.RU

«Дэйв Дункан. Император и шут: Фантастически роман»: армада; М.; 1997 - старонка 5


2



Вряд ли Кэйд за последние пятьдесят лет хоть однажды одевалась быстрее, чем в это утро. Но пока работали руки, мозг сверлила мысль о Дараде. Предупреждение Сагорна не шло у нее из головы. Андора Кэйд не опасалась. Конечно, он всеми силами попытается вырвать у нее тайну, но от его магии у нее есть защита — своя собственная магия. К тому же герцогиня считала, что сумеет противостоять назойливости, Андора.

Она прекрасно помнила, как год назад в Кинвэйле выиграла поединок с Андором. А уж как он старался! Но она не сдала позиций.

Иное дело — Дарад! Ведь когда этот громила, этот дикарь попытался утащить Инос, не кто иная, как Кэйд, обварила его кипятком. А унижения, обрушившиеся на него потом, — прямое следствие ее поступка. Кэйд не верилось, что кровожадному джотунну свойственно прощать обиды. Значит, если Сагорну понадобится вызвать Дарада, то она — труп? Но Кэйд превозмогла колебания.

— Я готова, доктор, — сообщила герцогиня.

— Клянусь Богами, бинты наматывать много легче, чем закручивать этот тюрбан, — ворчал Сагорн. — Нам нужны инструменты.

— О чем вы? — не поняла Кэйдолан.

— Ножницы, сойдут и маленькие; булавочки, можно и шляпные.

— Шляпы в Зарке? Доктор, опомнитесь!

Однако герцогиня пошла перетряхивать свои вещи в поисках колющих или режущих предметов. Кроме того, на подносе с фруктами она отыскала нож. Кэйд так увлеклась поисками, что, когда Сагорн вошел в комнату, она даже подпрыгнула от неожиданности — а может быть, от его вида. Первые лучи света еще не позволяли с уверенностью определить, какого цвета тряпки нацепил на себя старик, но выглядел он почти как знатный заркианец. Особенно хорош был плащ, спадающий мягкими складками; скорее всего, он был зеленого цвета, но пока казался просто темным. Тюрбан, накрученный. неумелыми руками, наверняка бы вызвал подозрения, а неуместная любознательность повлекла бы за собой гораздо более внешне неуклюжего джинна. К тому же ряженого окутывал сильнейший запах гнили, что само по себе не могло не настораживать.

— Примите мои поздравления, — присела в шутливом реверансе Кэйд. — Костюм — хоть куда.

— Лучше не придумаешь, — захихикал Сагорн. — Если слова силы обеспечивают удачу, тогда эти заплесневелые тряпки — добрый знак. Раз они держатся, нам везет.

Склонившись над столиком, куда Кэйдолан насыпала «инструменты», он стал исследовать содержимое жалкой кучки. Забраковав рожок для сапог и пряжку для пояса, старик взял ножик для фруктов, несколько булавок и крючок для застегивания пуговиц на башмаках.

— Вперед, ваше сиятельство. И да пребудет с парой старых дураков Бог Любви, — высокопарно пожелал доктор.

Кэйд мимоходом отметила про себя дурной вкус изречения и поняла, что доктор трусит. Герцогиня осторожно приоткрыла дверь и вышла в коридор, Сагорн — следом. Они двигались вдоль стены очень тихо, почти на цыпочках. По правде говоря, герцогиня дрожала от страха. Но она уговаривала себя, что старается исключительно ради племянницы, которая безусловно заслуживает хоть небольшой толики везения, а значит, задуманное предприятие просто обязательно увенчается успехом.

«Три слова силы — маг. Маг способен исцелять и раны, и болезни, и конечно же ожоги. Только бы мое слово оказалось достаточно мощным!» — молилась про себя Кэйд.

Какими бы слова силы ни возникли изначально — когда бы и где бы это ни произошло, — теперь, разделенные между многими владельцами, они наверняка значительно ослабели. Возможно, они также изнашиваются с течением времени. Слову Иниссо много веков. А если его мощь практически иссякла? Кэйд оставалось лишь надеяться, что ее опасения не оправдаются.

В длинных коридорах стоял прогорклый запах пыли и прокаленного на солнце камня, не успевшего остыть за короткую южную ночь. Громоздкие статуи четырнадцатой династии нескончаемой вереницей выстроились вдоль стен — слишком ценные, чтобы отправиться на свалку, и слишком безобразные, чтобы кому нибудь понадобиться.

Заговорщики благополучно миновали дверь в комнату, где спали четыре служанки. Впереди маячила наружная дверь, под которой тонкой ниточкой просачивался свет. После свадьбы Иносолан этой границы Кэйд еще не переступала..

Сагорн подошел к двери и легонько подергал ее. Затем он повернулся к герцогине и прошептал ей в самое ухо:

— Замок здесь или засов?

— Скорее, замок, — выдохнула она.

— Стража снаружи есть?

— Естественно!

На мгновение Кэйд показалось, что первое же препятствие заставит старика сдаться и повернуть назад, но он просто кивнул. В своем темном плаще Сагорн почти сливался с фоном стены, потому что маленькое оконце над дверью практически не пропускало свет. Нигде поблизости не было и намека на свечи, но почему то сильно пахло пчелиным воском.

— Замки — забота Тинала. Держи меч, ему он ни к чему, — говорил Сагорн, извлекая ножны с клинком и передавая оружие Кэйд.

