.RU

Название книги: Трудно быть богом - старонка 24


- Бессмысленно, - сказал Румата. - Во-первых, его уберут без нас, а

во-вторых, это вообще не нужно. Он по крайней мере у меня в руках.

- Каким образом?

- Он меня боится. Он догадывается, что за мною сила. Он уже даже

предлагал сотрудничество.

- Да? - проворчал дон Кондор. - Тогда не имеет смысла.

Дон Гуг сказал, чуть заикаясь:

- Вы что, товарищи, серьезно все это?

- Что именно? - спросил дон Кондор.

- Ну все это?.. Убить, физически убрать... Вы что, с ума сошли?

- Благородный дон поражен в пятку, - тихонько сказал Румата.

Дон Кондор медленно отчеканил:

- При чрезвычайных обстоятельствах действенны только чрезвычайные

меры.

Дон Гуг, шевеля губами, переводил взгляд с одного на другого.

- В-вы.. Вы знаете, до чего вы так докатитесь? - проговорил он. -

В-вы понимаете, до чего вы так докатитесь, а?

- Успокойся, пожалуйста, - сказал дон Кондор. - Ничего не случится. И

хватит пока об этом. Что будем делать с Орденом? Я предлагаю блокаду

Арканарской области. Ваше мнение, товарищи? И побыстрее, я тороплюсь.

- У меня никакого мнения еще нет, - возразил Румата. - А у Пашки тем

более. Надо посоветоваться с Базой. Надо оглядеться. А через неделю

встретимся и решим.

- Согласен, - сказал дон Кондор и встал. - Пошли.

Румата взвалил Будаха на плечо и вышел из избы. Дон Кондор светил ему

фонариком. Они подошли к вертолету, и Румата уложил Будаха на заднее

сиденье. Дон Кондор, гремя мечом и путаясь в плаще, забрался в

водительское кресло.

- Вы не подбросите меня до дому? - спросил Румата. - Я хочу, наконец,

выспаться.

- Подброшу, - буркнул дон Кондор. - Только быстрее, пожалуйста.

- Я сейчас вернусь, - сказал Румата и побежал в избу.

Дон Гуг все еще сидел за столом и, уставясь перед собой, тер

подбородок. Отец Кабани стоял рядом с ним и говорил:

- Так оно всегда и получается, дружок. Стараешься, как лучше, а

получается хуже...

Румата сгреб в охапку мечи и перевязи.

- Счастливо, Пашка, - сказал он. - Не огорчайся, просто мы все устали

и раздражены.

Дон Гуг помотал головой.

- Смотри, Антон, - проговорил он. - Ох, смотри!.. О дяде Саше я не

говорю, он здесь давно, не нам его переучивать. А вот ты...

- Спать я хочу, вот что, - сказал Румата. - Отец Кабани, будьте

любезны, возьмите вы моих лошадей и отведите их к барону Пампе. На днях я

у него буду.

Снаружи мягко взвыли винты. Румата махнул рукой и выскочил из избы. В

ярком свете фар вертолета заросли гигантского папоротника и белые стволы

деревьев выглядели причудливо и жутко. Румата вскарабкался в кабину и

захлопнул дверцу.

В кабине пахло озоном, органической обшивкой и одеколоном. Дон Кондор

поднял машину и уверенно повел ее над Арканарской дорогой. Я бы сейчас так

не смог, с легкой завистью подумал Румата. Позади мирно причмокивал во сне

старый Будах.

- Антон, - сказал дон Кондор, - я бы... Э-э... Не хотел быть

бестактным, и не подумай, будто я... э-э... вмешиваюсь в твои личные дела.

- Я вас слушаю, - сказал Румата. Он сразу догадался, о чем пойдет

речь.

- Все мы разведчики, - сказал дон Кондор. - И все дорогое, что у нас

есть, должно быть либо далеко на Земле, либо внутри нас. Чтобы его нельзя

было отобрать у нас и взять в качестве заложника.

