.RU

* * * - «Михаил Нестеров. Невольник мести»: эксмо; Москва; 2001 isbn 5 04 008229 0


* * *



Со связанными за спиной руками сержант лежал на боку в центре арены. Повернуться ему не давали трое бандитов, прижимая к земле его сильное тело. Двое держали ноги пленника, а третий, стоя, сильно нажимал ногой на висок.

Зубахин хотел и не мог найти причину, которая бы заставила его ненавидеть солдата. Наоборот, что то наподобие жалости коснулось его сознания, когда после неудачного нападения десяток рук скрутили пленника. Какая то неуместная жалость, лишняя гостья в груди предателя. Мало того, он почувствовал себя виноватым. А все из за того, что обманным путем переписали конец сценария, который в конечном итоге принес целый букет из разочарования, смертельного испуга, жалости и вот, пожалуйста, чувства вины.

Давлатов с поражающей точностью разобрался в том, что творится на душе генерала.

– Ты можешь выкупить его, – и с усмешкой указал рукой в центр арены.

А там уже стоял раненый Ахмед. Поверх раны его предплечье опоясывал жгут – ремень, с помощью которого Иса Хамурзинов убил свою жертву. Закуев ни словом, ни взглядом не спросил у Давлатова разрешения на казнь заложника. Руководитель лагеря по подготовке диверсантов, он мог позволить себе поймать утвердительный кивок Индуса лишь в последнее мгновенье, когда сталь широкого ножа коснется горла дерзкого десантника.

Правая рука Ахмеда онемела и едва слушалась, но именно в ней, причем намеренно, чеченец держал свой кинжал.

Медведева продолжали удерживать в положении лежа – так удобнее перерезать горло, только еще больше запрокинули голову, на которую продолжал давить чеченский сапог. Закуев опустился на одно колено и только сейчас глянул на Индуса.

Рустэм кивнул.

Совсем рядом работала видеокамера. Опытный бородатый хроникер присел, чтобы из кадра не ускользнуло ничего: ни движения ножа, ни распахнутого горла, ни плотно сжатых губ жертвы, которая пытается хватануть воздух не ртом, а жуткой раной.

– Открой глаза, – потребовал Ахмед от пехотинца.

Вплотную к мешкам подогнали четверку заложников – обязательное правило и метод устрашения. Они смотрели на своего товарища, зная, что их ждет, если они отведут взор.

– Открой глаза! – Закуев повысил голос.

Пехотинец распахнул веки и смело бросил коротенькое слово:

– Смотри.

Прежде чем убить солдата, на арене жертвеннике Ахмед произнес привычную речь, без которой не обходится ни одна бандитская казнь. Подобные высказывания порой отпечатываются и вывешиваются на всеобщее обозрения в Грозном, Ростове, Волгограде и подписываются от имени правоверных мусульман Северного Кавказа.

Палач смотрел в объектив видеокамеры.

– Сейчас сдохнет еще одно русское дерьмо. Мать, смотри на своего выродка! А завтра мы вспорем живот тебе, твоей дочери суке. Мы – мусульмане, нет той силы, которая могла бы нас удержать. А вы, русская погань, сгнили. Слава Аллаху!

Лезвие на миг заслонило от взгляда солдата ставшее красноватым солнце и пропало из виду...

Не сразу, а в несколько приемов, словно держал в руках ножовку, Ахмед перерезал десантнику горло.

* * *



– Ты жрать хотел, – напомнил Индус, с усмешкой поглядывая на генерала.

Зубахин ответил с задержкой:

– Не сейчас. Позже.

– Позже все остынет. Хотя ты можешь подождать своего человека.

Все происходящее затмило разум генерала. Если бы не Рустэм, он бы не вспомнил о своем помощнике Андрее Столярове, который с утра копался на частном аэродроме, готовя группу десантников из диверсионного центра к показательным прыжкам с парашютом со сверхмалой высоты. Если эта скоротечная групповуха кого то и взбодрит, то не его, Евгения Александровича Зубахина.

Но зря он казнил себя: к вечеру, когда «Як 40» вытряхнул из своего чрева полтора десятка парашютистов, к нему снова вернулся аппетит и частично – настроение. Окончательно поправить дела помогла бы бутылочка любимого «Мукузани».