Герцогиня с опаской сжала оружие и стала ждать. Момента, когда вместо старика возникла фигура юного импа, Кэйд не углядела. Доктор словно сжался наполовину, став моложе на три четверти века. Кэйдолан вспомнила, что однажды уже видела этого парнишку в тайной комнате Иниссо. Как и тогда, на мальчишке была одежда с чужого плеча. Вскинув руку, Тинал ловко поправил тяжелый тюрбан, который во время трансформации съехал ему на бровь. С минуту темные блестящие глаза внимательно изучали Кэйдолан, будто искали в ней следы магии. Уверенно сунув руку в карман, он извлек нож для фруктов. Гладкое железо скупо блеснуло.

— Герцогиня, — прозвучал его голос, тихий, как шелест листвы, — какой мне прок помогать тебе отдавать слово, когда здесь есть более нуждающиеся в нем?

У Кэйд голова пошла кругом. Ведь теперь Сагорн знал ее тайну, а то, что известно одному, — знают все пятеро, включая маленького бандита. Она сжимала меч, но не строила иллюзий о том, чтобы осилить воришку, захоти тот отобрать оружие. Он был много моложе ее, гораздо сильнее физически и уж конечно более ловок в драке. Даже с таким малюсеньким ножичком против тяжелого меча он одолеет ее.

«Да, — призналась себе герцогиня, — к этому я не готова».

— Ну? — все тем же тихим, шелестящим шепотом спросил вор. — Какая выгода для меня в том, что я рискую для тебя, жизнью?

«Ему нужна плата? — изумилась Кэйд. — Этот вор сумеет обокрасть любую сокровищницу, захоти он только!»

— Не для меня, — пересохшими губами пролепетала Кэйдолан. — Для Иносолан.

— Плевать мне на Иносолан! — фыркнул воришка. — Разве она бы рискнула ради меня, тем более жизнью? — Против этого Кэйд нечего было возразить. Довольный ее замешательством, парень осклабился.

— Я необходим тебе, — самодовольно заявил он. — Любой другой мой компаньон тут будет бесполезен. Только я могу открывать запертые двери и лазить по балконам. Я нужен вам всем! — широко ухмылялся нахал.

— Назови свою цену.

— Слово. Сейчас же! Я непременно передам его Рэпу.

— Доверять тебе?! Нет, не могу.

— Придется. У тебя нет другого выхода, — ликующим шепотом заявил вор.

Этот уличный мальчишка нахально требовал, чувствуя себя — важной персоной при заключении выгоднейшей сделки.

— Нет. Слово я передам только Рэпу, — твердо заявила Кэйд. — Только ему, и никому другому. Магия этого слова слишком хрупка, чтобы разбрасывать ее направо и налево.

— Тогда я ухожу. — Вероятно, он пожал плечами, но в темноте было не разобрать. — В любом случае — затея бредовая. Ведь уже светает.

Он повернулся с намерением зашагать назад к балкону.

— Стой! — приказала Кэйд. Ее голос прозвучал так громко, что она даже испугалась. — Еще шаг, и я закричу.

Для пущей убедительности Кэйд подняла кулак, как будто собиралась постучать в дверь. Она очень надеялась, что ночной грабитель в темноте видит лучше ее. Тинал замер на полушаге. Затем резко обернулся.

— Мне звать стражу или нет? — спросила Кэйд. — Они снаружи.

— Старая идиотка! — прошипел парнишка.

— Вспомни Рэпа, — в отчаянии схватилась она за последнюю соломинку. — Правильно, Инос не будет рисковать ради тебя жизнью — а он? Ради друга?

Герцогиня действовала по наитию, но, кажется, тактику угадала правильно.

— Вот еще! Ну, если только... — Возмущенный голос воришки странно изменился, словно потеплел. — Думаю, он достаточно чокнулся, чтобы... Знаешь, в Нуме, когда Гатмор... Если... Ну и чушь! Ловко у тебя получилось, впрочем, ты бы все равно этим воспользовалась. Не так ли?

С этими словами Тинал прошмыгнул мимо Кэйд к двери и ножом для фруктов поковырялся в замке. Через секунду раздался тихий щелчок.

В следующий момент Андор выхватил из рук Кэйдолан меч и распахнул дверь. Пошатываясь, имп ввалился в залитое светом множества ламп помещение и почти сразу же остановился за ним, но, оказавшись внутри, чуть не отскочила назад.

В привратницкой действительно было двое стражников, а еще там находилось четыре девки. И разумеется, оружие. Но все это размещалось на полу. Одежда, люди, подушки, мечи валялись вперемешку. Мертвецки пьяные, все шестеро храпели или сопели. Винный перегар плотно впрессовывался в воздух.

Андор икнул, пошатнувшись, глупо ухмыльнулся и... сменился на Сагорна. Старик торопливо вложил меч обратно в ножны и стал пробираться к выходу. Кэйд последовала за ним, по возможности стараясь не смотреть на остатки оргии. Но сделать это было нелегко. Чтобы пересечь комнату, приходилось перешагивать через голые тела, отыскивая в их мешанине более или менее свободные места. Чтобы не запачкать подол платья, Кэйд высоко приподняла юбки. Она вздохнула с облегчением только тогда, когда выбралась на улицу и закрыла за собой дверь.

— Вы здорово блефовали, но и Тинал — стойкий парнишка, — заметил Сагорн.

Они, поддерживая друг друга под руки, ковыляли вниз по ступеням утопающей в темноте лестницы длиной в лигу во дворце, больше похожем на вооруженный лагерь.

— Запад, — пробормотала Кэйд.

— Прошу прощения?

— Я слежу за направлением. Мы только что повернули на запад.

