.RU

Вэл Макдермид Последний соблазн Тони Хилл и Кэрол Джордан 3 - старонка 39


*



Всю ночь он крутился в горячке, так что койка стала мокрой от его пота. Голова гудела, накатывала чернота. Вечером баржа казалась ему капканом, в котором он застрял. Невозможность действовать сводила его с ума. Ему было нечем занять себя, кроме чисто физической работы, которая не отвлекала его мысли от главного. Даже Гюнтер и Манфред заметили неладное. И когда они в энный раз выразили беспокойство, он наорал на них и потребовал, чтобы его оставили в покое. На их лицах он увидел растерянность, и до него дошло, какими ужасными последствиями грозит ему потеря контроля над собой.

Он не мог позволить себе оступиться, иначе будет потеряно все, чего он с таким трудом достиг. Впереди долгий путь, прежде чем он удостоверится, что мир понял его, и его обязанность – помнить об этом каждую минуту.

Однако ему было трудно держать себя в руках, когда его голова раскалывалась от противоречивых импульсов. Каждый раз, стоило ему подумать, что все утряслось, как в его мысли вторгалось что то еще и вносило в них смуту. Сначала он убедил себя, что предал свою идею, прислушавшись к голосу деда и овладев проклятой Кальве. Потом решил, что поступил с ней как надо, взяв над ней полную власть. А через некоторое время маятник качнулся обратно, и он опять потерял почву под ногами.

А кроме всего этого было то, что он с ужасом прочитал в газетах статьи о себе, в которых рассказывалось о его деяниях. Хотя он знал, что рано или поздно такое случится, и воображал, будто готов к этому, тем не менее реальность выбила его из колеи. Его называли чудовищем – правда, это его не удивило. Хотя он надеялся, что отыщется кто нибудь, кто поймет настоящую причину происшедшего с самонадеянными ублюдками. И вот, никто слова худого не сказал об убитых. О них писали как о невинных жертвах, и ни одному человеку не пришло в голову, что они заслужили свою смерть от его рук.

Естественно, журналисты напридумывали разного о мотивах. В паре газет было сделано предположение, что он обезумевший защитник прав животных, воюющий с вивисекцией. Невероятно. Послание было простым, но люди оказались слишком глупыми, чтобы его понять.

Чем больше он читал, тем больше злился. Ему даже пришло на ум: а не разложить ли по полочкам то, что он хотел сказать своими действиями? Итак, следовало продолжать возложенную им на себя миссию, и трудиться предстояло тяжелее, чем прежде. В одной из газет появилось сообщение, мол, полицейские попросили профессоров психологов сообщать им обо всех контактах с представителями неизвестных журналов. Он не понял, каким образом полицейским удалось узнать о его прикрытии, и это сообщение его сразило. Теперь проклятые мерзавцы не попадутся на приманку. Он больше не сможет использовать придуманное прикрытие, чтобы заманивать их в ловушку. Во всяком случае, в Германии не сможет.

Но, так или иначе, свою следующую акцию он запланировал совершить в Нидерландах. Уж ему то известно, что грязные голландские коллаборационисты виноваты не меньше немецких психологов. Скорее всего, там ему пока ничего не грозит, потому что, похоже, последние новости туда еще не проникли. Надо воспользоваться моментом, ведь ничего другого он не придумал, а ждать нельзя. Ему необходимо стереть из сознания воспоминание о Кальве и доказать себе, что он – не неудачник. Просто придется быть еще более осторожным. А потом он подумает о другом способе завлечения своих жертв.

Слишком много на него навалилось. К тому времени, когда пора было укладываться в постель, у него сильно кружилась голова. А потом и тело повело себя не менее предательски, чем мозги, лишив его сна и то содрогаясь в ознобе, то горя огнем.

Лишь на рассвете он заснул глубоким, здоровым сном. А когда открыл глаза, то решил, что случилось чудо. Туман рассеялся, и в голове у него было чисто и ясно, как в тот день, когда он впервые осознал, что призван совершить кровавое жертвоприношение.

Он вновь стал хитрым и ловким. Ничто не помешает ему обманом завладеть еще одной жертвой. После следующей он, возможно, позволит себе передышку. Подождет, пока уляжется шум. Пусть они успокоятся и забудут, что числятся в его списке. Все будет отлично.