- Вы говорите о Кире? - спросил Румата.

- Да, мой мальчик. Если все, что я знаю о доне Рэбе, - правда, то

держать его в руках - занятие нелегкое и опасное. Ты понимаешь, что я хочу

сказать...

- Да, понимаю, - сказал Румата. - Я постараюсь что-нибудь придумать.

Они лежали в темноте, держась за руки. В городе было тихо, только

изредка где-то неподалеку злобно визжали и бились кони. Время от времени

Румата погружался в дремоту и сразу просыпался, оттого что Кира затаивала

дыхание - во сне он сильно стискивал ее руку.

- Ты, наверное, очень хочешь спать, - сказала Кира шепотом. - Ты спи.

- Нет-нет, рассказывай, я слушаю.

- Ты все время засыпаешь.

- Я все равно слушаю. Я, правда, очень устал, но еще больше я

соскучился по тебе. Мне жалко спать. Ты рассказывай, мне очень интересно.

Она благодарно потерлась носом о его плечо и поцеловала в щеку и

снова стала рассказывать, как нынче вечером пришел от отца соседский

мальчик. Отец лежит. Его выгнали из канцелярии и на прощание сильно побили

палками. Последнее время он вообще ничего не ест, только пьет - стал весь

синий, дрожащий. Еще мальчик сказал, что объявился брат - раненый, но

веселый и пьяный, в новой форме. Дал отцу денег, выпил с ним и опять

грозился, что они всех раскатают. Он теперь в каком-то особом отряде

лейтенантом, присягнул на верность Ордену и собирается принять сан. Отец

просил, чтобы она домой пока ни в коем случае не приходила. Брат грозился

с ней разделаться за то, что спуталась с благородным, рыжая стерва...

Да, думал Румата, уж, конечно, не домой. И здесь тоже оставаться ей

ни в коем случае нельзя. Если с ней хоть что-нибудь случится... Он

представил себе, что с ней случилось плохое, и сделался весь как каменный.

- Ты спишь? - спросила Кира.

Он очнулся и разжал ладонь.

- Нет-нет... А еще что ты делала?

- А еще я прибрала твои комнаты. Ужасный у тебя все-таки развал. Я

нашла одну книгу, отца Гура сочинение. Там про то, как благородный принц

полюбил прекрасную, но дикую девушку из-за гор. Она была совсем дикая и

думала, что он бог, и все-таки очень любила его. Потом их разлучили, и она

умерла от горя.

- Это замечательная книга, - сказал Румата.

- Я даже плакала. Мне все время казалось, что это про нас с тобой.

- Да, это про нас с тобой. И вообще про всех людей, которые любят

друг друга. Только нас не разлучат.

Безопаснее всего было бы на Земле, подумал он. Но как ты там будешь

без меня? И как я здесь буду один? Можно было бы попросить Анку, чтобы

дружила с тобой там. Но как я буду здесь без тебя? Нет, на Землю мы

полетим вместе. Я сам поведу корабль, а ты будешь сидеть рядом, и я буду

все тебе объяснять. Чтобы ты ничего не боялась. Чтобы ты сразу полюбила

Землю. Чтобы ты никогда не жалела о своей страшной родине. Потому что эта

не твоя родина. Потому что твоя родина отвергла тебя. Потому что ты

родилась на тысячу лет раньше своего срока. Добрая, верная,

самоотверженная, бескорыстная... Такие, как ты, рождались во все эпохи

кровавой истории наших планет. Ясные, чистые души, не знающие ненависти,

не приемлющие жестокость. Жертвы. Бесполезные жертвы. Гораздо более

бесполезные, чем Гур Сочинитель или Галилей. Потому что такие, как ты,

даже не борцы. Чтобы быть борцом, нужно уметь ненавидеть, а как раз этого

вы не умеете. Так же, как и мы теперь...

...Румата опять задремал и сейчас же увидел Киру, как она стоит на

краю плоской крыши Совета с дегравитатором на поясе, и веселая насмешливая

Анка нетерпеливо подталкивает ее к полуторакилометровой пропасти.