— О, как предусмотрительно... — Наконец лабиринт лестниц кончился входом в обширное помещение, вонявшее тухлым мясом. Как вскоре выяснилось, то была кухня. Под столами и в углах досматривали последние сны рабы, в чьи обязанности входила вся черновая работа. Их храп отражался от невысоких сводов. С восходом солнца работников поднимут, но маловероятно, что забитые оборванцы посмеют приставать с расспросами к господам, оказавшимся на кухне, и уж тем более им не придет в голову звать стражу. Что то, шурша, торопливо сновало по полу вдоль стен — возможно, крысы. Кэйд даже думать себе запретила о змеях и скорпионах, только гадала, хотелось бы ей осветить кухню получше или нет. Но огромные черные тараканы были видны и в полутьме.

«Если бы в Краснегаре хоть одна из дворцовых кухонь выглядела вот как эта, Эганими бросилась бы с крепостной бтены», — решила герцогиня.

— Накиньте покрывало, — велел Сагорн. — Мы добрались до внешней двери. Вполне вероятно, что в тюремные подвалы можно попасть, не выбираясь наружу, но надо знать переходы, а у нас нет лишней пары недель на их поиски. Так что закройте лицо и идите за мной.

Старик отодвинул засов и нажал на дверную ручку. Заскрипели петли.

3



Обнесенный высокой каменной оградой, оседлавший холм Дворец Пальм являл собой многоярусный парк. Каскады лестниц с фонтанами и зданий, одни — соединенные аркадами, и другие — разбросанные по всей территории, образовывали то улицы, то дворики. Густые зеленые насаждения дарили благодатную тень. То тут, то там на склонах холма возвышались башни с прилегающими к ним мощеными дворами, которые были огорожены довольно высокими стенами.

Затворив дверь, Сагорн двинулся в восточном направлении, стараясь придерживаться тени. Старик, видимо, четко знал куда идти. Небо над головой уже посинело, а над морем у горизонта расплывалось пятно.

Дважды Сагорн заталкивал Кэйд в дверные ниши, и оба затаив дыхание пережидали патрульные отряды стражников. На башнях тоже должны были стоять часовые; удивительно, они никого так и не заметили. Это путешествие являлось абсолютным безумием, но оно благополучно продолжалось.

Наконец в каком то закоулке Сагорн остановился и отер бледной рукой капельки пота со лба. Старик запыхался и с минуту не мог вымолвить ни слова.

— Вот она, тюрьма, — пробормотал он. — Полдела сделано. Теперь надо попасть внутрь. Но как?..

Каменные стены каземата казались древнее прочих зданий, но одного взгляда на трехэтажное строение оказалось достаточно, чтобы похоронить надежды Кэйд на ловкость Тинала. Даже если бы вор сумел взобраться по отвесным стенам, сквозь прочные решетки на окнах мальчишке не просочиться.

— Поищем дверь, — предложила герцогиня.

Спускаясь вниз по аллее, Кэйд слышала за спиной шарканье шагов Сагорна. Дверь вскоре нашлась, неприметная, зато чрезвычайно массивная и с зарешеченным окном. Отсутствие ручки и замочной скважины сильно осложнило дело.

— Внутренний засов, — проворчал Сагорн. — Черный ход. Просто так не войдешь.

Рассудив, что торчать под дверью — занятие безнадежное, Кэйд двинулась вокруг здания тюрьмы. Обидно было, что стена напротив изобиловала дверьми, одна из которых была даже приоткрыта. Но вряд ли они вели в сам каземат. Это были двери складских помещений. Возможно, погреба не были изолированы от тюрьмы, но, как верно заметил Сагорн, у них не было времени на долгие поиски. Осторожно выглянув за ближайший угол, герцогиня увидела обширный двор, главный вход и часовых под аркой, впечатляющей своей фундаментальностью. Вид вооруженных до зубов стражников заставил Кэйд попятиться.

— Ничего не поделаешь, придется вернуться, — твердо заявила она и, не дожидаясь возражений спутника, повернула обратно к незаметной маленькой дверке, обнаруженной ими раньше. Подле нее она и остановилась.

— Даже Дараду не под силу проломить преграду, — злобно шипел Сагорн. От страха его лицо, изборожденное глубокими; морщинами, посерело. — Чтобы пробить брешь, нужны топор, час времени и никаких любопытных...

У Кэйдолан голова шла кругом, а сердце трепыхалось в груди, как пойманная бабочка в руках ребенка. Никогда раньше не была она столь безрассудна. Должно быть, на старости лет взыграла кровь предка берсерка. Когда она подумала, что их затея может не удаться и они погибнут прежде, чем успеют выполнить задуманное, то с изумлением обнаружила, что ей все равно. Кэйд шла ва банк.

— Пути назад быть не может, не так ли? Давайте постучим и посмотрим, что получится, — предложила герцогиня.

Содрогнувшись, Сагорн зажмурился.

— Тогда поневоле придется вызывать Дарада.

— Лучше Андора. Если на мой стук кто нибудь высунется, Андор тут же запудрит ему мозги, — поспешно предложила Кэйд, — и заставит открыть дверь.

Усмехнувшись, Сагорн устало покачал головой.

— Андор пьян, — вздохнул старик.

— Как это пьян? Не может быть.

Кэйд не могла поверить, что очаровательный юноша может напиться.

— У него была веская причина накачаться, — заверил Сагорн. Прислонившись к стене, он задумчиво тер лоб. — Андор пьян, с этим ничего не поделаешь. Тинала ослепляет самодовольство, к тому же от недосыпания он едва держится на ногах. Джалон сейчас бесполезен. Остаемся мы с вами. Нет, — покачал головой доктор, — мы слишком стары для такого вздора, как кража пленника из тюремных подвалов султанского дворца. Это безнадежно!

— Чушь! — отмахнулась герцогиня. — Послушайте! Если дверца устроена для тайных встреч, то она работает как на выход, так и на вход. Не так ли? Эти джинны помешаны на шпионаже... у них сплошь и рядом шпионы. Значит, и сообщения от адептов могут поступать когда угодно, — вслух размышляла Кэйд. — Там должен сидеть привратник, чтобы впускать и выпускать вестников. Вызывайте Андора... В чем дело?

