.RU

«вереница миров» вещь для меня необычная, в некотором роде эксперимент. Не фэнтези юмористическая фантастика! Эта вещь еще не закончена: из пяти задуманных - старонка 3


— Сэр, — влезаю я в горький монолог шефа, — а можно мне платить за остекление галереи в рассрочку? Сразу я не потяну.

Шеф бросает полный отвращения взгляд на стоящую перед ним доску с неоконченной шахматной партией.

— Остекление? А вот тут для тебя хорошая новость. Мне только что звонила госпожа Ванделер. Остекление она берет на себя. Говорит, зрелище того стоило. Подозреваю, сынок, что под «зрелищем» старуха имела в виду твои рыжие плавки...

Шеф называет меня «сынок»? Да еще шутит? Ого! А если вспомнить, что он велел разыскать меня еще до начала циркового представления...

Это может означать только одно: Задание (с большой-пребольшой буквы З)! Плакал мой отпуск кровавыми слезами!..

Нырнув с головой в невеселые раздумья, я упустил момент, когда голос шефа изменился — стал мягким, бархатистым, очень женственным:

— Вэл, голубчик, не сойдешь ли с моей вышивки? Она у тебя под левым каблуком.

Я поспешно поднимаю с ковра пяльцы с натянутой на них тканью:

— Ох, простите, мадам Леблан... Прелестный рисунок! И так мастерски вышито!

Черты лица шефа остались прежними, но глаза засияли загадочным блеском, губы тронула нежная полуулыбка:

— Что ты, Вэл! Разве это мастерство? Ты бы взглянул на образцы настоящих вышивок — хотя бы в Миланском музее народного искусства или в Вологодском этнографическом центре! А что могу сделать я — с такими-то руками?..

Мой собеседник (собеседница!) поднимает перед собой крепкие, костлявые мужские руки и с комическим огорчением их рассматривает. Затем кокетливо смахивает со лба седую прядь и задорно спрашивает:

— Про маготов этой вульгарной девице рассказал, конечно, ты?

— Видите ли, мадам Леблан...

— Называй меня Иветтой, мой мальчик, я же тебя просила...

— Простите, Иветта... Надо было заговорить грабителям зубы. Но, конечно, я подумал и о том, чтобы лишний раз привлечь внимание к вопросу защиты животных. А то привыкли, что человеку все позволено. Как же, царь природы! Я очень уважаю вашего друга и моего шефа, но... — тут я киваю в сторону гарпунного ружья и висящей под ним акульей челюсти, — вон того кархародона я ему никогда не прощу!

Сидящий передо мной человек разом меняется. Руки, только что порхавшие в воздухе, солидно улеглись на столе. Шея чуть втянулась в плечи, в глазах — злой боксерский вызов. И глуховатый, неторопливый, с легкой хрипотцой голос:

— Когда этот кабинет займешь ты, парень, он будет выглядеть иначе: причал для флаера прямо на балконе и двести разных зверюг в клетках.

— Без клеток! — возмущаюсь я. — И вообще, герр Зауэр, с чего вы взяли, что этот кабинет будет моим? Я, конечно, неудачник, но вряд ли судьба обойдется со мной настолько подло!

Короткий смешок — и передо мной вновь Джон Лоуренс. Пронзительный взор моего шефа не спутаешь ни с чем.

— Сынок, ты еще не знаешь, какой подлой может быть судьба! — Он берет со стола мягко замерцавший кружок ТП-связи. — Подожди, только отвечу на вызов...

Пока шеф, приложив кружок к виску, настраивается на телепатический прием, я размышляю о том, каково человеку делить собственный мозг с двумя «постояльцами».

* * *

Нет, мой шеф не сумасшедший. Я только что говорил с троими легендарными героями Космических Сил. Какой командой они были когда-то — Леблан, Лоуренс, Зауэр! Лучшей за всю историю Патруля! А главное — самой сплоченной. Понимали друг друга чуть ли не на уровне телепатии!

