.RU

К 1929 г в Ау ркка составили "Номенклатурный перечень авиабомб, необходимый для вооружения ввс". Таким образом, впервые заказ отечественной промышленности на - старонка 121

Жизнь и внутренняя политика:

С 1929 г. по 1932 г. советское государство использовало западных архитекторов. Основная масса иностранцев покидает СССР в 1932 — 34 гг. Единицы доработали до 1938 г. Эффект от их деятельности трудно оценить однозначно. С художественно-архитектурной точки зрения потерпели фиаско все. Социалистические города, которые должны были продемонстрировать Европе преимущества государственной собственности на землю и социалистического строя в целом, обернулись, в конечном счёте, морем бараков с покомнатно-посемейным заселением и помпезными площадями в центрах городов. Новый советский государственный стиль оказался, как будто в насмешку, поразительно похож на гитлеровский классицизм, расцветший одновременно со сталинским. Сугубо специфического архитектурно-планировочного решения социалистического города — уникального, не похожего на города капитализма, выработать так и не удалось. При этом, невозможно не замечать ту кардинальную роль, которую некоторые из иностранных архитекторов сыграли в строительстве советской тяжёлой и военной промышленности. Ведь соцгорода были хоть и важной с точки зрения пропаганды, но малосущественной с точки зрения капитальных вложений темой в реализации планов первой пятилетки. Главной была промышленность. А массированный импорт западных производственных технологий и возведение сотен новых, часто крупнейших в мире заводов оказались возможными, прежде всего, благодаря заимствованию американского и немецкого методов конвейерно-поточного производства проектной документации. Не говоря уже о том, что на их основе, в конечном счёте, оказалась выстроена вся государственная система массового проектирования в СССР, долгие годы существовавшая как бы автономно от проектирования уникальных объектов и ансамблей центров городов (11596).

Авиапромышленность:

В конце 1920-х гг. УВВС начало рассылать по заводам образцы покрашенной ткани как эталоны цвета. Это должно было хоть частично устранить разнобой в покраске машин. Если судить по сохранившимся до наших дней образцам, то действительно зеленый тон был с сильной желтизной, приближаясь к хаки, а голубой имел сероватый оттенок (11987).

В конце 1920-х гг. в нашей стране стали осваивать металлическое самолетостроение. Сначала на вооружение поступили разведчики Ю-20 и Ю-21, строившиеся филиалом фирмы "Юнкере" в Филях. Затем к ним добавились отечественные конструкции: истребитель И-4, разведчик Р-3 и бомбардировщик ТБ-1. Все они должны были получить стандартный облик: зеленый верх, голубой низ.

Исключением являлись только транспортные самолеты Юнкере F13 (у нас именовавшиеся Ю-13), закупавшиеся в Германии как гражданские. Они сохраняли традиционную фирменную светлосерую окраску с черной носовой частью фюзеляжа.

Когда советские заводы стали строить самолеты с металлической обшивкой, с их покраской сразу возникли большие проблемы. Имевшиеся лаки и эмали плохо держались на алюминии. После серии экспериментов остановились на масляных красках. Лакокрасочные фабрики поставляли базовые компоненты, а смешивали их уже на самолетостроительных предприятиях.

Красились уже собранные самолеты. Перед этим их мыли и обезжиривали бензином. Металл не грунтовали, клали на него два слоя масляной краски с промежуточной сушкой. Краска состояла

из смеси пигментов (примерно 70% объема) и натуральной олифы (30%). Поверх нее наносился защитный слой прозрачного масляного лака. Получалось глянцевое гладкое покрытие, хотя в солнечную погоду блики на обшивке явно создавали демаскирующий эффект (11987).

В конце 1920-х годов на вооружение ВВС РККА поступили немецкие бомбардировщики ЮГ-1, окрашенные по стандартной советской схеме, но немецкими эмалями, более стойкими, чем отечественные. Но через некоторое время и эти машины потребовали перекраски. Вместе с самолетами был приобретен запас немецких эмалей, но уже к 1931 г. он иссяк, и пришлось перейти на советские краски (11987).
Другие оборонные отрасли:

В конце 1920-х предлагалось сводить танки в отдельные батальоны и полки, которые в зависимости от типов танков включались в состав стрелковых частей и соединений либо оставались в резерве Главного командования, с тем чтобы танки помогали пехоте “прогрызать” линии обороны противника. Но заместитель начальника штаба РККА В. Триандафилов считал, что прорыв вражеской обороны должен осуществляться иначе (10733,280).