А теперь надо лишь, чтобы спала вода.

*



Тадеуш был прав. Даже в маленьком городке в стороне от автомагистрали не составило труда войти в киберпространство. Правда, это произошло не в Интернет кафе, а в магазинчике, торговавшем газетами и журналами, хозяин которого оказался сообразительным и выделил часть помещения под то, что с гордостью назвал: «Зона Сети». Ее занимали три стола с компьютерами и автоматы по продаже колы. Естественно, все три компьютера были заняты. Три подростка и одна пожилая женщина не сводили глаз с экранов.

Кразич фыркнул от злости.

– Дерьмо, – пробурчал он сквозь стиснутые зубы.

– Спокойно, Дарко, – строго произнес Тадеуш. Он сделал несколько шагов в сторону компьютеров и кашлянул. – Даю сто марок первому, кто окажет гостеприимство чужаку и уступит свой компьютер.

Женщина поглядела на него и хихикнула. Подростки смущенно переглянулись, после чего один из них вскочил на ноги:

– Он ваш за сто марок.

Тадеуш достал две банкноты из бумажника и махнул рукой Кразичу, чтобы он занял место мальчика.

– Давай, действуй, – сказал он, наклонившись над плечом серба и внимательно глядя на монитор.

Кразич стал набирать адреса, которые ему указал Ханси, и тут появился хозяин заведения.

– Вам придется заплатить за время, которое вы проведете тут.

– Хорошо, – отозвался Радецкий и помахал еще одной купюрой в пятьдесят марок. – Сдачу оставьте себе и не мешайте нам.

– Сколько внимания, – не выдержал Кразич.

Ему пришлось подождать, пока появится нужный адрес.

– Как будто им известно, кто мы такие, – возразил Тадеуш. – Давай, Дарко, работай дальше.

Кразич вошел в почтовый ящик и открыл сообщение, обещанное ему Ханси. В нем было около полудюжины файлов, и Кразич тотчас кликнул первый из них. В нем содержались основные данные биографии Тони, начиная с работы, написанной для получения академической степени, до последнего времени.

– Читает курс психологии? Разве платят деньги за то, что человек умеет читать?

– Он читает лекции по психологии, – нетерпеливо отозвался Тадеуш. – Ладно, это не так важно. Здесь говорится, что он консультант Министерства внутренних дел по составлению психологических портретов преступников. Только этого не хватало!

– Похоже, что так.

– Значит, он сотрудничает с полицейскими, – медленно проговорил Радецкий. – Дальше, Дарко.

Ханси отлично поработал. Адрес Тони, номер его телефона, банковские счета.

– А он не очень то, а? – произнес Дарко Кразич.

Он неодобрительно отнесся ко вкусу Кэролин Джексон. Парень даже не хорош собой. Как доверять суждениям женщины, которая предпочла его боссу такого унылого говнюка?

Кразич открыл следующий файл. Это была газетная статья о суде над серийным убийцей по имени Джеко Вэнс. Автор писал о роли в расследовании психолога Тони Хилла, основателя Национального спецподразделения по профилированию преступников.

– Сотрудничает с полицейскими, – повторил Радецкий, и глаза у него потемнели от злости. – Что там еще?

Еще одна газетная статья, на сей раз о серийном убийце из северного английского городка Брэдфилд, на счету которого были четыре жертвы. В ней основное внимание уделялось психологу Тони Хиллу, который помогал полицейским и составил психологический портрет преступника, приведший их к убийце, однако едва не стоивший жизни ему самому.

– Какого черта Кэролин Джексон нужно от него? Дарко, ты же сказал, что проверил ее и она одна из нас.

Кразич пожал плечами:

– Может быть, в ней причина, почему он больше не работает с полицейскими? Если твоя баба преступница, ты не можешь быть среди ищеек.

Он сам не верил этому, однако понимал, что у него будет больше шансов убедить босса в вине Джексон, если он не выкажет слишком явной предубежденности.

Кразич сразу же замолчал, едва открыл следующий файл. Фотографии из «новостей». Тони на переднем плане, повернут в три четверти. По всей видимости, разговаривает с женщиной, стоящей сзади. Но, хотя ее лицо не в фокусе, ошибки быть не могло. Кэролин Джексон собственной персоной. Рука Кразича неподвижно лежала на мыши. Он и хотел бы посмотреть заголовок или подпись под фотографией, но словно заледенел. Кошмар наяву.

