тем, что может быть определено только как поиск наслаждения. Это утверждение, в общем то, не блещет новизной. Тем не менее, как обобщение, оно содержит обширный диапазон глубоких понятий. Автор полагает, что животрепещущей темой для диссертации могло бы быть исследование различных ситуаций окружения – выживание и различные типы наслаждений, вытекающие из них. При небольшом размышлении кажется вполне возможным, что нехватка чего либо, или принуждение, или опасность производят соответствующее психологическое напряжение, приносящее удовлетворение».

(Из монографии «Жизнь барона Анопика», издательство «Айс Кук», 1064 г.)



Герсен возвратился на вокзал подземной дорогой. Он извлёк монитор, вставил ключ. К его полному удовлетворению, замок провернулся легко – ящик тут же открылся.

Внутри не было ни взрывчатки, ни кислоты. Кирт извлёк небольшой цилиндр, содержащий нить, используемую для записи информации. Затем он вошёл в почтовый киоск и отправил цилиндр самому себе в отель «Креденца» в Авенте на Алъфаноре. Он сел на поезд в Киндьюн и без особых хлопот покинул космопорт в своём корабле.

Когда на фоне тёмного диска Альфанора уже можно было различить все семь материков, Герсен переключил автопилот в режим автоматической посадки в космопорте Авенты. Не обнаружив на стоянке признаков врагов, он спокойно отправился в здание космовокзала и за завтраком вновь стал обдумывать план своих дальнейших действий. Он должен был, решил он, быть простыми и проистекать из последовательности логических рассуждений, в которых он не узревал какой либо ошибки:

А) монитор Луго Тихальта был зарегистрирован на имя Приморского Университета;

Б) информация, записанная на нити монитора, была зашифрована и доступна только при наличии дешифрующей перфокарты;

В) дешифрующей перфокартой владеет Приморский Университет в Авенте;

Г) судя по словам Луго Тихальта, Аттель Малагате был настоящим поручителем (факт, который он впервые, по видимому, осознал в Кринктауне). Неосторожность Хильдемара Даске? Приняв во внимание все обстоятельства, Малагате, вероятно, до сих пор считает своё инкогнито нераскрытым. Малагате энергично хочет завладеть монитором и его содержимым, и, следовательно, должен иметь доступ к дешифрующей перфокарте;

Д) следовательно, главным направлением деятельности Герсена должно быть:

– определение круга лиц, имеющих доступ к перфокарте;

– выяснение, кто из них соответствует ряду условий, согласующихся с личностью и деятельностью Малагате Кто из них, например, отсутствовал достаточно долгое время, чтобы посетить планету Смейда?

Простота и логичность, – подумал Герсен. Все правильно. Но вот осуществление этой логичности может оказаться далеко не простым делом. Он не отваживался возбуждать опасения со стороны Малагате. В некотором отношении то, что он располагал записями Тихальта, обеспечивало его безопасность. Однако, если Малагате почувствует личную угрозу, у него не будет особых трудностей или сомнений в организации убийства.

Пока что у Малагате нет причин бояться разоблачения, и было бы безрассудством переубеждать его в этом. Инициатива во всяком случае до сих пор, находится в его руках, поэтому не стоит спешить очертя голову…

Его внимание отвлеклось. В кабине поблизости сидела пара хорошеньких девушек, которые, очевидно, пришли на вокзал встретить кого либо из друзей или просто чтобы повидаться друг с другом.

Кирт тоскливо смотрел на них, сознавая уже не первый раз некоторую пустоту своей жизни, и испытывал чувство неудовлетворённости, в чем то схожее с тем неопределённым чувством, которое он уже испытал на планете Смейда.

Легкомыслие – у этих двух девушек вряд ли было на уме ещё что нибудь. Одна из них покрасила свои волосы в зелёный цвет листвы и придала своей коже нежно салатовый оттенок. У другой был парик из лиловой металлической стружки и мертвенно бледный оттенок кожи. На её лоб, обхватив обе щеки, была лихо надвинута витиеватая шляпка из серебристых листьев и завитков.

