.RU

Владимир Лота гру и атомная бомба Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии - старонка 2

Глава вторая Дельмар выходит на связь…

В годы Второй мировой войны он работал в Разведуправлении Красной Армии. Около восьми лет находился на нелегальном положении в специальной командировке в США. Был сотрудником двух самых секретных американских военно-промышленных объектов, на которых производились компоненты для первой атомной бомбы.

Оперативный псевдоним этого военного разведчика — Дельмар.

Имя его никогда не попадало на страницы газет и журналов. Пятьдесят пять лет он не нарушал военную присягу, никому и никогда не говорил о том, что работал в военной разведке и чем занимался в спецкомандировке.

В апреле 2000 года ему снова пришлось выходить на связь. На этот раз — в Москве.

Вечером одного из последних дней апреля 2000 года я позвонил Дельмару. В качестве пароля я использовал рекомендации одного из ветеранов ГРУ, который знал этого разведчика с 1948 года.

Дельмар сначала удивился неожиданному звонку, но, узнав о том, кто рекомендовал к нему обратиться, а это был достаточно авторитетный ветеран ГРУ, которого он хорошо знал по совместной работе, продолжил разговор.

Я попросил бывшего разведчика назначить время встречи и принять меня. После некоторого колебания он согласился, и наша встреча вскоре состоялась.

Как правило, мы узнаем имена сотрудников специальных служб, которых раскрыла та или иная иностранная контрразведка. Имена же остальных, то есть действующих разведчиков, сохраняются в тайне независимо от срока давности их работы в разведке. Этот принцип похож на «ведомственный инстинкт самосохранения». Он наработан десятилетиями и вполне себя оправдал. Именно на нем и основывается древо военной разведки — крона есть, а корней не видно…

Дельмар относится к тем редким профессионалам военной разведки, которые смогли в годы длительных командировок не попасть в сети контрразведки противника.

Он выполнил поставленные перед ним задачи и благополучно возвратился на Родину.

Ему удалось избежать ареста в СССР и не попасть под молох сталинских репрессий.

Чем Дельмар отличается от других военных разведчиков тех лет? Скорее всего, тем, что он был единственным гражданином СССР, которому удалось лично проникнуть на секретные атомные объекты США. Это уникальный случай в истории разведки. Как правило, разведчики находят на интересующих их объектах «добровольных помощников», которые за определенное вознаграждение передают им секретные материалы. Этих «помощников» принято называть агентами. В прошлые годы, когда существовали два идеологических полюса — коммунистический и капиталистический, многие иностранцы левых взглядов помогали советской разведке бескорыстно из идеологических соображений.

Дельмар, как человек-невидимка, сам прошел через все преграды, воздвигнутые американской контрразведкой, проник на секретный объект, работая на котором, собирал информацию о производстве ядерных материалов — урана-235, плутония и полония. Добытые сведения он направлял по своим секретным каналам в Москву. В истории специальных служб XX века второго подобного случая, мне кажется, нет.

Дельмару скоро будет девяносто лет. Он живет в Москве на Мичуринском проспекте. Найти его дом было не трудно. Значительно труднее было понять, почему о человеке, который вскрыл секретные объекты США по производству компонентов ядерного заряда, мы до сих пор ничего не знали.

Известно, что мифы создаются, когда реальные свидетели молчат. Замалчивание достижений советских военных разведчиков, длившееся многие годы, трудно поддается объяснению, но оно есть.

Дельмар остался единственным из тех военных разведчиков, которые принимали личное участие в добывании атомных секретов в далеких странах. Сможет ли он вспомнить то, чем занимался более пятидесяти лет назад? Точнее — захочет ли вспоминать? Разведка — профессия стрессогенная. Участники тайных операций спецслужб подробностей их проведения никогда не забывают, но рассказывать о них, как правило, не любят.

Как поступит Дельмар? Он работал на военную разведку на нелегальном положении в США в годы Второй мировой войны. В случае провала по законам военного времени он был бы казнен на электрическом стуле. Как Юлиус и Этель Розенберг, приговоренные американским судом к смертной казни за шпионаж в пользу СССР и шагнувшие в камеру смерти 19 июня 1953 года.