В Космической Академии мы, курсанты, учились на их примере. Разбирали, анализировали: разгром двух пиратских баз в поясе астероидов, предотвращение конфликта между Землей и Венерой, спасение Лунной Обсерватории от маньяка-террориста, улаживание беспорядков на рудниках Плутона... Лихую команду бросали туда, куда по соображениям большой политики нельзя было отправить крупные соединения Космических Сил.

А как развернулись эти трое на межзвездных трассах, отлавливая контрабандистов и работорговцев! Бывало, на занятиях читаешь об этом, глядишь сквозь текст, сквозь экран монитора — прямо в галактическую безбрежность...

Да что я про Академию! У меня в детстве над кроватью висела выдранная из журнала страница: Иветта Леблан, в серебристой форме Патруля и со шлемом в руках, смеется, чуть откинув голову. В коротких темных волосах блестят серебристые лучи. «Звездный свет!» — думал я, обмирая от восторга. Я не знал, что это была ранняя седина...

Последнее задание привело команду на планету Тарвэй, которая незадолго до того присоединилась к Галактическому Союзу. За помощью обратилась самая древняя из всех разумных рас, известных человечеству. Настолько древняя, что пережила свою мудрость и «впала в детство», забыв большинство достижений своей науки. Но что тарвэйцы помнят твердо, так это технологию «переписывания» сознания с живого мозга на полимерный носитель — шар с манипуляторами-руками. Таким образом они достигли личного бессмертия. И теперь наслаждаются созданными за бессчетные века произведениями искусства и развлекаются философскими диспутами такой сложности, что у земных «любомудров» извилины в спираль завиваются при попытке хоть что-то понять. Тихая, растительная жизнь: почти не размножаются, нового ничего не создают — вырождаются понемногу...

Когда по всей планете начали странным образом разрушаться шары-носители, тарвэйцы воззвали о помощи. Команде Иветты Леблан было поручено разобраться в происходящем.

Вероятно, это было диверсией. Похоже, планетой Тарвэй заинтересовались крауты. Есть такая раса, не входящая в Союз. Не гуманоидная, замкнутая в себе... о ней и сейчас мало известно. И не доказано, что это их стараниями на Тарвэе завелся грибок, пожиравший шары-носители.

Самая острая вспышка болезни совпала с прибытием на Тарвэй трех друзей из Космопатруля. Они прилетели, чтобы вести следствие, а пришлось сражаться с эпидемией. И справились, погасили вспышку — да сами не убереглись. Оказалось, что грибок сжирает человеческое тело еще стремительнее, чем шары тарвэйцев.

Лоуренс чудом уцелел — и с ужасом глядел, как заживо разлагаются тела Иветты и Рихарда. И взмолился к хозяевам планеты: неужели ваша древняя мудрость, будь она проклята, не может спасти моих друзей?! Если ничего нельзя сделать — хоть «запишите», сохраните их разум...

Ему объяснили, что шары не подходят для «записи» сознания землян. Но под рукой есть хороший носитель — его собственный мозг. Земляне нерасчетливо используют природные вместилища памяти. Туда не то что еще двоих — троих «записать» можно.

Говорят, Джон Лоуренс не колебался ни мгновения, закричал: «Пишите! Скорее!..»

И теперь в его теле живут еще двое. Видят его глазами, слышат его ушами, могут в любой миг перехватить управление руками, ногами, голосовыми связками...

Я не расспрашивал командира, каково ему приходится после «записи». Сунуться с подобным вопросом к генералу Лоуренсу рискнул бы только любитель «утки» под кроватью и кислородного аппарата над головой. Сужу по результату: умные, волевые, испытанные в передрягах люди поняли, что борьба за власть над телом кончится для них комнатой с мягкими стенами и улыбчивым персоналом в белых халатах.

Они сумели договориться. Уступили первенство Лоуренсу. Остальные изредка вставляют реплики в разговор — и то лишь в присутствии хорошо знакомых людей.