В конце 1920-х В. Триандафилов в своих выступлениях на Совете обороны неоднократно поднимал вопрос об отказе от стратегии равномерного наступления на всем фронте, но за концентрацию войск на направлениях главного удара. Чтобы за счет мощного прорыва фронта на узком участке и стремительного продвижения своих войск на территории противника перейти к расчленению вражеских группировок, их окружению и уничтожению по частям. Это было возможно лишь при постоянном упреждении неприятеля за счет высокой мобильности собственных ударных соединений. В. Триандафилов считал, что в войнах будущего необходимо эшелонировать собственные наступающие войска в глубину, чтобы после прорыва линии фронта пехотой при поддержке танков сопровождения мощный эшелон развития успеха, ядром которого стали бы “оперативные танки”, потряс бы тылы противника на глубину до 70—100 км и вышел на оперативный простор. Его идеи всемерно поддерживал инспектор бронесил РККА К. Калиновский, который говорил, что “боевые свойства танков должны быть использованы в полной мере, и осуществить это возможно только в составе самостоятельного механизированного соединения, все части которого обладали бы приблизительно одинаковой подвижностью. Поэтому, не отказываясь от применения танковых систем в составе других родов войск, необходимо создавать специальные механизированные соединения...”. Специальная комиссия РВС СССР во главе с главкомом С. Каменевым пришла к выводу о том, что мотомеханизированные войска в составе РККА нужны и в организационном отношении они должны состоять из:

а) механизированных соединений, предназначенных для решения как самостоятельных задач в отрыве от главных сил войск армии (фронта), так и во взаимодействии с ними;

б) танковые части (соединения) РГК как средство усиления войск, действующих на направлении главного удара;

в) танковые части, организационно входящие в состав общевойсковых соединений и предназначаемые для совместных действий с ними во всех видах боя (10733,280).

В конце 1920-х годов в состав Военно-морского флота СССР входили следующие крупные боевые корабли: два линкора - “Марат” и “Октябрьская революция” - на Балтийском море, линкор “Парижская Коммуна”, крейсеры “Коминтерн”, “Профинтерн”, “Червона Украина” - на Черном море. Установка самолетов, предназначенных для воздушной разведки и корректировки артиллерийского огня, на упомянутых кораблях началась в 1925-1926 гг. В соответствии со штатным расписанием, принятым на советском Военно-морском флоте, корабельное звено самолетов стало именоваться “боевая часть-6” (БЧ-6). Одним из первых самолетом оборудовали линкор “Парижская коммуна”, еще в период его пребывания на Бал-тике. Цельнометаллический двухпоплапковый Юнкере Ю20 установили на одной из башен главного калибра. Для осуществления полетов Юнкере спускали корабельным краном на воду, затем снова поднимали на борт. После перевода “Парижской Коммуны” на Черное море туда доставили и самолет, который использовался на линкоре вплоть до оборудования его катапультой. Устанавливали самолеты и па трех черноморских крейсерах. Это были поплавковые Авро 504К, известные в советской авиации как МУ-1 (Морской учебный - первый). На крейсерах “Профинтерн” и “Червона Украина” один такой самолет обычно размещался между второй и третьей дымовыми трубами, его опускали на воду и поднимали при помощи кран-балки. Иногда количество самолетов на борту доходило до трех единиц. В частности, легкий крейсер “Червона Украина”, посетивший в мае 1928 г. с дружественным визитом Стамбул, нес на борту три корабельных МУ-1. Использование самолетов Юнкере Ю20 и МУ-1 на кораблях считалось временным, так как уже с 1925 г. в Советском Союзе начались работы по созданию катапульт и специальных корабельных самолетов (11107).

Внешняя политика:

В конце 20-х годов во Франции начала работать сеть «рабкоров». Их работой руководил К. Лиожье (Филипп), бывший рабочий из департамента Луара, автор романа «Сталь». За его спиной стоял Й. Вир, польский коммунист, координирующий взаимодействие «рабкоров» и советской военной разведки.

Схема организации их работы была проста и эффективна. Газета «Юманите» (центральный орган французской компартии) обратилась ко всем своим читателям с просьбой присылать заметки и очерки о том, что происходит на их заводах и фабриках. Особо рекомендовалось обращать внимание на факты тайной подготовки к войне с СССР. Наиболее интересные материалы редакция обещала опубликовать. Все присланные материалы внимательно изучались и на их основе готовились обзоры для Москвы. Сотрудник советской поенной разведки С. Маркович отвечал за этот участок работы (Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М., 1998, с. 224-225.).

И. Вир занимался не только аналитической работой, он регулярно переправлял в Москву образцы новейшего вооружения. Однажды он прибыл в Париж как агент по торговле бельем. В его чемодане среди кружевных панталон лежала французская мина, недавно принятая на вооружение (Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. Т. 1. 1870-1939. — М., 1997, с. 206.).

