.RU

1.3. Чем занималась Красная Армия в июне 1941 г - Егоров Д. Н. Е 30 Июнь 1941. Разгром Западного фронта

1.3. Чем занималась Красная Армия в июне 1941 г.


Летний период боевой подготовки русская армия традици­онно проводила в полевых палаточных лагерях. Не был ис­ключением и год 41-й. Однако именно сейчас, накануне напа­дения Германии, принятая в РККА система обучения личного состава явно играла на руку агрессору. С одной стороны, вой­ска в основном находились вне военных городков, мест постоянной дислокации, что снижало угрозу нанесения им больших потерь при внезапных воздушных ударах. С другой стороны, соединения теряли монолитность и способность быстро собраться воедино по боевой тревоге.

Маршал Совет­ского Союза С. С. Бирюзов (в июне 1941 г. - генерал-майор, командир 132-й стрелковой дивизии 20-й армии) вспоминал:

"Стрелковые дивизии рассредоточивались, личный состав их обучался разрозненно по родам войск в разных лагерях, зачас­тую разделенных значительным расстоянием. Артиллерий­ские полки находились в одном месте, инженерные подразде­ления - в другом, химические - в третьем, и лишь стрелко­вые части располагались в основном лагере во главе с коман­дованием дивизии".

В еще худшем положении оказались танкисты, в частности 29-й дивизии 11-го мехкорпуса, распо­лагавшейся в Гродно. Из-за чрезвычайных мер по обеспече­нию секретности новых танков Т-34 и KB заниматься их ос­воением на полигонах в приграничных районах строго запре­щалось. Герой Советского Союза полковник И. Г. Черяпкин (в 1941 г. - майор, командир 57-го танкового полка этой диви­зии) вспоминал:

"Танки KB и Т-34 держали в большом секре­те. Разгружали их ночью, из танкового парка не выводили" [76, копия]. Вследствие этого по меньшей мере два танковых

38



батальона из восьми к утру 22 июня находились в глубине тер­ритории, вне своих полков. Один батальон (Т-34) находился в районе Волковыска и двигался к Гродно своим ходом со 2-м эшелоном 204-й мотодивизии. Другой батальон (KB) встре­тил войну в Молодечно, находясь в воинском эшелоне. Но ес­ли тридцатьчетверки в свою дивизию вернуться успели, то тя­желый батальон подчинил себе командир 24-й стрелковой ди­визии К. Н. Галиикий. Воентехник И. И. Крылов, служивший в этом батальоне в должности командира машины, писал, что эшелон успел дойти только до Лиды (есть также данные, что прошел меньше - до станции Юратишки), а дальше пути были разрушены, и пришлось двигаться своим ходом [76, копия].

Многие артиллерийские части из состава 10-й и 3-й армий разбили палатки на бывшем польском, а теперь советском корпусном полигоне Червоный Бор юго-восточнее Ломжи. Ответственным за проведение учебного сбора был лично на­чальник артиллерии 10-й армии генерал М. М. Барсуков. Пока еще нет полного списка всех артполков, собранных там (фи­гурирует их общее число 22), но и то, что уже достоверно из­вестно, впечатляет: 124-й и 375-й ГАП РГК, часть 311-го ПАП РГК, 7-й и 117-й ГАП соответственно 7-й танковой и 8-й стрелковой дивизий, 130-й и 262-й КАП 1-го стрелкового корпуса, 156-й и 315-й КАП 5-го стрелкового корпуса, 248-й легкий и 383-й гаубичный артполки 86-й Краснознаменной дивизии. Также нельзя исключать вероятность нахождения на полигоне 4, 25 и 31-го артполков танковых дивизий, 77-го и 662-го АП 29-й и 208-й мотодивизий, 451-го ЛАП и 416-го ГАП 113-й дивизии.

Те подразделения, которые отработали все учебные задачи и закончили стрельбы, иногда убывали в летние лагеря своих соединений. Так, 1-й дивизион 444-го КАП 4-го корпуса отстрелялся еще до майских праздников (за хорошие результаты личный состав был премирован баяном) и расположился примерно в 4 км южнее Августова, в полосе 27-й стрелковой дивизии [76, письмо]. Были в Червоном Бору и пехотинцы. В частности, 1-й батальон 310-го стрелкового полка из 8-й дивизии прибыл на полигон поучиться наступать за артиллерийским огневым валом. Вся эта масса людей и тех­ники (орудий только в названных частях не менее чем 250- 300, сотни тягачей, тракторов и автомашин) была сконцентрирована на сравнительно небольшом участке полигонной

39



земли, и просто непонятно, как такая идеальная цель не была замечена германской разведкой и не накрыта авиацией. Но факт налицо: артиллеристы от первого воздушного налета не пострадали, организованно выстроились в походные колон­ны и начали в то роковое утро свой боевой, но для большинст­ва из них слишком короткий, путь.

