.RU

Пролог - 13


Этот простой трюк, кстати, часто дает еще и другой положительный эффект, если постепенно расширяют сферу его применения, исключая не только сахар, но и все сладкие продукты питания, включая как естественные, так и искусственные сладкие продукты. Ведь, согласно Кастанеде, сладкий вкус является неотъемлемой составной частью синдрома бедного сиротки, потому что почти всех нас в рамках нашей социализации утешали или награждали сластями. Поэтому «сладкое» является для большинства из нас испытанным утешителем или — наградой в виде подачки энергии, которая дает нам ложное чувство, что все не так уж плохо, хотя в действительности наше положение столь же безутешно, как и прежде.
То, что мы предпочитаем сладкое, является, очевидно, не только частью наследства, доставшегося нам от наших волосатых предков, которые, как и все приматы, особенно любят сладкие, богатые энергией фрукты, но и представляет собой средство, которым нас контролирует внешний мир и которым мы сами себя держим под контролем. Это полностью отвечает интересам воладорес, и можно сказать, что сахар представляет в нашем курятнике некоторый вид усиленного питания в фураже, которым, с одной стороны, нас откармливают и который, с другой стороны, имеет способность делать нас зависимыми и таким образом как бы заботится о том, чтобы мы всегда оставались в границах норм или, по крайней мере, снова и снова возвращались на нашу орбиту. Возможно, все это целостное послание содержится в известном призыве: «Дайте обезьянам сахар!»
Вернемся, однако, назад, ко второму краеугольному камню повседневного мира и пути воина. В целом рекомендуется рассмотреть собственное сексуальное поведение с энергетической точки зрения и, если нужно, изменить его. Что нужно при этом принять во внимание — мы уже пояснили в главе 5. Так, человек должен сначала добиться ясности в вопросе о том, как он был зачат и сколько сексуальной энергии находится, соответственно, в его распоряжении. Во всяком случае, для «скучных номеров» действует правило, что, если они хотят успешно двигаться по тропе воина, им было бы лучше принять решение о как можно более умеренной сексуальной жизни. Для человека, зачатого с большой энергией, это правило не играет значительной роли.
Однако и энергетически богатые люди должны осознать, что от природы сексуальность задумана не для наслаждения, а для целей продолжения рода и потому активирует энергетические механизмы, при которых за коротким удовольствием следует затем долгая расплата. В этом смысле прежде всего женщины должны осознать, что, даже не учитывая риск беременности, они платят особенно высокую цену за каждый половой акт: создают энергетическую связь, образуемую энергетическими червями, которых мужчины оставляют в их телах, и эта связь всегда не в пользу женщины.
От передачи этих «червей», трезво предупреждает Флоринда Доннер-Грау, не защищают ни презервативы, ни совокупление с прерыванием до семяизвержения.
Какие практические последствия вышесказанное будет иметь для личной сексуальной жизни — остается, естественно, на совести и ответственности каждого. Ведь путь воина не является ни моральным указателем, ни действительным для всех кодексом, по которым нужно жить. Он только обращает наше внимание на энергетические факты, важные для жизни и хорошего самочувствия воина.
Нельзя, например, сделать из вышесказанного вывод, что достойной устремлений для всех и каждого является жизнь в одиночестве, хотя в некоторых случаях такая жизнь полезна и может принести ощутимые преимущества. Однако во всяком случае следует воздерживаться от того, чтобы принуждать себя к одиночеству, воздержанию или другим аскетическим ограничениям, потому что отказ от чего-либо будет иметь еще более фатальные последствия, чем сознательное и под контролем удовлетворение своего желания с получением при этом наиболее полного наслаждения. Принудительный аскетизм ведет обычно только к вспучиванию точки сборки и увеличению чувства собственной важности, потому что человек думает, что он оторвался от «серой массы» и стал уже не столь примитивным, как остальное человечество: «Я — великий воин!»
Ну вот мы и добрались до третьего и последнего краеугольного камня повседневного мира: мы все считаем, что очень важны. При этом, как уже указывалось, не играет никакой роли, проявляется ли наше чувство собственной важности в мании величия и надменности или в самосожалениях и комплексе мученика. Мы не должны стыдиться или искусственно скрывать наше чувство собственной важности.