- Румата, - сказала Кира. - Я боюсь.

- Чего, маленькая?

- Ты все молчишь и молчишь. Мне страшно...

Румата притянул ее к себе.

- Хорошо, - сказал он. - Сейчас я буду говорить, а ты меня

внимательно слушай. Далеко-далеко за сайвой стоит грозный, неприступный

замок. В нем живет веселый, добрый и смешной барон Пампа, самый добрый

барон в Арканаре. У него есть жена, красивая, ласковая женщина, которая

очень любит Пампу трезвого и терпеть не может Пампу пьяного...

Он замолчал прислушиваясь. Он услышал цокот множества копыт на улице

и шумное дыхание многих людей и лошадей. "Здесь, что ли?" - спросил грубый

голос под окном. "Вроде здесь..." - "Сто-ой!" По ступенькам крыльца

загремели каблуки, и сейчас же несколько кулаков обрушились на дверь.

Кира, вздрогнув, прижалась к Румате.

- Подожди, маленькая, - сказал он, откидывая одеяло.

- Это за мной, - сказала Кира шепотом. - Я так и знала!

Румата с трудом освободился из рук Киры и подбежал к окну. "Во имя

господа! - ревели внизу. - Открывай! Взломаем - хуже будет!" Румата

отдернул штору, и в комнату хлынул знакомый пляшущий свет факелов.

Множество всадников топтались внизу - мрачных черных людей в остроконечных

капюшонах. Румата несколько секунд глядел вниз, потом осмотрел оконную

раму. По обычаю рама была вделана в оконницу намертво. В дверь с треском

били чем-то тяжелым. Румата нашарил в темноте меч и ударил рукояткой в

стекло. Со звоном посыпались осколки.

- Эй, вы! - рявкнул он. - Вам что, жить надоело?

Удары в дверь стихли.

- И ведь всегда они напутают, - негромко сказали внизу. - Хозяин-то

дома...

- А нам что за дело?

- А то дело, что он на мечах первый в мире.

- А еще говорили, что уехал и до утра не вернется.

- Испугались?

- Мы-то не испугались, а только про него ничего не велено. Не

пришлось бы убить...

- Свяжем. Покалечим и свяжем! Эй, кто там с арбалетами?

- Как бы он нас не покалечил...

- Ничего, не покалечит. Всем известно: у него обет такой - не

убивать.

- Перебью как собак, - сказал Румата страшным голосом.

Сзади к нему прижалась Кира. Он слышал, как бешено стучит ее сердце.

Внизу скомандовали скрипуче: "Ломай, братья! Во имя господа!" Румата

обернулся и взглянул Кире в лицо. Она смотрела на него, как давеча, с

ужасом и надеждой. В сухих глазах плясали отблески факелов.

- Ну что ты, маленькая, - сказал он ласково. - Испугалась? Неужели

этой швали испугалась? Иди одевайся. Делать нам здесь больше нечего... -

Он торопливо натягивал металлопластовую кольчугу. - Сейчас я их прогоню, и

мы уедем. Уедем к Пампе.

Она стояла у окна, глядя вниз. Красные блики бегали по ее лицу. Внизу

трещало и ухало. У Руматы от жалости и нежности сжалось сердце. Погоню как

псов, подумал он. Он наклонился, отыскивая второй меч, а когда снова

выпрямился, Кира уже не стояла у окна. Она медленно сползала на пол,

цепляясь за портьеру.

- Кира! - крикнул он.

Одна арбалетная стрела пробила ей горло, другая торчала из груди. Он

взял ее на руки и перенес на кровать. "Кира..." - позвал он. Она

всхлипнула и вытянулась. "Кира..." - сказал он. Она не ответила. Он

постоял немного над нею, потом подобрал мечи, медленно спустился по

лестнице в прихожую и стал ждать, когда упадет дверь...