— Без драки не обойдется. А Андор, даже трезвый, слаб в поединке.

— Ты же вызывал его...

— Не я. Эту глупость сотворил Тинал. Он действовал не подумав. Вот что я скажу: для этой двери любой из нас позовет Дарада. И я...

— Нет!..

Кэйд не могла забыть, что Дарад убил женщину из за волшебного слова. Сагорн и Кэйд гневно сверлили друг друга взглядами.

— Думайте, доктор! Вы же мыслитель! — нажимала герцогиня.

Сагорн тяжело вздохнул.

— Послушайте, Кэйд. Дарад — неплохой парень. Вы с ним отлично поладите. Упомяните о Рэпе, и все будет нормально. Теперь Дарад в восторге от фавна, поверьте мне, — терпеливо уговаривал доктор.

Но Кэйд с трудом верилось, что гигант варвар возлюбил Рэпа после того, как фавн натравил на него собаку, а потом гоблина. В то же время она сознавала, что без Дарада их затея обречена на провал.

— Что ж, если нельзя иначе, зовите Дарада. Я рискну! — воскликнула Кэйд.

— Ладно, — недоверчиво поглядывая на взволнованную спутницу, произнес Сагорн. — Попробуем. И да пребудут с вами Боги.

Темно зеленые одежды встопорщились, застежки полопались, и гигант отшвырнул плащ в сторону.

Непроизвольно сжав кулаки, Кэйд задрала вверх голову, рассматривая шрамы и татуировки, перебитый нос и страшную волчью ухмылку.

— Доброе утро, Дарад, — промямлила она.

Гора мышц затряслась от беззвучного смеха. Злобно сверкнув глазами, варвар прогудел:

— И тебе добрый день. Помощь моя понадобилась, да?

— Я искренне сожалею о том, что произошло в Краснегаре, — непроизвольно отодвинувшись на шаг, извинилась герцогиня. — Виной тому моя преданность племяннице и...

— Джотуннская кровь? — хохотнул Великан.

— А? О да. Кровь импов и джотуннов смешалась в нашей семье примерно поровну.

— Джотунны растят лучших воинов, — хвастливо заявил Дарад. — По Рэпу это отлично видно.

«Вот оно!» — решилась Кэйд.

— Рэп в большой беде, мне необходимо пробраться к нему.

— Знаю, — яростно сверкнул глазами варвар. — Ты сделаешь его магом, верно? Грязные джинны! — злобно прорычал Дарад. — Времечко поджимает, так? Тогда торопись! Ну, стучи и увидишь, что будет! — С этими словами джотунн выхватил меч из ножен. Сталь клинка сверкнула так ослепительно, что Кэйд даже подпрыгнула от неожиданности.

Отступив к стене рядом с дверью, воин приготовился к любым неожиданностям. Вздрагивая сама не зная почему, Кэйд поплотнее закуталась в покрывало и, встав прямо перед зарешеченным окошком, постучала. На всякий случай Кэйд смотрела себе под ноги, прикрывая веками свои голубые — а не красные, как у джиннов, — глаза. В поле зрения герцогини, попали ботинки Сагорна, из разорванных мысов торчали огромные пальцы джотунна, а рядом поблескивал кончик меча. Рассвет разгорался. Потянуло ветерком. Его порывы принесли аромат трав и цветов, безмятежные запахи пробуждающегося дня. Неподалеку подала голос ранняя птаха; к ней начали присоединяться другие.

Ничего этого Кэйд не слышала, она считала удары собственного сердца. После пятидесятого герцогиня вновь протянула руку, намереваясь постучать еще раз. И тут из за решетки прозвучали слова:

— Песнь сверчка тиха...

«Милосердные Боги! — ахнула Кэйд. — Я не знаю условных слов! Что же отвечать?» — запаниковала она.

— У меня послание от Великого Господина, — хрипло прошептала она...

— Пароль! — требовал голос.

— Мне не сказали его! — в отчаянии воскликнула Кэйд, старательно рассматривая землю. Потом торопливо добавила: — Женщинам не сообщают паролей.

— Женщины не приносят посланий от султана.

— Тогда его воля не будет исполнена, и он пожелает узнать почему.

За дверью раздалось недовольное ворчание, и наступила гнетущая тишина. Кэйд показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она услышала скрежещущий звук вытаскиваемого засова. Хорошо промазанные петли неслышно повернулись, и дверь приоткрылась. От резкого рывка Дарада Кэйд отлетела в сторону и чуть не упала. Дернув на себя дверь, воин распахнул ее и исчез в темном провале. Крика не было, только хруст ломающихся костей, глухой удар, а затем тихий хрип. Герцогиня перешагнула порог и очутилась в маленьком темном помещении. Слабый свет из дверного проема позволил ей рассмотреть сломанный стул в углу, лестницу напротив входной двери и распростертое на полу тело, над которым торжествующе ухмылялся щербатым ртом гигант.

— Пока порядок! — пророкотал Дарад. — Закрой дверь. Так. Теперь не отставай!

— Подожди! — выдохнула она, не в силах отвести глаз от убитого.

Смерть этого человека была на ее совести. Мысли путались в ее голове. Кэйд ужаснулась содеянному и, что хуже всего, не сомневалась: это лишь начало кровопролития.