Глава 9



Первые результаты



25



Чеченская Республика, 21 ноября

На высокую просторную палатку с двойными стенками майор Казначеев спокойно смотреть уже не мог. А находиться внутри ее было сущим мучением. Как мог Алексей успокаивал себя деньгами, которые «капают», пока он здесь. Отзовут его из командировки – и он значительно в них потеряет: шеф рассчитывался со своими подчиненными со строгостью бухгалтера и расчетливостью нормировщика. Но на него грех жаловаться. Он регулярно передает деньги «рядовому составу» – разведчикам первого расчета и не догадывается, что майор Казначеев присваивает их себе, это довольно значительная сумма. Алексей ковал деньги согласно поговорке, ведь скоро чеченская наковальня может остыть.

Официальное уведомление о гибели своего подчиненного Казначеев получил в штабе группировки, куда его вызвали и где он в течение часа отвечал на вопросы офицера особого отдела подполковника Николая Сергеева. А затем по делу его обстоятельно просветил майор Тавров. Вернувшись в расположение роты, Алексей вызвал к себе в палатку, которую называл бедуинской, лейтенанта Скумбатова. У командира роты было что сказать одноглазому и, главное, как сказать.

– Принимай расчет, Саша, под свое крыло.

Лейтенант прищурил глаз. Ничего хорошего от спешного отъезда Заплетина в маленьком отряде не ожидали. Все бойцы надеялись получить объяснение из первых рук, от Запевалы. «Вон оно как, оказывается», – подумал Один Ноль, на все сто уверенный, что Вите Заплетину для того и дали краткосрочный отпуск, чтобы он из него не вернулся.

– А где Запевала? – спросил Скумбатов, не дождавшись скорого ответа. На лейтенанте была темно зеленая майка с желтоватыми пятнами от «белизны»: это сердобольные связистки решили обстирать разведчиков и по ошибке бросили майку Александра в таз с женским бельем.

– Заплетин не смог самостоятельно справиться с заданием. – Выдержав паузу, ротный пояснил: – Пришлось помочь ему. Похороны послезавтра.

– Чьи похороны? – Один Ноль подался вперед. А ведь знал ответ и не смог сдержать себя. – Чьи похороны, я спрашиваю?

– Твоего бывшего командира. Нашли Заплетина в лесочке, с простреленной головой. И ты, Саня, не доводи себя до такого состояния.

Сейчас майор говорил совсем другим тоном. В том далеком январе, когда все только начиналось, он просто отдавал приказы – обычным своим, суховатым голосом. А сейчас интонации ротного изменились до неузнаваемости. В них появились угроза, власть, высокомерие. Все в открытую, в глаза.

Шрам на щеке Скумбатова побелел, и лейтенант еле сдерживал себя, сжав кулаки.

– Слушай, майор...

Казначеев остановил его жестом руки:

– Думай не только о себе, лейтенант, про бойцов своего расчета не забывай. Теперь ты отвечаешь за них. Полностью, – выделил последнее слово Казначеев. – На эту тему я беседовал с Заплетиным. Но Витя не удовлетворился – видно, позу я принял несмелую и откровенную. Тогда он поимел разговор с начальником направления. Тавров переслал его дальше по инстанции, к полковнику Генштаба. Сколько можно, лейтенант? Ведь я могу плюнуть на тебя. А это будет означать одно: ты и твои бойцы – преступники. Просто преступники без «крыши» над головой. Сортировать их никто не будет – мол, семейный, холостой, одинокий.

Скумбатов с ненавистью глядел на майора, который в своих угрозах дошел до крайности.

– У Найденова два ребенка? Два. Два «найденыша». У Евдокимова два? У тебя один? Так что держи голову выше, Саня, и не доводи до того, чтобы очень большие люди – ну очень большие! – не выкинули тебя из под опеки. Пока твоя работа продиктована моими устными приказами – ты человек, живой человек. Не лишай себя протекции. Приказ на тебя в строевом отделе готов. Так что иди, познакомь своих бойцов с новым командиром. Будь им заботливым отцом, Саша.

Когда Скумбатов в полном молчании покинул «резиденцию» командира роты, Казначеев, довольный, улыбнулся. Ему было плевать на этих идиотов – дохлого Заплетина, пока еще живого Скумбатова, остальных одиннадцать душ в расчете.