У противотанкистов РГК был свой лагерь. В полосе 3-й ар­мии в нескольких километрах южнее г. Домброва (ныне Домброва Бялостоцка) находилось местечко Ружанысток. Там, в бывшем монастыре, обители монахов-салезианцев, и рядом с ним располагались четыре артполка и спецчасти 6-й и 7-й от­дельных бригад ПТО; 6-я бригада дислоцировалась в Ружаныстоке постоянно, 7-я прибыла в летний лагерь из м. Михалово. 6-й бригадой командовал подполковник Юрьев, служив­ший до этого в 27-й стрелковой дивизии, - в ее формуляре Юрьев, еще в звании майора, проходит как командир 75-го гаубичного артполка. 75-й ГАП некоторое время стоял в мо­настыре, а затем был передислоцирован в Граево, на границу; на освободившемся месте было начато формирование противотанковой бригады.

Водитель арт. тягача 679-го артполка В. И. Кубышкин вспоминал, что возле монастыря было уста­новлено красочное панно, посвященное боевому пути 27-й дивизии. Там были слова: "И снова, грудью врагов сметая, пойдет на битву 27-я" [76, письмо]. Нет сомнений, что панно появилось по инициативе Юрьева и досталось "по наследству" от ушедшего еще дальше на запад 75-го ГАП.

С идентификаци­ей командира 7-й бригады несколько иначе. Свидетельств, хоть и косвенных, уже два, и, как мне кажется, они дают пра­вильный ответ. Полковник в отставке Г. Я. Мандрик был в 1941 г. зам. по политчасти командира 204-й моторизованной дивизии 11-го мехкорпуса. При отходе остатков дивизии на восток в районе села Большие Озерки вблизи реки Щара, что совпадает с возможным направлением отступления из района Домбровы, к их штабу присоединились несколько офицеров из штаба противотанковой бригады во главе с ее командиром полковником Николаевым. Полковой комиссар Мандрик знал его по совместной службе в 7-й кавалерийской дивизии, где тот командовал артиллерийским подразделением. При пе­реправе через Щару наведенный дивизионными саперами низководный мост был вскоре уничтожен авиацией. Многим

40



пришлось перебираться на другой берег вплавь, и Николаев, видимо, утонул 176, копия].

Можно проверить сказанное зам­политом 204-й, заполучив в РГВА документы расформиро­ванной перед войной 7-й кавдивизии (на ее основе была сформирована 2-я танковая дивизия ПрибОВО) и отыскав там данные на Николаева, а затем полистав в ЦАМО, если вы­дадут, его личное дело. А можно этого и не делать, ибо фами­лия Николаева значится в боевом донесении 3-й армии за 23 июня. Кому-то могут показаться не заслуживающими внима­ния фамилии командиров соединений, не оставивших замет­ного следа в истории войны; в предназначенной для широко­го читателя "доперестроечной" исторической литературе 6-я и 7-я отдельные бригады ПТО РГК в событиях июня 41-го года практически не упоминаются. В действительности же "обезличенная" история постепенно переходит в разряд легенд и преданий, что недопустимо.

Большая часть артиллерии 3-й и 4-й армий проходила сбо­ры вблизи мест постоянной дислокации и летних лагерей. 223-й ГАП и 167-й ЛАП 85-й стрелковой дивизии своего со­единения не покидали, а находились в летнем лагере вместе со стрелковыми частями. Буквально перед самой войной, в нача­ле июня, 223-й полк получил новую матчасть артиллерии и должен был полностью перейти на механическую тягу. На бу­маге. Как вспоминал бывший командир дивизии А. В. Бондовский, накануне передислокации в ЗапОВО из Уральского ок­руга трактора поступили, но только в 3-й дивизион. В итоге получилось так: когда находились уже в составе 3-й армии, пе­решли на новые штаты, устаревшие орудия по акту сдали, но­вые 122-мм гаубицы образца 1938 г. по акту приняли. Тягачи или трактора для 1-го и 2-го дивизионов не поступили, зато по новым штатам за каждым орудием, неважно, на какой тяге, отныне был закреплен один водитель. Пришлось "безлошад­ным" трактористам и огневикам из орудийных расчетов ос­ваивать еще и профессию ездового [76, копия].

Все это, ко­нечно, не могло не сказаться на уровне боеготовности части. И на весь полк был только один человек, который эти вновь полученные орудия знал и умел из них стрелять, - лейтенант Г. К. Гребельник, командир взвода управления учебной бата­реи полка, выпускник 2-го Киевского артучилища. Вместо то­го чтобы учить военному делу солдат и сержантов, свежеиспе-

41



ченный офицер каждое утро отправлялся в артпарк, где стояла матчасть учебной батареи (вообще не имевшая ни механиче­ской, ни конной тяги), и читал лекции по устройству и боево­му применению гаубицы свободному от несения службы ком­составу [76, письмо].