Пренебрежительно проигнорировав ее приказ ждать, воин с мечом наготове помчался вверх по лестнице, прыгая через две ступеньки. С криком «стой!» Кэйд поспешила за ним. Но бегать по лестницам ей было не по силам, и она безнадежно отстала. До ее слуха долетели звуки драки, грохот мебели и пронзительный крик, перешедший в хлюпающее бульканье. Добравшись наконец до комнаты, Кэйд увидела еще три трупа, на них сквозь решетки лился мягкий утренний свет. В розовых лучах алела кровь — ее было много, очень много: и на полу, и на мебели, и на телах, и на торжествующем убийце. Никогда прежде она не видела столько крови.

Слово силы превратило умелого воина в непревзойденного бойца. Один из распростертых на полу людей застонал и попробовал приподняться. Дарад отсек его голову с таким безразличием, словно отмахнулся от мухи.

Потрясенная Кэйд отвернулась от жуткого зрелища. Она зажимала рот кулаком, впиваясь зубами в костяшки пальцев, чтобы подавить рвущийся наружу вопль. Стены качались, пол словно ходуном ходил, но на обмороки времени не было. Дверь распахнулась, и в помещение ворвался еще один человек в коричневых одеждах. Дарад одним прыжком пересек комнату и бросился на джинна. Воин, ошеломленный видом кровавой бойни, не успел оказать сопротивления. Джотунн поднял его за тунику и одним ударом оглушил несчастного. Джинн свалился на пол.

Какое то время в комнате царило молчание. Затем джотунн искоса взглянул на Кэйдолан и ухмыльнулся, разглядев выражение ее лица.

— Только джинны! — горделиво изрек он, засовывая в ножны свой окровавленный меч. — А ты молодец, не вопишь, — с ноткой уважения похвалил он и позвал: — Подойди поближе.

Наклонившись, джотунн приподнял оглушенного стражника и, несколько раз встряхнув, привел в чувство. Затем снял с пояса жертвы кинжал и нацелился острием бедняге в лицо.

— Где держат фавна? Знаешь?

Стражник был очень юн, еще почти мальчик. Над его верхней губой золотился первый пушок будущих усов. Свалившийся тюрбан высвободил копну рыжеватых волос. Парнишка с ног до головы был увешан кинжалами, мечами, ножами, но никакой пользы ему оружие не принесло.

Очнувшись в руках верзилы, мальчик попытался было крикнуть, но сразу же умолк, когда Дарад всунул ему в ноздрю острый кончик кинжала. Рубиновые глаза пленника выпучились от страха и боли, а шея неимоверно вытянулась.

— Так ты знаешь, где фавн? Если нет, то ты мне не нужен, джинн...

— Знаю, — прохрипел парень.

— Хорошо. Как туда пройти?

— У... у...

— Говори! Или умрешь!

— Прямо. Второй поворот налево. Потом направо. Все время вниз по лестнице.

— И только то?

— Да. Клянусь, — вдруг закричал он, — я сказал правду!

— Хорошо, — повторил Дарад и быстрым движением перерезал пленнику глотку. Отшвырнув труп, джотунн бросил: — Запри дверь, и пойдем.

С этими словами варвар выскочил в коридор. Дрожащими руками Кэйд кое как заперла дверь и, шатаясь, направилась за ним. Дарад уже скрылся из виду, но топот его гулко отдавался под каменными сводами.

Похоже, на своем пути убийца встретил еще одного стражника. Герцогиня услышала проклятия, но, когда завернула за угол, широкий коридор был пуст. Только кровавый ручеек, извиваясь по полу, превращался кое где в лужицы. Кэйд шла и гадала, зачем Дарад унес тело убитого. Чтобы воспользоваться им как щитом в неожиданной стычке? Чтобы получше припрятать страшную улику?

Алая дорожка уводила герцогиню все дальше и дальше, завернув сначала налево, потом направо.

Наконец Кэйд добралась до винтовой лестницы, уходившей в бездонную черноту. Из глубины раздавался глухой топот башмаков Дарада. Не переоценивая себя и свою ловкость, Кэйд метнулась к мерцающему в дальнем углу светильнику. Приподнявшись на цыпочки, герцогиня сняла масляную лампу с крючка и вернулась к лестнице.

Узкие, неровные ступеньки выглядели ненадежными. Вдоль стержня лестницы спиралью извивался в неведомые глубины тонкий канат. Других поручней не имелось. Герцогиня спускалась осторожно, не торопясь, предоставив Дараду возможность совершать все подвиги — или зверства. От масляного светильника толку было не много — он лишь отбрасывал длинные колеблющиеся тени на стены колодца. Где то на середине она споткнулась о труп и потеряла немало времени, пытаясь перебраться через тело, чтобы продолжить спуск. Герцогиня даже пожалела, что Дараду надоело тащить убитого.

Наконец она спустилась в темный и крайне зловонный подвал. Как ни прислушивалась Кэйд, противную тишь разрывали лишь редкие мерные капли. Здесь не было ничего, кроме капающей воды и пустоты огромного подземелья. Вдруг Кэйд осенила счастливая мысль осмотреть пол, и она тут же обнаружила кровавые пятна. Они вели к другому отверстию, другой лестнице, ведущей вниз, справа от той, которую только что покинула Кэйд. Дарад отыскал ее и без светильника.

Эта вторая лестница, значительно уже и круче первой, была высечена из цельного камня. Плохо только, что держаться е приходилось за стену: тут не оказалось даже веревки, заменявшей перила. Спускаясь по ступеням, ввинчивавшимся в черноту, герцогиня затосковала. Наверху, в реальном мире, разгорался рассвет, а здесь ночь никогда не кончалась. Зато кончалось масло в лампе — огонек едва трепыхался. Возможно, запас масла специально был рассчитан так, чтобы иссякнуть к рассвету. Дышать зловонным воздухом становилось невыносимо. Кэйдолан содрогалась от отвращения и убежала бы куда глаза глядят, если бы возможно было хоть что нибудь разглядеть. Она уже жалела, что все это затеяла.