Чеченская наковальня остынет – это факт, но майора ждал приказ о повышении и уютный кабинет на троих во втором отделе штаба армии. И там, где длинные коридоры и просторные кабинеты не переносят шума, забудутся одноглазке и ущербные разведчики, вонь общего туалета, сырость и холод палатки, изжога от жирной тушенки... Там будет покой, к которому сейчас мысленно так стремилось существо по фамилии Казначеев.

26



Москва, 25 ноября, суббота

Почти все свое рабочее время Эйдинов проводил за изучением документов и начинал полушутливо сетовать на слишком активную оперативную работу своих сотрудников. Часть документации, правда, он отметал сразу и складывал на столе справа от себя. Интересующий его материал лежал в центре, под светом настольной лампы.

Почти все бумаги касались учебного центра полевого командира Давлатова. И полковника, и генерала Прохоренко в показаниях Виктора Заплетина прежде всего заинтересовала деятельность некоего высокого российского чина, который преподавал на базе исламистов секретные дисциплины. За ним закрепили псевдоним Консультант. Прохоренко даже доложил свои соображения, может быть, преждевременные, в аппарате Совета безопасности страны, где неожиданно заинтересовались делом. Наверное, как один из руководителей Управления военной контрразведки, он не имел права полагаться лишь на интуицию, но, с другой стороны, очень хотелось верить, что перед ними структура, по принципу схожая с «обычной» организованной преступной группировкой, что как таковые руководители главков Генштаба, в частности ГРУ, в этом деле не замешаны. Эйдинов привык считать, что государственные интересы превыше всего. В лучшем случае дадут на откуп какую нибудь пешку в папахе, и все дела.

Эйдинов не мог не отметить, что дело разрасталось коряво, поскольку фигурантов в нем прибавилось. В частности, оперативная работа по проверке данных, полученных от старшего лейтенанта Заплетина, уходила как бы в сторону – «Пойди туда, не знаю куда. Принеси то, не знаю что». По сути – это уже два дела. Во всяком случае, Консультант заслуживал отдельной папки.

Также не вызывал сомнений тот факт, что группировка не ограничивается лишь известными майорами – Казначеевым и Тавровым, ей не обойтись без чуткого руководства. Хорошо бы это был генерал – мечталось Эйдинову. Генерал из Генштаба или Минобороны. Такого и взять приятно, и с агентом по особо щекотливым поручениям познакомить. Но одного. Теплую компанию генералов, которая занимается криминальным бизнесом, можно назвать и сговором, а если прибавить чуточку политики, то и заговором. А связь офицеров Российской Армии с бандитами и убийцами как назвать? А что это за парни в черных масках, которые встречали клиентов на границе с Грузией и на азербайджанских рубежах?

Перекур.

Но вместо отдыха Владимир Николаевич взял со стола очередную секретную сводку ФСБ, касающуюся полевого командира Рустэма Давлатова. Была она датирована аж 1994 годом, и в ней шла речь о достаточно сильных позициях ваххабитов в Чеченской Республике. Еще тогда один из центров «по обучению исламу и военной подготовке сторонников этого направления» находился в Шалинском («Почему не в Шаолиньском?» – подумал Эйдинов) районе и принадлежал Давлатову. «Преподавателями являются граждане Пакистана и Саудовской Аравии». Сейчас центр Давлатова перекочевал в соседнюю республику, и преподает в нем русский офицер. Что же это за колоритная личность, своею нетрадиционной религиозной ориентацией затмившая граждан Пакистана? А что, если?..

Это мысль, подумал полковник. Консультант мог быть единоверцем боевиков. До этого в воображении начальника профильного отдела он представал славянином, но все могло оказаться куда более прозаично.

Владимир Николаевич сделал пометку в рабочем блокноте и снова углубился в чтение. Перед глазами мелькали организации и союзы, фонды и движения, фронты и центры, и все они помогали, а некоторые из них и сейчас помогают деньгами боевикам. «Мусульманский союз», «Братья мусульмане» и его филиалы в Иордании, Палестине, Ливане, ХАМАС – в Алжире, «Союз мусульманской молодёжи», ИКЦ, ВКЦ – голова шла кругом. И все это не общая информация, с некоторыми из этих организаций в открытую встречаются ваххабитские эмиссары и почти мгновенно предстают эмиссарами от независимой Ичкерии в странах Европы. Один такой на регулярной основе посещает лагерь Давлатова. Как там его? Аширов. Тамаз Аширов. Личность известная, скандальная и неприкосновенная. Вернее, неприкасаемая. Хорошо бы и эту рыбу вытащить на сушу.