Вспоминать о годах тяжелой и опасной работы занятие не из легких.

Работать Дельмару приходилось действительно в сложных условиях. Секреты в США всегда тщательно охранялись. Вокруг же американского атомного проекта была создана абсолютная секретность. Военный руководитель проекта генерал Лесли Гровс однажды назвал меры безопасности, которые были предприняты для сохранения в тайне процесса разработки атомной бомбы, «мертвой зоной».

Дельмар прошел сквозь эту мертвую зону. Прошли сквозь нее и другие военные разведчики.

Возможно, меры безопасности были не адекватны той степени важности выполнявшихся на атомных объектах работ? Конечно, нет. Создание атомной бомбы, нового вида оружия, которого не было ни у кого в то время, составляло особую военную тайну США. После блистательной победы советских войск на Курской дуге и выхода наших войск к Днепру, завершивших коренной перелом в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте, Лесли Гровс заявил: «Мы должны теперь стремиться сохранить в тайне от русских наши открытия…»

Гровс не был политиком, но смотрел далеко вперед. Успешная реализация атомного проекта, монопольное владение новым сокрушительным оружием создавало условия для мирового господства. Не об этом ли мечтали те, кому служил генерал Гровс?

Для того чтобы понять, какие препятствия пришлось преодолевать Дельмару и другим военным разведчикам, видимо, следует коротко рассказать хотя бы о некоторых мерах безопасности, которые предпринимались по охране атомного проекта.

Дело было поставлено так, что многие специалисты, принимавшие участие в реализации планов Оппенгеймера, и не предполагали, что они выполняют работу, связанную с созданием атомной бомбы. Л. Гровс не имел ничего общего с ядерной физикой, однако, как свидетельствуют воспоминания некоторых участников американского атомного проекта, он был толковым администратором. Ему удалось установить особый порядок работы для всех, кто был связан с созданием атомного оружия. Возможно, именно за это Гровс и получил звание бригадного генерала инженерных войск американской армии.

Среди научного персонала, выполнявшего отдельные исследования в различных лабораториях, действительно были воздвигнуты, как свидетельствовали позже непосредственные участники тех событий, непроницаемые стены. Каждый отдел в рамках даже одной и той же лаборатории не имел представления о том, что делают сотрудники других отделов той же самой организации. Координация осуществлялась только сверху. И только наверх уходили результаты всех исследований.

Атомный город в Лос-Аламосе (штат Нью-Мексико) и другие объекты уранового проекта были похожи на гетто для ученых. Представители военной контрразведки следили за тем, чтобы строгие правила секретности никогда и никем не нарушались.

Агенты ФБР и военной контрразведки Джи-2 подвергали тщательной проверке всех, кто привлекался к работе на атомных объектах: в секретном научном центре в Лос-Аламосе, на заводах по обогащению урана в Хэнфорде (штат Вашингтон), в городе промышленных атомных реакторов в Ок-Ридже (штат Теннесси), в лабораториях Колумбийского и Чикагского университетов. Автобиографические данные всех сотрудников американского атомного проекта регулярно проверялись и перепроверялись. Благонадежность должна была быть обеспечена на сто процентов. Как считал Гровс, она была достигнута. Однако можно сказать, что он ошибался.

Служба безопасности американского атомного проекта имела неограниченные права по надзору. Одним из ее руководителей был полковник Борис Паш, сын митрополита русской православной церкви в расколе, обосновавшейся в США с давних времен. Звали митрополита Фиофилом. В миру — Пашковский. В истории православной церкви он известен тем, что антиканонической деятельностью с 1934 по 1950 год препятствовал примирению Русской православной церкви и православной церкви Америки. Борис предпочел носить упрощенный вариант отцовской фамилии.

Служба, которую возглавлял Б. Паш, держала сотрудников проекта в полном смысле под колпаком. За ними велось периодическое наблюдение, вскрывались их письма, прослушивались телефонные разговоры, в квартирах, где проживали сотрудники закрытых лабораторий, устанавливались подслушивающие устройства.