По утверждению французской полиции, между 1928 и 1933 годами в стране действовала сеть, которая состояла более чем из 250 агентов. Это только те люди, кого удалось идентифицировать. На самом деле их было значительно больше.

Среди них был отставной полковник О. Дюмулен, сотрудничающий с советской разведкой с 1923 года. Он издавал журнал «Армия и демократия» и везде представлялся, как независимый военный эксперт. Одна из задач, стоявших перед ним, — сбор информации об определенных военных заводах и выпускаемой ими продукции.

Инженер Обри из военного министерства и его жена специализировались на поставке секретных данных о взрывчатых веществах. Сотрудник химико-биологической лаборатории В. Райх регулярно информировал Москву об отравляющих газах и бактериологическом оружии (Даллин Д. Шпионаж по-советски. — М., 2001, с. 59—61.) (11765).

В 1929 году во время посещения Советского Союза был завербован депутат рейхстага и член комиссии по иностранным делам Союза германских промышленников, профессор Кенигсбергского университета Д. Прейер. Вместе с ним с внешней разведкой согласилась сотрудничать его секретарь — Г. Лоренц. Располагая обширными связями в промышленных кругах страны, Прейер до 1932 года давал обширную информацию о позиции германских промышленников по отношению к СССР, описание патентов и технологических процессов (Очерки истории российской внешней разведки: В 6 т. Т. 2. 1917-1933 годы. — М., 1996, с. 224.) (11765).

За рубежом:

В конце двадцатых годов в Германии были построены небольшого объема полужесткие дирижабли конструкции “Парсеваль-Наатц”: RK-27 и PN-28. Оба эти типа воздушных кораблей сооружались на заводе “Вассер унд Люфтфарцойг”. Дирижабли строились из расчета, что будут эксплуатироваться без наличия эллинга, находясь на стоянке на очень легких и простых переносных специально построенных причальных мачтах. [250]

Объем дирижабля RK-27 составлял 1435 куб. м; длина 40 м, наибольший диаметр 8,6 м, высота дирижабля 11,5 м.

На кормовой части оболочки находилось оперение, состоявшее из крестообразно расположенных горизонтальных и вертикальных стабилизаторов одного и того же размера, к которым на концах прикреплялись при помощи шарниров рули высоты и направления — также все одинаковых размеров и площади. Каркас оперения изготавливался из дерева, а обтягивался материей. Каждая стабилизирующая поверхность оперения прикреплялась к оболочке при помощи четырех растяжек из стальной проволоки. В передней части оболочки имелось разрывное приспособление. Нижняя арматура — треугольной формы и в поперечном сечении представляла собой ферму из трех поясов, состоявших из стальных труб. Пояса связывались между собой распорками, также из стальных труб. Все панели были расчалены по диагоналям стальными проволоками. Гондола, элементы которой делались из стальных труб, жестко соединялась с килем. Она обтягивалась материей и имела большие окна. Гондола была рассчитана на 4 человека. В передней части посредине находился штурвал управления рулями направления; штурвал от рулей глубины располагался сбоку гондолы, причем так, что пилот мог одновременно управлять обоими штурвалами. Тяги от штурвалов к оперению проходили внутри нижней подвесной арматуры.

На дирижабле устанавливали 2 мотора типа “Анзани” с воздушным охлаждением, по 35 л. с. каждый. Их подвешивали к килевой ферме по обеим ее сторонам. Подвеска моторов осуществлялась при помощи тросов и стальных труб. Под каждым прикреплялось по одному костылю-амортизатору для предохранения моторов от ударов при посадке на [251] землю. Как баки с горючим, так и мешки с водяным балластом помещались в килевой ферме. Баки для горючего были рассчитаны на 160 л, что давало возможность дирижаблю находиться в полете в течение 10 часов, и устанавливались почти в центре тяжести корабля. Подводка горючего к моторам могла регулироваться из гондолы управления. Мешки с водяным балластом располагались по обоим концам киля. Управление балластом из гондолы — при помощи особых тяг.

Дирижабль PN-28 имел объем 1700 куб. м.

Гондола жестко присоединялась к килевой ферме; в ней могли поместиться пилот, механик и три или четыре пассажира. Дирижабль был рассчитан на полезную нагрузку 600 кг. [252] (11324).

1929 был годом пика кризиса советской авиапромышленности. Нереальный пятилетний план, потребовавший приглашения варягов (Ришара) в 1928 и вынудил прибегнуть к помощи ОГПУ-НКВД (ЦКБ-39 на заводе им. Менжинского). ОГПУ еще играло в благородство и честно пыталось перевоспитывать спецов, помочь им указав новые пути к социалистическому труду, а не уничтожать или употреблять как в 1939-1941. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.