Герсен глубоко вздохнул. Без сомнения, он вёл мрачное унылое существование. Вспоминая прошлые годы, он видел одни и те же сцены: другие дети были заняты легкомысленными занятиями и играли, в то время как он, довольно худой мальчик с серьёзным лицом, наблюдал за ними на расстоянии. Он испытывал только интерес и удивление – так ему это все запомнилось, – никогда не испытывая желания самому оказаться на месте сверстников. Дед его заметил это…

Одна из девушек в кабинке увидела, что он обратил на неё внимание, и что то шепнула подруге Герсен жалко улыбнулся. Он не чувствовал себя уверенно в общении с женщинами, но многих знал достаточно близко. Кирт нахмурился, осторожно искоса поглядывая на девушек. А те нарочито перестали смотреть на него. Вполне возможно, что Малагате подослал их отвлечь его внимание. Любопытно. Если так, то почему двух? Но тут подруги встали и вышли из ресторана, каждая скрыто бросив на него последний взгляд.

Кирт наблюдал за их уходом, изо всех сил сопротивляясь внезапному побуждению побежать за ними, представиться и подружиться…

Снова интересно, вдвойне интересно. И что бы он сказал им? Он представил себе, как два хорошеньких лица будут сначала ошарашены, затем смущены, пока он будет стоять делая неудачные попытки снискать к себе их расположение.

Девушки ушли. Ну и хорошо, – подумал Герсен, частично забавляясь, частично сердясь на себя. И все же, к чему обманываться? Вести жизнь получеловека – трудно, это было источником вечной его неудовлетворённости. Обстоятельства его жизни не давали особых возможностей для ухаживания за женщинами. Однако к чему все это? Он знал цель своей жизни, и он был превосходно подготовлен для выполнения этой миссии. У него не было ни сомнений, ни колебаний. Все цели он себе чётко определил.

Внезапная идея потревожила ровный поток его мыслей. Где был бы он без этой ясной цели? Будь он лишён искусства общения, как мог бы он соперничать с легкомысленными людьми вокруг, с их изящными манерами и пустыми словами… Возвращаясь вновь и вновь к этой мысли, Герсен начал ощущать себя духовно несовершенным. Ни один из периодов его жизни не протекал под знаком его собственной воли. У него не было никаких сомнений в том, чему он посвятил свою жизнь, но не об этом он сейчас думал. Однако, подумал он, нельзя ставить перед человеком каких либо целей, пока он не узнал мир до такой степени, чтобы самому выносить то или иное суждение, взвешивать свои силы и принимать собственные решения. Ему не дали такой возможности выбора. Решение было сделано за него. Он согласился с ним… Но тогда в чем же дело? А в том, что он будет делать потом, если преуспеет в достижении своей цели? Шансы на это были, конечно, невелики. Но предположим, что смерть настигнет всех пятерых, – что тогда ему останется в жизни? Несколько раз прежде в своих умозаключениях он доходил до этой точки, но, повинуясь какому то подсознательному предупреждению, никогда не заходил дальше. Не позволил он себе этого и сейчас. Завтрак был окончен. Девушки, которые послужили толчком к этим грустным мыслям, сами убрались восвояси. Очевидно, они и не думали быть агентами Малагате.

Кирт посидел ещё за столиком несколько минут, обдумывая, как получше приступить к выполнению своей задачи, и снова, как обычно, решил действовать напрямик.

Он вошёл в кабину связи, и его соединили со справочным бюро Приморского Университета в пригороде Ремо, в десяти милях к югу отсюда.

Сначала на экране мелькнула эмблема Института, затем появилась обычная надпись:

«Говорите, пожалуйста, отчётливо».

Одновременно с этим записанный на плёнку голос спросил:

– Чем мы можем служить?

Герсен сказал до сих пор ещё невидимому секретарю:

– Мне нужны сведения, касающиеся исследовательских работ Университета. Какой отдел непосредственно ведёт исследования в Глуши?

Экран прояснился, и на нем появилось тонированное золотистым цветом лицо молодой женщины со светлыми волосами, взбитыми над каждым ухом.

– Все зависит от рода исследовании.