В своем инквизиторском рвении контрразведка делала даже больше, чем требовали того правительственные инструкции. Тяжесть секретности и условия ее соблюдения были настолько трудны и сложны, что далеко не все, кто участвовал в создании атомной бомбы, смогли выдержать этот психологический груз.

Один морской офицер, который проходил службу в атомной лаборатории в Ок-Ридже, не вынес условий непрерывной слежки контрразведки и сошел с ума. Это произошло в поезде, когда, получив двухнедельный отпуск, он направлялся из Ок-Риджа в Нью-Йорк. В переполненном железнодорожном вагоне он начал рассказывать о работах, которые проводятся в «атомном городе», но не успел сказать и нескольких слов о том, чем действительно заняты сотрудники объекта «Х», как был арестован агентами военной контрразведки. Как оказалось, офицер потерял рассудок и не мог контролировать себя и свои высказывания. Дело дошло до того, что для него одного была устроена небольшая клиника с врачами и обслуживающим персоналом, проверенным ФБР на допуск к секретным работам. Считалось крайне опасным помещать этого офицера в частную или общественную клинику.

Не исключено, что были и другие подобные трагедии.

На этом же закрытом объекте Дельмар провел около двух лет.

Дамоклов меч военной контрразведки висел над головой не только рядовых ученых, инженеров и конструкторов. Научный руководитель американского атомного проекта и директор Лос-Аламосской лаборатории Роберт Оппенгеймер тоже все время находился под наблюдением.

Контрразведке хорошо было известно, что Оппенгеймер некоторое время поддерживал постоянные связи с левыми организациями. Их основные идеи стали близки и понятны ему еще в годы учебы в Европе. Он знал, что в Германии фашисты подвергали жестоким репрессиям своих противников и других инакомыслящих граждан. Среди них были и ученые, которых он хорошо знал, поэтому он и сблизился с антифашистскими организациями в Калифорнии. Оппенгеймер регулярно делал им денежные пожертвования, на свои средства издавал для них некоторые агитационные брошюры.

Во время гражданской войны в Испании, Р. Оппенгеймер сблизился и с членами американской компартии. Среди них он приметил студентку местного университета Джейн Тэтлок, которая была дочерью профессора английской литературы. Они полюбили друг друга и дважды, как писал Оппенгеймер, «едва не поженились». Однако они были разными людьми. Джейн любила активную общественную работу. Роберт посвящал всего себя физике. После одной из размолвок они расстались. Оппенгеймер встретил Кетрин Гаррисон и полюбил ее. Они поженились в ноябре 1940 года.

Однако Оппенгеймер не мог забыть Джейн Тэтлок и 12 июня 1943 года, уже работая руководителем американского атомного проекта в Лос-Аламосе, тайно прилетел в Сан-Франциско, чтобы навестить свою несостоявшуюся невесту. Оппенгеймер не знал, что за ним по указанию полковника Паша велось постоянное наблюдение. Агенты военной контрразведки следовали за ученым по пятам. Они зафиксировали встречу Роберта Оппенгеймера с Джейн Тэтлок. Это свидание оказалось последним.

После войны все отчеты агентов контрразведки и записи телефонных разговоров Оппенгеймера, скрупулезно подшивавшиеся в течение десяти лет в его служебное дело, станут основанием для обвинения его в антиамериканской деятельности.

Оппенгеймер был очень удивлен, когда прочитал отчет службы безопасности о своей поездке в июне 1943 года на два дня в Сан-Франциско к своей бывшей невесте, у которой он остался на ночь. Именно тогда он сказал Джейн Тэтлок о том, что в течение последующих нескольких месяцев, а может быть, и лет, они не смогут видеть друг друга. Он не сказал ей ни слова о характере своей предстоящей работы, не назвал место, где будет находиться. Но сказал, что эта работа по заказу правительства и он не может ей даже дать свой новый адрес. Это означало, что Джейн не могла писать ему письма или звонить по телефону.