Кэйд шла, машинально переставляя ноги, до тех пор, пока из темноты на нее не вынырнуло громадное чудовище, сверкающее белками глаз на измазанном кровью лице. Черные от запекшейся крови губы раскрылись, обнажая хищные клыки... Алые лапищи потянулись к ней, выхватили светильник и загасили огонек. Ослепшая и потрясенная Кэйд издала слабый хрип — на крик у нее уже сил не осталось — и, потеряв равновесие, наверняка упала бы, если бы гигант не подхватил ее своими окровавленными руками. Пятясь вниз по ступеням, он отнес ее к подножию лестницы.

Тьму каменного мешка, высеченного в скале, рассеивал слабый свет, идущий откуда то со стороны. Под низким потолком даже Кэйд не могла выпрямиться, Дарад же и вовсе согнулся чуть ли не пополам. Герцогиня боролась с головокружением. Более или менее привыкнув к зловонию, она осмотрелась повнимательнее. Кроме цепей, зловеще сваленных в углу, и ржавых колец, вделанных в стену, ничего другого здесь не было. Слева и справа от лестницы виднелись двери камер, вероятнее всего пустых. Даже для темницы это подземелье казалось слишком заброшенным.

Стена напротив лестницы светилась решетчатым квадратом. Герцогиня догадалась, что они у цели. Рядом с той закрытой дверью была еще одна дверь. За ней зиял абсолютно черный провал небольшого пустого помещения. Невольно Кэйд вспомнилась часовня; яркое окно и мрак. Из забытья воспоминаний к действительности ее вернули голоса, раздававшиеся из за освещенной запертой двери.

Тошнотворная вонь, пропитавшая воздух, сильно досаждала герцогине. Кэйд не понимала, как кто нибудь может такое выдерживать. Однако какая то вентиляция в этом гиблом месте явно существовала, иначе бы они уже задохнулись. Поэтому ее не удивил внезапно потянувший легкий ветерок, холодивший ноги.

Равнодушный и к жаре, и к вони Дарад задумчиво чесал затылок, прислушиваясь к шуму в запертой камере. Там находилось по меньшей мере несколько мужчин, они болтали, смеялись и гремели игорными костями. Несомненно, именно в этой камере содержался Рэп, порукой тому — наличие стражников. Ведь Азак приказал, чтобы с пленника не спускали глаз.

Возможно, султан отдал и другие распоряжения. Например, убить узника при первой же попытке к побегу. Дверь конечно же заперта изнутри, и наверняка на засов. Чужакам ее не откроют, разве что услышат пароль, рассмотрят их сквозь решетку и убедятся, что нет подвоха.

Судя по голосам, стражников было четверо, если не пятеро. Как ни стремителен в деле воинственный джотунн, сомнительно, что он их одолеет, навались они на него все скопом. Может быть, наверху уже обнаружены результаты мясорубки, устроенной Дарадом, и поднятые по тревоге воины ищут убийц. Если это так, то заговорщики в западне.

В отчаянии Кэйд прислонилась к стене. Сейчас ее затея представлялась ей совсем в ином свете. Интересно, почему она вообразила, что сможет перехитрить Азака в его собственном доме? Султаны Араккарана издавна славились подобными беззакониями, безнаказанно творя несправедливость; вероятно, Азак всосал эти навыки с молоком матери.

Джотунн повернулся к Кэйд, ожидая распоряжений. Жутко было видеть на окровавленном лице выражение растерянности. Воин инстинктивно цеплялся за меч, но в создавшейся ситуации он не знал, что с ним делать.

— Андор, — прошептала герцогиня.

Дарад застыл на мгновение... а Андор чуть было не уронил меч. Вонзившийся в каменный пол кончик клинка звякнул, как им показалось, ужасающе громко. Имп пошатнулся (хмель все еще действовал на него), но сумел взять себя в руки. По счастью, стражники, увлеченные игрой, ничего не слышали.

С ужасом осмотрев свою пропитанную кровью одежду, Андор хмуро покосился на Кэйд и произнес:

— Представляешь теперь, каково это — память Дарада?

— Нам срочно нужно попасть туда, — потребовала Кэйдолан, не позволяя Андору отвлечь себя.

Действительно, время становилось их главным врагом. Странно, что до сих пор никто не обнаружил трупы и кровь! Еще более невероятно, что они каким то чудом сумеют выбраться отсюда живыми!

Андор рыгнул, гримасничая, вытер лицо рукавом и, прищурившись, уставился на единственный квадрат света.

— И как это сделать? — прошептал он.

— Уговори их. Заставь их открыть дверь, — требовала герцогиня.

— Сколько их?

— Четверо, по меньшей мере.

Имп покачал головой. Этого движения оказалось достаточно, чтобы он пошатнулся.

— Слишком много, тем более сейчас. Одного... пожалуй... Но они все сгрудились под окошком двери... из за ч ч чужака. Видишь, я не в лучшей форме. Мне и с одним то долго возиться, а со всеми... пустой номер.

Андор умел извиняться. Он с нежной грустью смотрел на Кэйд и улыбался самой застенчивой и обаятельной улыбкой, призывая ее понять и простить мальчика. Но Кэйд не растаяла под его взглядом.

— Не можешь? — жестко спросила она.

Андор продолжал улыбаться.

— Вызови доктора Сагорна, — потребовала герцогиня. — Уж он то способен думать, не то что ты.

— По крайней мере, он трезв, — торжественно согласился Андор. Икнув на прощанье, имп исчез.

— Идемте, — выдохнул Сагорн.