Наконец он шевельнул рукой, и появилась подпись:

«Психолог, доктор Тони Хилл, МВД,

и инспектор Кэрол Джордан на месте убийства Дамьена Коннолли».

– Она же из полиции, – со злобой прошептал Кразич. – Проклятая змея.

Радецкий побелел. Он был вынужден схватиться за край стола, чтобы унять дрожь в пальцах. С этой женщиной он хотел спать. Эта женщина проникла в самое сердце его бизнеса. Этой женщине он позволил лечить свое сердце. Она – предательница.

– Мы возвращаемся в Берлин, – сказал он, поворачиваясь на каблуках, и чуть ли не бегом направился к двери, позабыв о людях, которые глазели на него, открыв рот.

Кразич посмотрел через плечо. Оставался еще один файл. Он прочитал текст, и душа у него ушла в пятки.

– Черт, – едва слышно произнес он, торопливо отключил программу и компьютер.

Потом он вскочил и бросился следом за боссом, не обращая внимания на крики хозяина:

– Эй, их нельзя вот так выключать!

Кразич нашел Тадеуша прислонившимся к запертой машине. Дождь стекал по его лицу, словно слезы.

– Я убью суку, – сказал он подошедшему Кразичу. – Я, черт подери, убью лживую суку. – Он выпрямился. – Едем.

– Тадзио, держись. Мы уже проехали большую часть пути. Еще час, и мы в Кёльне. Возьмем наркотики и вернемся. Никуда она не денется. Она ведь не знает, что мы ее вычислили. И ее парень тоже не знает.

– Я хочу обратно.

– Надо сначала все обдумать. Потому что есть кое что еще.

– Ты о чем?

– Утром Хилл ездил в один дом. Я сказал Ханси, чтобы он проверил адрес. Квартира принадлежит некоей Петре Беккер. Она работает в полиции, в криминальной разведке. В том самом отделе, который уже много лет травит нас.

Тадеуш ударил ладонью по обшивке автомобиля:

– Едем обратно. Возьмем его, а потом убьем суку.

– Он не в Берлине. Радо позвонил из Темпельхофа. Хилл собирался вылететь в Бонн, и Радо пытался купить билет на тот же самолет. – Кразич достал телефон и набрал номер Радо. – Где ты? – спросил он и стал внимательно слушать. – Хорошо. Звони каждые пятнадцать минут.

Кразич повернулся к Тадеушу:

– Он объезжал причалы в Кёльне. Сейчас направляется в Кобленц. Мы гораздо ближе к нему, чем к ней. Да и она намеревалась ждать твоего возвращения. Если хочешь его взять, мы можем это сделать. А Радо пошлем в Кёльн за героином.

Тадеуш опять прислонился к машине:

– Давай так.

Кразич отпер дверцу со стороны водителя, потом другую, со стороны пассажира. Тадеуш как будто обмяк. Он устало опустился в кресло. Тем временем Кразич сел за руль и включил зажигание. По автобану они ехали со скоростью сто двадцать километров в час, и Кразич все увеличивал скорость. Тадеуш глядел вперед, и прочитать что нибудь по его лицу было невозможно. Заговорил он лишь минут через двадцать.

– Дарко, ты понимаешь, что это значит? – В его голосе звучала такая мука, какой Дарко не слышал после похорон Катерины.

– Это значит, что нас поимели.

Тадеуш как будто не обратил внимания на его слова.

– Если она работает в полиции, то ее сходство с Катериной – не случайность. Дарко, они давно все продумали. Не то что они сначала убрали Катерину, а потом чудесным образом нашли ей замену. Нет, они разделались с ней именно потому, что знали – у них в полиции служит ее двойник. – Ему изменил голос. – Дарко, это они убили ее. Они убили женщину, которую я любил, чтобы поймать меня. Теперь мне известно, кого винить в смерти Катерины. Уж точно не безмозглого мотоциклиста. Кэрол Джордан, вот кого.