Ликвидация Заплетина сняла некоторую напряженность в профильном отделе, но работы хватало, и в операции были задействованы все сотрудники конторы. Мыслимыми и немыслимыми способами, соблюдая осторожность и не делая официальных запросов, а работая с живыми людьми из ФПС и таможни, они собирали сведения о военных старшего состава и генералитета, которые в период с конца июня по начало июля пересекали границу с Азербайджаном. Эйдинов заранее знал, что полученные данные не удовлетворят его и наполовину. В Азербайджан можно было попасть по воздуху, по морю, по суше – железная дорога, автотрассы, наконец, пешком, черт бы побрал географическое положение этой республики.

Выявленные фамилии тут же шли в обработку – должность, место прохождения службы, а главное, периодичность командировок. Потом очередное сито, после которого, слава богу, оставалось не так и много фамилий. Но те подвергались более тщательной проверке по дополнительным параметрам, включая материальное благополучие, так как Консультант не мог быть человеком ни бедным, ни среднего достатка, – он человек состоятельный.

Затем следующий этап, следующий...

И вот по состоянию на 25 ноября среди основных кандидатов на роль Консультанта наметились три фигуры из Министерства обороны. Памятуя о своей неудовлетворенности в этом вопросе, Эйдинов прикинул, что по идее должен был располагать минимум шестью кандидатами. Но пятьдесят на пятьдесят, учитывая сложность работы при соблюдении секретности, результат был очень и очень неплохим.

Один из тройки – замдиректора государственного хозрасчетного предприятия «Ариалком» полковник авиации Сарыкин Борис Николаевич. По делам фирмы часто посещает бывшую братскую республику. Смущал тот факт, что он не был настоящим боевым офицером. Женат, двое детей. Дача в Апрелевке, машина «Вольво S70». Спецы из 2 й технической группы повесили на его телефонную линию «жучок», и все разговоры претендента прослушивались.

Вторым соискателем стал генерал майор артиллерии Зубахин Евгений Александрович. Он возглавлял в Министерстве обороны какой то странный полулегальный отдел военно технического сотрудничества. Альянс российского генерала с азербайджанскими коллегами виделся профильному отделу подозрительным. Оперативники наскребли кое какую информацию на Зубахина. Бывший офицер 10 го главка Генштаба до перехода в ОВТС занимался поставками вооружения в страны СНГ. Окончил военную академию имени Фрунзе. Проживает в Полянском переулке, дом номер четырнадцать. Владеет домом в поселке Дачная Поляна. Женат, сын подросткового возраста учится в парижском коллеже. Машина «Мерседес 500 SL», госномер Е 882 ТС. За неимением возможности поставить «жучок» (линия оказалась на спецобслуживании, что в считанные секунды позволяло обнаружить прослушку) за домом генерала установили наблюдение.

Третий кандидат так же часто посещал Азербайджан. Но этот скорее просто пользовался служебным положением, поскольку в Баку у него проживала родная сестра с семьей. Полковник авиации Лужнов Михаил Николаевич, куратор авиационно технической службы и зампредседателя фонда с длинным названием «Содействие инвалидам, получившим увечья в результате подрыва на пехотных минах». По всей видимости, через этот явно липовый фонд со статусом международного (имелись в виду страны СНГ) перекачивали деньги по усеченному налогообложению. По профессии – авиатехник, участник афганского конфликта. Дача на Рублевке, машина «Лексус GS 300». Женат, двое детей. Прослушивается.

Наконец, был проверен полковник Алексей Гущин, которого назвал на допросе старший лейтенант Заплетин. Гущин окончил Ульяновское гвардейское высшее танковое командное училище и Академию бронетанковых войск. Скорее всего порядочный человек, так как ездит на «Жигулях» пятой модели и проживает в двухкомнатной квартире на девятом этаже с женой и двенадцатилетней дочерью.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.