Неуклюже шагая, явно стараясь избегать липких прикосновений окровавленной одежды, старик пересек пещеру и скрылся в пустующей камере. Кэйдолан молча шла следом. Ей искренне хотелось выбраться к свету, а не нырять в темноту. Она никому не желала зла — только добра. Дверной проем оказался настолько низок, что ей пришлось нагнуть голову, чтобы войти. Никакая сточная канава не посмела бы соперничать с этим закутком по вони. Но нужник явился надежным убежищем для незваных гостей.

— Как нам попасть вовнутрь? — настойчиво допытывалась герцогиня. — Может быть, выманим по одному?

— Пока не знаю! Военное искусство — не мой профиль. Лучше всего довериться удаче и подождать. Я должен подумать.

Кэйд чувствовала себя никчемной и бесполезной. Она с содроганием вспоминала трупы, которыми Дарад устлал их путь. И все это чтобы спасти одного человека! Кэйд не желала заглядывать в будущее, опасаясь увидеть еще двух мертвецов — себя и своего изменчивого спутника. До чего же это было несправедливо, но вполне реально — если стражники их обнаружат. Кэйд ощущала себя погибшей грешницей... Она служила смерти... Злу...

Металлический лязг отодвигаемого засова, донесшийся из за соседней двери, перепугал герцогиню до смерти, у нее даже руки заледенели. Противно заскрежетали немазаные петли. Негромко ахнув, Сагорн оттащил ее к боковой стене, прочь от серого прямоугольника дверного проема. В следующую секунду на месте доктора снова был Дарад.

— И одну мне, Арг! — прозвучал веселый возглас.

— Не уступай, Куф! — откликнулся резкий голос из темной прихожей.

— Мне не управиться с такой штучкой!

Еще разок мерзко скрипнули петли. Дверь закрылась под звучный взрыв смеха и возгласы Куфа. Лязгнул засов. Арг вышел из камеры без фонаря, значит, шел он наверх.

Действительно, в дверной проем отхожего места просунулась человеческая фигура. Кэйд затаила дыхание, Дарад тоже, но по другой причине. Он выжидал удобного момента, чтобы Кэйд зажмурилась. Она решилась открыть глаза не раньше, чем затихла возня и воин отволок тело в сторону. Но подошел к герцогине Сагорн.

— Вот неожиданность! — пробормотал старик, оглядываясь на последний труп.

— Счастливая?

— Возможно. Удача с нами! Мы оба обладаем словами силы, значит, должны быть вдвойне удачливы. Вы не находите? — торопливо бормотал он. — Мы в тупике. Нам что угодно может сгодиться... Ага! — радостно возвестил доктор.

— Что? Что такое? — теребила старика Кэйд.

— Просто наблюдайте! Возьмите, понадобится! — Он извлек из за пояса кинжал, тот самый, которым верзила перерезал горло мальчику, и сунул его в руку герцогини. — Даже Дараду иногда нужна помощь, — наставительно произнес Сагорн. — Ситуация не из легких.

Рукоятка кинжала была липкой; Кэйд замутило. Она нехотя взяла оружие, искренне сомневаясь, что когда либо сможет заставить себя им воспользоваться. Она собралась было поведать это Сагорну, однако рядом с ней был кто то другой, более миниатюрный, но не Тинал. Светлые волосы джотунна, казалось, серебрились в темноте.

— Джалон? — догадалась Кэйдолан.

Ей бы следовало узнать менестреля, а не догадываться. Как Андор, новоприбывший первым делом осмотрел свою одежду. Кровавые пятна подействовали на него еще более угнетающе, чем на импа. Бедняга содрогнулся так, что даже зубы клацнули. Кэйд знала Джалона как мягкого, чувствительного мечтателя. Он никогда никого не убивал.

— Ты? Почему? — Ужас и отчаяние захлестывали герцогиню.

Чтобы не кричать, она опять впилась зубами в костяшки пальцев. Женщине казалось, что большего напряжения она выдержать не сможет. Но Кэйд помнила о своем высоком происхождении и по привычке стремилась сохранять достоинство. К тому же в ней текла джотуннская кровь, и это тоже накладывало немалые обязательства. Но она была на грани обморока. Из за мерзостного запаха Кэйд обливалась потом, а в висках больно пульсировала кровь. Но сознание терять было некогда.

«Инос! Инос! — как заклинание, твердила про себя Кэйд. — Ради тебя, Инос. Это ради тебя!» Воспоминание о племяннице, казалось, укрепило ее дух.

Но Джалону тоже требовалась поддержка. Менестрель был в панике. От ужаса бедняга дрожал так сильно, что зубы его стучали, как кастаньеты. Затем послышались всхлипывания, перемежавшиеся слабыми стонами: «Невозможно! Он с ума сошел! Я не могу больше!» Кэйд понятия не имела, что за план изобрел изворотливый Сагорн. Она знала только, что в любую минуту могут нагрянуть сотни разъяренных воинов. На «ахи» и «охи» у заговорщиков просто не было времени. Кэйд решила воспользоваться аргументом, который чудесным образом укротил Тинала.

— Ради Рэпа! Джалон, пожалуйста, постарайся ради Рэпа!

Всхлипывания разом прекратились.

— Да, ради Рэпа! Вы правы! — с усилием произнес Джалон.

Кэйд услышала, как хрустнули суставы сжатых в кулаки пальцев менестреля. Затем он прокашлялся, прочищая горло, и высунул голову из дверного проема.

— Эй! Куф! Погляди ка! — выкрикнул Джалон голосом убитого тюремщика. От неожиданности Кэйд едва не выронила кинжал. Заркианский акцент был безупречен. Из за запертой двери послышалось ворчание, затем вопрос прозвучал более отчетливо, но все еще невнятно, словно кто то нехотя приближался к решетке. Затем голос Куфа громко спросил:

— Кто там?