Тайша Абеляр подчеркивает: «Не скрывай своего чувства собственной важности, заменяя гордость ложным смирением и показной скромностью. Решающую роль играет обстоятельство, что ты не более и не менее важен, чем все другие живые существа. Думать по-другому означало бы существовать как муравей в муравейнике, который тащит особенно тяжелый груз и потому думает, что он — самый большой, самый лучший из всех муравьев, в то время как в следующий момент я наступлю на него и его приятелей, и все они будут равны в своей смерти. На каждого из нас в один прекрасный день наступит что-то, точно так же, как мы можем наступить на муравейник».
При этом Тайша Абеляр еще раз указывает на уже известный нам маневр — принять смерть в качестве советчика и ввиду неизбежности собственной смерти осознать, что мы не являемся чем-то особенным или единственным в своем роде. Лишь осознание собственной смертности ставит воина на одну ступеньку со всеми иными живыми существами и помогает ему преодолеть свое чувство собственной важности.
Однако в большинстве случаев это легче сказать, чем сделать, прежде всего потому, что чувство собственной важности является силой, подчиняющейся своим собственным законам. Отчасти это происходит потому, что чувство собственной важности очень тесно связано с самолюбованием, саморефлексией, отражением в лужице осознания, оставленной нам воладорес. Поэтому для преодоления чувства собственной важности нам нужно не только средство, помогающее разбить зеркало саморефлексии, но и средство, препятствующее дальнейшему паразитированию воладорес на внешнем свечении нашего светящегося кокона, где они могут поддерживать наше осознание на уровне, соответствующем пониманию нами самих себя как очень важных. В связи с этим более чем интересно, что существуют множество методов разбить зеркало самолюбования, но только один-единственный — испортить воладорес аппетит. Сконцентрируемся вначале на предположительно более легком предприятии.
Самое предпочтительное средство избавиться от чувства собственной важности и разбить зеркало саморефлексии — изменить направление нашего взгляда: вместо того, чтобы наблюдать нас самих, наблюдать что-нибудь другое. Например, это может означать возможность направить все физические и духовные силы на заботу о каком-то другом человеке, животном или растении. При этом важно, что человек не сам выбирает свой объект заботы, а предоставляет сделать это намерению, что в данном случае будет означать «случайный выбор». Ведь если мы будем выбирать сами, велика опасность, что наш выбор будет определен эгоистическими мотивами, что с самого начала обрекает весь процесс на неудачу.
Маневр начинается с громкого призывания намерения и громко высказанной просьбы предоставить какое-нибудь существо, которое помогло бы нам преодолеть чувство собственной важности. А затем ждут, сохраняя полнейшее внимание, пока на нашем пути не появится какое-либо существо. Совершенно все равно, что за существо это будет — птица с перебитым крылом или старый вонючий нищий на улице — мы должны лично и от всего сердца заботиться о нем, и его благополучие считать более важным, чем наше собственное.
При этом, однако, мы не должны подпадать под «синдром помощника», который на деле является только еще одной разновидностью чувства собственной важности. С точки зрения воина помогать означает не отдать другому то, что ему, по нашему мнению, необходимо, а помочь ему самому справиться со всеми проблемами. Это значит — активно поддерживать его во всем, что он сам желает, даже если это противоречит всем нашим представлениям. Даже если однозначно видно, что другой выбрал направление, могущее его уничтожить, воин не имеет права вмешиваться; единственное, что ему остается в этом случае, — молчать и не поддерживать человека на этом пути.
Если мы внимательны, мы почувствуем, когда придет пора закончить испытание. Ведь воин не является ни первопроходцем, который приходит в мир, чтобы творить добрые дела, ни человеком, заинтересованным в том, чтобы привязываться к другим существам. Его цель — свобода, и данный прием, пусть даже это звучит эгоистично, служит не столько цели «творить добро», сколько намерению вырвать самого себя из тенет саморефлексии. В конце концов, преодоление чувства собственной важности вовсе не означает отказ от инстинкта самосохранения, что привело бы нас не к свободе, а к могиле. А воин не только желает выжить, но и делает это самым лучшим способом.