Возвращение Лоуренса на Землю вызвало громкую шумиху. Возник спор: считать ли Зауэра и Леблан погибшими? Как ни странно, здравый смысл взял верх: Иветту и Рихарда торжественно признали живыми и так же торжественно отправили на заслуженный отдых. Хотели и Лоуренса потихоньку убрать в отставку... Ха! Уберешь его! Он сам кого угодно уберет! Так рванул вверх по служебной лестнице, что все стоящие на пути едва успевали шарахаться прочь! На посту командира Патруля успокоился... вроде бы. Так и правит. Триумвиратом.

Ходят слухи, что отпуск он делит на три части. Одну из них посвящает подводной охоте возле Большого Кораллового Рифа. Вторую проводит в Альпах, где Зауэр, приняв управление над телом, гоняет на лыжах с немыслимых круч, хлещет пиво и занимается стереографией (кстати, брал призы на престижных конкурсах). Остаток отпуска отведен для поездок на фестивали народного творчества и на посещение этнографических музеев (Иветта увлеклась историей рукоделия, пишет серьезный научный труд про всякие вышивки, кружева и прочее вязание)...

Завидую! До глубины сердца завидую, до печенок, селезенок и поджелудочной железы! Нет, не жизни этой нелепой — трое в одном. Вдуматься, так приятного мало.

Завидую крику Джона Лоуренса: «Пишите! Скорее!..»

У меня у самого неплохая команда. Не до конца сработались, однако парни толковые. Но кого из них я впустил бы в душу, дал бы полную власть над собой — изнутри? Да еще сразу, не задумываясь! Свое тело, нервы, все пять чувств — забирай, только живи!..

Есть вопрос и забавнее: а кто согласился бы впустить в свой мозг Вэла Редстона? Вот такого, как он есть: с врожденным нахальством, фатальным невезением, занудной начитанностью и бешеной страстью к кувырканию в небесах? Есть желающие? Ау!..

Вот то-то и оно...

* * *

Положив кружок ТП-связи на стол, шеф бросает на меня пронзительный взгляд.

— Ты понял, конечно, что тебя вызвали из-за нового задания? Дело серьезное. Справиться сумеешь разве что ты да еще двое.

— Ди Чжоу и Андрей Голотвин, верно?

— Угадал! — Шеф удивленно приподнимает брови.

— Вот и поручили бы кому-нибудь из них. Я в отпуске, вы не забыли, сэр?

Генерал так сверкнул глазами, что на два метра вокруг сдохли микробы. Но ответ прозвучал неожиданно мирно:

— Что ж, отпуск — дело святое. Придумаем что-нибудь, сынок, ты отдыхай. Только сначала тебе придется отбиться от репортеров, которым понадобятся подробности этого незабываемого дня.

— А...

— Да, еще полиция наверняка заинтересуется: а почему «капелька» сумела расплясаться над городом? В порядке ли у нее ограничители?

— А...

— Полагаю, Зеленый Легион захочет уточнить: эта уголовная дрянь сама решила примазаться к его рядам — или кто-то прочел ей лекцию о маготах?

— А...

— Некоторые из гостей — весьма влиятельные лица! — возмущались тем, что лютогрыз находится на свободе. Они требовали немедленно уничтожить животное.

— А... а когда мне стартовать, сэр?

Генерал не злорадствует. Отвечает буднично:

— Стартовать не придется. На этот раз пойдешь пешком.

Звучит довольно странно, однако я не переспрашиваю. Мусорный бачок, который приготовила для меня судьба, так или иначе опрокинется мне на голову, незачем торопить события. Есть более неотложные проблемы.

— Сэр, те влиятельные лица, их угрозы... это действительно опасно для Микки?

— Не волнуйся. Этим займутся дармоеды из отдела по связям с общественностью. У них жизнь слишком сладкая, пусть отведают настоящего дельца.

— А полиция?

— Полицию лично я сверну в рулон и повешу на гвоздик в сортире.

— А Зеленый Легион?

— Эти типы сами без пяти минут уголовники. Думаешь, они заявятся в нашу штаб-квартиру? Нахальство у них все-таки не твое!

Небрежным движением ладони шеф разогнал все мои проблемы, словно клубы сигарного дыма... Ладно! Вдохнули, выдохнули, приготовились радоваться заданию... 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.