Джалон нырнул назад в нужник и крикнул:

— Это Арг, дурак! Кто же еще, по твоему? Иди и глянь сюда, ради всех Богов!

— Что еще там? — раздраженно поинтересовался невидимый Куф.

Стремясь усыпить бдительность подозрительного стражника, менее гениальный артист переиграл бы, но Джалон знал, когда стоило сделать паузу. Поджидая жертву, менестрель отошел от двери и вызвал Дарада. Гиганту пришлось здорово согнуться, но меч он держал наготове. Лязгнул засов, заскрежетали петли, и голова в тюрбане высунулась из за двери.

— Арг, — недовольно ворчал Куф, — ты же знаешь правила! Внутри всего пятеро. Если хочешь, чтобы я на что то там смотрел, зайди сюда и...

Тирада оборвалась. Дарада в нужнике уже не было. Стиснув зубы и размахивая кинжалом, Кэйдолан устремилась за ним.

Чуть ли не у порога, в щедром сиянии ламп, белел труп, распростертый на полу камеры. Герцогиня едва не споткнулась о тело. Противоположный от двери угол камеры застилал ветхий ковер, на котором все еще сидели трое тюремщиков. Схватившись за ятаганы, стражники молча начали подниматься на ноги. Еще один, оказавшийся расторопнее, уже атаковал Дарада. Ошеломленная Кэйд замерла у входа. Ей показалось, что время замедлило свой бег, и Дарад не вонзил, а воткнул, и неторопливо повернул в брюхе джинна клинок, отчего стражник осел на землю. Ухватившись за живот, он переваливался на спину, медленно сжимаясь в комок... Наваждение спугнул пронзительный вопль смертельно раненного тюремщика. Теперь Кэйд вновь обрела способность соображать.

Трупная вонь исходила от голого тела, пришпиленного к полу, как бабочка к картонке. Распухший, почерневший, гниющий заживо... Неужели он все еще жив? К счастью для него, несчастный был без сознания. Оглядевшись, Кэйд увидела, что Дарад отступает. Пещера, превращенная в камеру, была достаточно просторна, чтобы в ней могли биться в ряд три воина. Кроме ятаганов, у двоих из троих тюремщиков имелись кинжалы. Джинны уверенно наступали на гиганта, не обращая ни малейшего внимания на стенающего в корчах товарища, правда, стоять в полный рост никто из противников не мог — слишком низкие были своды пещеры, но Дараду это обстоятельство мешало еще больше, чем джиннам.

В юности Кэйд перечитала немало романов, изобилующих приключениями. Теперь ее вкусы изменились, но она хорошо помнила, что на героя всегда нападали трое четверо злодеев, которых он непременно побеждал: одного лягнет, другого стулом огреет, третьего мечом ткнет. Рэп как то обломал стул о Дарада.

В этой камере стульев не было. Ни истертый до дыр коврик, ни подушки в метательные снаряды не годились, а два полутрупа на полу еще больше затрудняли свободу передвижения. В такой ситуации одному противостоять троим было невозможно, будь он хоть лучшим фехтовальщиком всех времен и народов. Вот если бы он застал джиннов врасплох...

Кэйд вспомнила, что сжимает в кулаке кинжал.

Но что может значить кинжал против ятагана? А Дарад все отступал... он стоял уже возле распятого на полу Рэпа... дальше двигаться было некуда. Готовясь к броску, герцогиня перехватила рукоять кинжала... и, шагнув влево, метнула клинок со всей силой, на какую была способна. Она целилась в ближайшего к ней джинна и не жалела о потере оружия. В любом случае другой раз ударить она бы никогда не смогла.

Возможно, воины заметили кинжал в руках старухи, но они явно не ожидали, что она воспользуется им. К тому же низкие своды помещения являлись серьезной помехой для броска. С такого близкого расстояния промахнуться было практически невозможно, но именно так почти что и случилось. Вообще то плеча стражника острие коснулось, но лишь скользь и, ударившись, отлетело в сторону. Из за этого джинн замешкался. Тюремщик отвлекся на краткий миг, но и этого хватило Дараду, чтобы победить.

Гигант бросился на центрального из нападавших и отбил меч в сторону. Сделав ложный финт в лицо правому, джотунн вынудил стражника отступить на шаг и, продолжая атаки, метнулся опять к центральному. Джинн еще не успел обрести равновесие, как Дарад распорол его правую руку от запястья до локтя. Теперь джотунн снова занялся правым воином. Молниеносно парировав его удар, Дарад остановил нападавшего, полоснув его по лицу. Раны сильно мешали джиннам двигаться. Дарад пронзил мечом джинна, раненного Кэйд, схватил его левой рукой за пояс и притянул к себе. Когда два разъяренных воина одновременно ринулись на него, гигант выставил тело убитого, как щит против одного из нападавших, парируя выпад другого, и тут же швырнул мертвеца на ятаган. Уклонившись от наскока правого, джотунн пронзил его мечом. Расправиться с последним противником для Дарада труда не составило.

Кэйд не в силах была шевельнуться, пока не убедилась, что победа на их стороне. Теперь, вздохнув посвободнее, она обрела способность видеть и слышать. По лестнице кто то спускался. Слышался грузный топот, а по прихожей перед камерами разливался яркий свет факелов.

Кэйд обернулась к двери, торопливо захлопнула ее с глухим стуком и принялась заталкивать в пазы огромный железный засов. Ей казалось, что она бьется над ним целую вечность, пока упрямый брус нехотя не заскрежетал, вставая на место. Через решетку все громче и отчетливее слышались шаги приближающихся людей, но Кэйд это уже больше не беспокоило.

Она повернулась к пленнику, упала рядом с ним на колени и прошептала:

— Рэп!

2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.