– Они связаны с пожертвованием N291.

– Одну минуту, сэр, я постараюсь навести справки. На экране возник электронный занавес, подержался несколько минут, а затем снова появилось лицо девушки.

– Я соединяю вас с факультетом галактической морфологии, сэр.

Теперь на Герсена смотрело бледное лицо другой секретарши. У этой молодой женщины было лукавое лицо с острыми чертами, длинненький милый носик и перламутрово серебристый цвет кожи. Причёску её составлял тёмный нимб из десятка тысяч узких, покрытых лаком торчащих во все стороны косичек.

– Галактическая морфология слушает вас, сэр.

– Я хочу справиться относительно пожертвования номер 291, – сказал решительно Герсен. Девушка на мгновение задумалась.

– Вы имеете в виду именно само пожертвование?

– Размер, порядок расходования, кто следит за этим? Лукавство на лице девушки сменилось подозрительностью.

– Я не так уж много могу сообщить вам, сэр. Из этого фонда финансируется наша исследовательская программа по Глуши.

– Я особенно интересуюсь разведчиком по имени Луго Тихальт, работа которого финансировалась именно из этого фонда.

Девушка покачала головой.

– Мне ничего не известно об этом человеке Мистер Деттерас мог бы побеседовать с вами. Если вы уверяете, что этот человек работал на нас, то Деттерас наверняка сможет вам чем нибудь помочь, но сегодня свидание с ним уже невозможно.

– Мистер Деттерас нанимает разведчиков?

Девушка изогнула брови и скосила взгляд. У неё были очень подвижные черты лица, широкий рот, весело поднятый вверх в уголках. Герсен с восхищением смотрел на неё.

– Я не слишком много знаю о подобных вещах, сэр. Мы, конечно, участвуем в Главной Исследовательской Программе, однако наша доля финансируется не из фонда номер 291. Мистер Деттерас является руководителем исследований, он мог бы сказать вам все, что вы хотели бы узнать.

– Есть ли в отделе ещё кто нибудь, кто мог бы поручиться за разведчика, используя фонд номер 291?

Девушка задумчиво взглянула на Герсена, как бы со стороны, удивляясь природе его повышенного интереса.

– Вы служите в полиции, сэр? – робко поинтересовалась она.

Герсен рассмеялся.

– Нет. Просто я друг мистера Тихальта и пытаюсь закончить для него кое какие дела.

– О, хорошо! Есть ещё мистер Келле, который является председателем совета по планированию исследований. Кроме того, вам может помочь и мистер Уорвин, почётный ректор, который также делал пожертвования в фонд номер 291 Мистер Келле ушёл, и до утра его не будет. У него завтра дочь выходит замуж, и он сейчас занят.

– А как насчёт мистера Уорвина? Я могу видеть его?

– Сейчас посмотрю. – Она нагнула голову, рассматривая расписание встреч. – Он занят до трех часов, а затем у него свободный час для посещения студентами или лицами, которым он время не назначил.

– Это меня вполне бы устроило, если только…

– Соблаговолите оставить своё имя, – скромно сказала девушка, – и я поставлю его первым в списке. Вам тогда не придётся ждать в том случае, если будет много других посетителей.

Герсена приятно удивила её заботливость. Он взглянул на неё и ещё больше удивился, заметив, что она ему улыбается.

– Это так любезно с вашей стороны. Моё имя Кирт Герсен.

Он смотрел, как она записывает его имя. Казалось, что девушка не особенно торопится прекратить разговор. Он спросил:

– А что делает почётный ректор? Каковы его обязанности?

Она пожала плечами.

– По сути, я мало что знаю. Он приходит и уходит. Я думаю, что он делает только то, что сам хочет. Всякий, кто богат, делает только то, что хочет. Подождите, пока я разбогатею.

– Ещё одно, – сквозь смех спросил Герсен. – Вы хорошо знакомы с расписанием работы отдела?

– Могу сказать, что да, – девушка в ответ тоже рассмеялась. – Если иметь в виду хоть какой то распорядок.

– Записи в мониторах разведчиков шифруются. Вам это известно?