Оппенгеймер уехал. Через несколько месяцев Джейн покончила с собой. То ли она не смогла перенести такую разлуку, то ли ее подтолкнули к самоубийству агенты службы безопасности Бориса Паша.

Позже поездка за пределы Лос-Аламосского центра и пребывание в доме Джейн Тэтлок на Телеграф Хил в Сан-Франциско были истолкованы как нарушение Оппенгеймером инструкции службы безопасности.

Контакт с Джейн Тэтлок рассматривался не как романтический роман Оппенгеймера, а как связь с коммунисткой, что могло представить реальную угрозу национальной безопасности США.

Как ни строги были порядки генерала Гровса, в его системе «абсолютной секретности» имелись слабые места. Советским военным разведчикам удалось найти их, проникнуть в американские лаборатории и добыть точные данные о создании атомной бомбы.

Военная разведка смогла добыть сведения и о работах по созданию атомного оружия, проводившихся в Великобритании, в фашистской Германии, в Канаде и в Японии.

В ходе беседы с Дельмаром выяснилось, что он работал на двух закрытых объектах в США. Его информацию руководство военной разведки направляло в отдел «С», который был рабочим аппаратом 2-го бюро Специального комитета Советского правительства. Этот Спецкомитет был создан 20 августа 1945 года с целью координации работы в СССР по атомной энергии. Работой комитета руководил Л. П. Берия — член Политбюро и заместитель председателя Государственного Комитета Обороны. Отдел «С» возглавлял генерал П. Судоплатов, который координировал деятельность внешней разведки НКВД и военной разведки по добыванию за рубежом сведений о создании атомного оружия.

Найти конкретные документы, подтверждающие участие военных разведчиков в добывании атомных секретов, было предельно трудно. Дело в том, что вся информация, поступавшая в Москву от разведчиков из Великобритании, Канады, США, передавалась советским физикам в обезличенном виде через посредников — отдел П. Судоплатова, через наркома химической промышленности М. Первухина или через уполномоченного Государственного Комитета Обороны С. Кафтанова. Из всех советских ученых к документам, добытым военной разведкой, имел доступ только один академик И. В. Курчатов. Вряд ли он думал о том, кто за рубежом добывал эти секретные материалы. Для него разведка была государственным институтом, как и та Лаборатория № 2, которой он стал руководить в 1942 году по указанию И. В. Сталина.

Как известно, первая советская атомная бомба была взорвана на четыре года позже, чем американская. Это произошло 29 августа 1949 года. Взрыв этот имел не только огромное практическое значение для укрепления безопасности нашей страны, но он был и важным политическим актом. Атомный гриб, поднявшийся ранним утром над Семипалатинским полигоном, разрушил планы американского руководства на мировое господство. Начался длительный, изнурительный и опасный период в истории человечества — период «холодной войны». Несмотря на все его политические, военные и экономические издержки, этот период закончился определенным потеплением международных отношений и снижением опасности возникновения ядерной войны, в огне которой могла бы погибнуть земная цивилизация. В том, что это не произошло, большая заслуга военных разведчиков.

После встречи с Дельмаром я подумал о том, что в годы Второй мировой войны отечественная военная разведка была в исключительно трудном положении. Многие разведчики еще до начала войны были отозваны из зарубежных командировок и репрессированы. Большинство из оставшихся в живых военных разведчиков было ориентировано на добывание информации, необходимой для ведения войны. Но были в Разведуправлении Красной Армии и глубоко законспирированные разведчики-нелегалы, которые занимались добыванием военно-технической информации. Благодаря их настойчивости, личной инициативе и отваге Центру своевременно становилось известно о появлении в армиях иностранных государств новых образцов оружия, боевой техники, отравляющих веществ и средств защиты от них. Такая информация позволяла вносить поправки в планы производства оружия и боевой техники для Красной Армии, своевременно разрабатывать средства противодействия новым средствам поражения, которые появлялись на вооружении в армиях иностранных государств.

Ахилл, Барч, Бакстер, Джек, Дельмар, Ирис, Соня и другие — это псевдонимы военных разведчиков, у которых есть реальные имена и биографии.

2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.