35



Петра откинулась на спинку неудобного стула и положила ноги на узкую кровать в тюремной больнице. Марлен выглядела так, как и должна выглядеть побывавшая в тюрьме женщина, которая не понимает, что значат неожиданные перемены. Под глазами у нее были черные мешки, говорившие о недостатке сна и, вероятно, слезах. «Тем лучше для меня», – подумала Петра. Несмотря на ее двойственное отношение к полицейской операции, она была полностью убеждена в правильности своих действий. Достав пачку сигарет и зажигалку, она предложила то и другое Марлен, которая подозрительно посмотрела на них, потом пожала плечами и закурила.

– Что я тут делаю? – вызывающим тоном спросила она. – У меня ничего не болит.

– У тебя острый аппендицит, – ответила Петра. – Мы так думаем. Если это подтвердится, тебя переведут в городскую больницу.

Марлен глубоко затянулась, и на ее лице появилось блаженное выражение.

– Что за игры? – с нарочитым безразличием отозвалась она.

– Я знаю, где Таня.

Марлен скрестила ноги и смерила Петру оценивающим взглядом:

– И что?

– Дети должны находиться со своими матерями.

– Ну да, вот только вы сами не позволяете брать их сюда, или нет? – Марлен выпустила дым в сторону Петры.

– Марлен, у меня был тяжелый день. И нет времени ходить вокруг и около. Давай к делу. Мне известно, что Кразич держит Таню в заложницах. Пока ты молчишь, твоя дочь в порядке. Лично я считаю, что ходить на поводке, как собака, не слишком приятно. Но я – не ты.

– Что значит, черт подери, как собака? Петра сделала вид, что не слышит:

– Я вот что предлагаю. Мы освобождаем Таню, забираем тебя отсюда и обеих включаем в программу защиты свидетелей. Другой город, другое имя, другая жизнь. Взамен ты даешь показания против Кразича и Радецкого.

Марлен смотрела на нее открыв рот. Она даже забыла о сигарете.

– А вы не врете? – спросила она в конце концов.

Петра достала из кармана фотографию и отдала ее Марлен:

– Сегодня утром я сделала ее цифровым фотоаппаратом.

С цветной фотографии на нее смотрела маленькая девочка, тянувшая веревку. Узнать девочку было невозможно, и все же Марлен, вскрикнув, прижала руку ко рту.

– Извини, что снимок размыт. Я делала его издалека.

– Она не болеет?

Петра пожала плечами:

– Вроде нет. Но, знаешь, будь у меня ребенок, я бы не очень надеялась на то, что двоюродный брат Дарко Кразича, у которого на руках свиноферма, хорошо заботится о ней. Ну же, Марлен. Что надумала? Заключаем сделку?

– Вы не знаете, с кем боретесь, – со страхом проговорила Марлен. – Кразич не человек, он зверь.

– Марлен, я открою тебе небольшой секрет. Кроме тебя, у нас есть другие подходы к Кразичу и Радецкому. Через несколько дней, возможно, надобность в тебе отпадет. Эти парни сядут, и сядут надолго. Однако мне очень хочется повесить им на шею, как удавку, смерть Камаля. Обещаю, ты и Таня останетесь живы и здоровы. Даю тебе честное слово.

– Слово полицейского? – фыркнула Марлен. Она крепко вцепилась в одеяло и уставилась в стену. Петре показалось, что прошла вечность, хотя на самом деле она ждала не дольше одной минуты. Ей хватило сил изобразить невозмутимость и позволить Марлен самой подсчитать плюсы и минусы. В конце концов та нетерпеливо передернула плечами. – Черт, я ведь ничего не теряю, – с горечью буркнула она. – Ладно, заключаем сделку.

Петра мысленно поздравила себя с победой. Теперь она могла со спокойной душой отправляться к спецотряду, и пусть парни поразомнутся.

– Ты сделала правильный выбор. Так будет лучше и для тебя, и для Тани. Отсюда ты поедешь в надежный дом, а всем мы скажем, что тебя отправили в больницу. Как только мы освободим Таню, сразу же привезем ее к тебе. – Она опустила ноги на пол. – Держись, Марлен. Между нами, мы собираемся сбить спесь с ублюдков.

Марлен фыркнула:

– Послушайте только эту мисс воображалу. Да разве вы понимаете, с кем имеете дело? Ладно, надеюсь, вы работаете не хуже, чем болтаете.

«И я надеюсь, – думала Петра, выходя из палаты. – Ради всех нас я тоже надеюсь».
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.