– Мне говорили об этом.

Девушка определённо разговаривала с Герсеном так, словно он стоял рядом, а не был просто изображением на телеэкране.

«Да, она действительно очень хороша, – подумал Кирт, – несмотря даже на свою экстравагантность». Он, определённо, слишком долго пробыл в космосе. Ему с большим усилием удавалось сохранять спокойный вид.

– Кто занимается расшифровкой? Кто заведует шифрами?

На лице девушки снова возникло сомнение.

– Во первых, мистер Деттерас. Возможно, что и мистер Келле.

– Вы не могли бы узнать поточнее – это очень важно.

Девушка заколебалась, внимательно вглядываясь в лицо Герсена. С её стороны всегда разумнее было бы отказаться отвечать на вопросы, мотивы которых она не могла выяснить. И все же – что тут плохого? Человек, который расспрашивал её, казался каким то загадочным, задумчивым и печальным, и, определённо, далеко не урод, даже красив в своём роде, несмотря на непонятное упрямство.

– Я могу поинтересоваться у секретарши мистера Деттераса, – сказала она оживлённо. – Вы можете подождать? Экран потемнел и снова загорелая только через минуту. Девушка опять улыбалась Герсену.

– Я была права. Мистер Деттерас, мистер Келле и мистер Уорвин – это единственные люди, которые имеют доступ к дешифрирующим картам.

– Понятно. Значит, так.., мистер Деттерас – начальник отдела исследований, мистер Келле – председатель комитета по планированию исследований и мистер Уорвин.., а он кто?

– Почётный ректор! Ему присвоили этот титул, когда он облагодетельствовал наш отдел пожертвованием номер 291. Это очень самостоятельный человек, и он весьма интересовался исследованиями космоса. Он сам часто отправляется за пределы Ойкумены… Вы когда нибудь были там?

– Только что оттуда.

Она вся вытянулась вперёд с выражением неподдельного интереса на лице.

– Действительно ли в Глуши все так дико и опасно, как все болтают?

Герсен оставил всякую осторожность и ответил с бравадой, которая озадачила его самого.

– Давайте поедем вместе со мной, и вы сами убедитесь, где правда, а где ложь.

Девушку, казалось, такое предложение нисколько не смутило, но все же она покачала головой.

– Я пуглива. Меня научили не доверять незнакомым людям, особенно тем, которые только что возвратились из Глуши. Может быть, вы работорговец и намерены потом продать меня в рабство.

– Что ж, – согласился Герсен, – и такое случается. Здесь, пожалуй, безопаснее.

– Но с другой стороны, – кокетливо продолжала девушка, – кому охота всю жизнь жить без приключений?

Герсена охватила нерешительность. Девушка смотрела на него как само воплощение невинности. «Что ж, а почему бы и нет? – спросил он себя. – Дед был старым и высохшим…»

– В таком случае, раз вы уж решились пойти на риск, – пожалуй, вы могли бы провести вечер со мной.

– С какой целью? – Девушка внезапно стала серьёзной.

– Рабства?

– Нет. Просто посидеть, поболтать. Как вы думаете?..

– Это так неожиданно. Я даже ещё не встречалась с вами лицом к липу.

– Да, вы правы, – согласился Кирт, ещё более смутившись. – Вы уж извините меня, я не очень то галантен.

– И все же, что плохого в вашем предложении? Я сама очень импульсивна… Во всяком случае так обо мне говорят.

– Я полагаю, что это в основном зависит от обстоятельств.

– Вы только только из Глуши, – великодушно промолвила девушка, – поэтому полагаю, что вас можно извинить.

– Значит, мы договорились?

Она сделала вид, что усиленно размышляет над предложением.

– Хорошо. Попробую. Но где же мы встретимся?

– В три часа я буду у мистера Уорвина, тогда мы и договоримся. Идёт?

– Я заканчиваю в четыре… Так вы точно не работорговец?

– И даже не пират!

– Значит, вы не очень предприимчивый, так мне кажется… Впрочем, я думаю, и этого достаточно, пока я не узнаю вас получше.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.