Но если 223-й ГАЙ имел совершенно незнакомую матчасть артиллерии (и пусть и смешанную, но полную тягу), а у его личного состава до начала войны почти не оставалось вре­мени для ее изучения и освоения, то в 167-м легком артполку дивизии все обстояло с точностью до наоборот. Генерал Бондовский писал: "Требуемая по штату новая материальная часть прибыла сразу, а старая была отправлена по нарядам. Полк имел около года времени на освоение новой материаль­ной части и провел стрельбы". Вероятно, 167-й ЛАП получил дивизионные пушки В. Г. Грабина Ф-22 или Ф-22 УСВ и 122-мм гаубицы. Однако, как вспоминал П. Н. Черняев, служивший в этом полку, за несколько дней до войны было получено рас­поряжение: все полковое снаряжение сдать в обмен на новое. Он писал, что сдали упряжь и весь конский состав, но новых средств тяги не получили. Поэтому вся матчасть артиллерии была впоследствии потеряна, а командир полка майор Чумак погиб - ему оторвало обе ноги, и он истек кровью [76, письмо].

Дичайшая нелепая накладка случилась с 235-м гаубичным артполком 75-й дивизии 4-й армии. Как вспоминал бывший вычислитель В. Е. Козловский, в четверг, 19 июня, все имев­шиеся оптические приборы были изъяты и увезены в Минск на поверку. Полк остался без панорам, буссолей, теодолитов и даже без стереотруб [76, копия]. По результатам зимних кон­трольных стрельб 235-й ГАП получил высокую оценку, но вследствие данного "мероприятия", эффективность его дей­ствий 22 июня представляется весьма сомнительной.

В отличие от частей полевой артиллерии, занимавшихся боевой подготовкой если и не вместе со своими дивизиями, то по крайней мере в полосах своих армий, совсем не так обстоя­ло дело с артиллерией зенитной. Зенитные части дивизионно­го и корпусного подчинения находились на окружных сборах в глубине территории Белоруссии, за Березиной: в 45 км вос­точнее Борисова, у села Крупки, находился зенитный поли­гон ПВО РГК. Там же находились многие части Западной зо­ны ПВО, имевшей самостоятельную структуру, в частности

42



зенитные подразделения 4-й бригады, Барановичского и Коб-ринского бригадных районов ПВО.

Таким образом, разработанный штабом ЗапОВО на лет­ний период обучения план боевой подготовки войск округа (он прошел утверждение в Москве - Г. К. Жуковым и К. А. Ме­рецковым) лишил дивизии 3-й армии средств ПВО, а 10-й - еще и огневой поддержки артиллерийских полков. Правда, до 22 июня зенитчики, успевшие выполнить все учебные задачи, начали возвращаться в районы постоянной дислокации, но успели отстреляться на полигоне далеко не все; воевать им пришлось, где придется: под Столбцами, Борисовом, Слонимом.

Так, 7-й дивизион 7-й танковой дивизии влился в состав отдельной зенитной бригады, защищавшей от воздушных на­летов столицу республики Минск и тоже имевшей 7-й номер. Под Минском же принял бой 312-й ОЗАД 13-й стрелковой ди­визии. 346-й дивизион 85-й дивизии к началу войны был на месте, в лагере Солы, 22 июня огнем его орудий было сбито пять вражеских бомбардировщиков. На своих позициях в Волковыске находились все три батареи 219-го дивизиона, входившего в 4-ю бригаду ПВО; в Барановичах находился 518-й зенитно-артиллерийский полк Барановичского же бригадно­го района ПВО, а в Лиде - его 229-й ОЗАД РГК. Еще один полк этою района, 751-й, прикрывал Гродно, и нет полной яс­ности, где он был утром 22 июня. Есть лишь несколько свиде­тельств о том, что самолеты Люфтваффе, бомбившие город, встречались яростным зенитным артогнем, вынуждавшим их сбрасывать бомбы с больших высот, что значительно снижало эффективность ударов. В 94-м дивизионе 2-й стрелковой ди­визии на позиции в районе крепости Осовец находилась толь­ко 3-я батарея (комбат - старший лейтенант Ф. И. Моисеев). То же самое было в 393-м ОЗАД 42-й дивизии 4-й армии, занимавшем восточное подковообразное укрепление Брест­ской крепости (т. н. восточный редут), с легкой руки немцев вошедшее в историю обороны как "Восточный форт". В нали­чии была только одна батарея, остальная матчасть вместе с личным составом убыла в Крупки. 342-й ОЗАД 86-й дивизии, как утверждал бывший зенитчик П. А. Соколов, встретил вой­ну там, где положено, - в городке Цехановец, вместе со шта­бом соединения и его спецподразделениями. Но бывший комдив 86-й М. А. Зашибалов в своих воспоминаниях утвер-

43



ждал, что зенитчики его дивизии на 22 июня были на учениях в Крупках. Видимо, и в Цехановце "на всякий случай" была оставлена одна батарея.


2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.