ЭПИЛОГ

- А потом? - спросила Анка.

Пашка отвел глаза, несколько раз хлопнул себя ладонью по колену,

наклонился и потянулся за земляникой у себя под ногами. Анка ждала.

- Потом... - пробормотал он. - В общем-то никто не знает, что было

потом, Анка. Передатчик он оставил дома, и когда дом загорелся, на

патрульном дирижабле поняли, что дело плохо, и сразу пошли в Арканар. На

всякий случай сбросили на город шашки с усыпляющим газом. Дом уже догорал.

Сначала растерялись, не знали, где его искать, но потом увидели... - Он

замялся. - Словом, видно было, где он шел.

Пашка замолчал и стал кидать ягоды в рот одну за другой.

- Ну? - тихонько сказала Анка.

- Пришли во дворец... Там его и нашли.

- Как?

- Ну... он спал. И все вокруг... тоже... лежали... Некоторые спали, а

некоторые... так... Дона Рэбу тоже там нашли... - Пашка быстро взглянул на

Анку и снова отвел глаза. - Забрали его, то есть Антона. Доставили на

Базу... Понимаешь, Анка, ведь он ничего не рассказывает. Он вообще теперь

говорит мало.

Анка сидела очень бледная и прямая и смотрела поверх Пашкиной головы

на лужайку перед домиком. Шумели, легонько раскачиваясь, сосны, в синем

небе медленно двигались пухлые облака.

- А что стало с девушкой? - спросила она.

- Не знаю, - жестко сказал Пашка.

- Слушай, Паша, - сказала Анка. - Может быть, мне не стоило приезжать

сюда?

- Нет, что ты! Я думаю, он тебе обрадуется...

- А мне все кажется, что он прячется где-нибудь в кустах, смотрит на

нас и ждет, пока я уеду.

Пашка усмехнулся.

- Вот уж нет, - сказал он. - Антон в кустах сидеть не станет. Просто

он не знает, что ты здесь. Ловит где-нибудь рыбу, как обычно.

- А с тобой как он?

- Никак. Терпит. Но ты-то другое дело...

Они помолчали.

- Анка, - сказал Пашка, - помнишь анизотропное шоссе?

Анка наморщила лоб.

- Какое?

- Анизотропное. Там висел "кирпич". Помнишь, мы втроем?..

- Помню. Это Антон сказал, что оно анизотропное.

- Антон тогда пошел под "кирпич", а когда вернулся, то сказал, будто

нашел там взорванный мост и скелет фашиста, прикованного к пулемету.

- Не помню, - сказала Анка. - Ну и что?

- Я теперь часто вспоминаю это шоссе, - сказал Пашка. - Будто есть

какая-то связь... Шоссе было анизотропное, как история. Назад идти нельзя.

А он пошел. И наткнулся на прикованный скелет.

- Я тебя не понимаю. При чем здесь прикованный скелет?

- Не знаю, - признался Пашка. - Мне так кажется.

Анка сказала:

- Ты не давай ему много думать. Ты с ним все время о чем-нибудь

говори. Глупости какие-нибудь. Чтобы он спорил.

Пашка вздохнул.

- Это я и сам знаю. Да только что ему мои глупости?.. Послушает,

улыбнется и скажет: "Ты, Паша, тут посиди, а я пойду поброжу". И пойдет. А

я сижу... Первое время, как дурак, незаметно ходил за ним, а теперь просто

сижу и жду. Вот если бы ты...

Анка вдруг поднялась. Пашка оглянулся и тоже встал. Анка не дыша

смотрела, как через поляну к ним идет Антон - огромный, широкий, со

светлым, не загорелым лицом. Ничего в нем не изменилось, он всегда был

немного мрачный.

Она пошла ему навстречу.

- Анка, - сказал он ласково. - Анка, дружище...

Он протянул к ней огромные руки. Она робко потянулась к нему и тут же

отпрянула. На пальцах у него... Но это была не кровь - просто сок

земляники. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.