Если даже вышеописанный метод из-за своей надежности особенно хорошо подходит для того, чтобы поставить под удар наше чувство собственной важности, то можно, конечно, разорвать процесс саморефлексии и иными способами. В этом смысле столь же хорошо подходит и концентрация на какой-либо задаче, выбор которой нужно, естественно, тоже предоставить намерению. При этом, как и в случае вышеописанного маневра, справедливо следующее: чем труднее и неприятнее задача — тем лучше для воина. Ведь только так он получит возможность преодолеть чувство собственной важности, разбить зеркало саморефлексии и выйти за свои собственные границы.
Кэрол Тиггс выразила этот дух воина — его истинное смирение, которое не является подчинением, и его скромность, которая мужественно принимает все на своем пути как вызов, следующей молитвой:
Подай мне, Бог, что у тебя осталось,
Подай мне то, что никому не нужно:
Я не прошу богатства или славы,
И не для выгоды твой дар послужит.
Так часто люди этого просили,
Что истощили все твои запасы.
Подай мне, Бог, что ты еще имеешь:
Отдай мне неуверенность и боль,
Отдай мне беспокойство и лишенья,
Отдай мне все безрадостные судьбы.
Еще молю Тебя я, Боже,
Ты отпиши мне все несчастья сразу —
Достанет ли мне мужества, не знаю,
Об этом попросить тебя еще раз.
В большинстве случаев не представляет труда вызвать в себе дух воина; настоящая трудность состоит в том, чтобы удержать его. И для этого нам прежде всего нужна дисциплина — дисциплина, которая, однако, не имеет ничего общего с тем, что обычно понимается под этим словом.
Тайша Абеляр поясняет: «Под дисциплиной понимается не то, чему обучают девочек в католических монастырях, и не то, что раньше практиковалось монахинями. Она также не имеет ничего общего ни с тем, чтобы рано вставать, успевая до работы еще заняться аэробикой, ни с тем, чтобы придерживаться точного режима дня или разумно питаться. Все это — рутина, привычки, а не дисциплина воина».
Для воина дисциплина означает не упрямое сохранение одного-единственного образца поведения, а несгибаемое стремление к абстрактной цели. Поэтому введение дисциплины на практике означает, с одной стороны, самую большую текучесть и способность к изменениям, чтобы человек мог соответствовать постоянно меняющимся требованиям живого мира, и, с другой стороны, неуступчивую решительность, которую маги называют несгибаемым намерением. Однако это — только внешние признаки дисциплины, а не ее истинная сущность, которая коренится в духе воина.
Никто не выразил эту сущность лучше, чем дон Хуан: «Маги понимают под дисциплиной способность спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не входящим в наши расчеты. Для них дисциплина — это искусство, искусство неуклонно противостоять бесконечности, не потому, что ты силен и несгибаем, но потому, что исполнен благоговения».
Например, нам не нужна никакая строгая диета и никакая ложная дисциплина, если мы испытываем глубокое почтение перед жизнью, перед нашими продуктами питания, да и перед нами самими, потому что почтение само по себе будет препятствовать обжорству, не позволяя убивать больше живых существ, чем это необходимо для нашего выживания. То же самое справедливо и для бесчисленного множества иных областей жизни, и можно без преувеличения сказать, что дисциплина воина является лучшим средством против нашего индульгирования на самих себе, причем совершенно не имеет значения, идет ли речь о нашем обезьяньем поведении, наших сексуальных эксцессах, нашем чувстве собственной важности или о коллективном синдроме бедной сиротки.
Дон Хуан даже считает, что дисциплина является единственным средством одержать победу над нашим рассудком и таким образом освободиться от чуждой инсталляции воладорес. Собственно, маги увидели, что дисциплина изменяет структуру осознания, образующего внешний блеск нашего светящегося кокона, и придает ему совершенно иной «вкус», который воладорес явно не нравится. Во всяком случае, воладорес оставляют дисциплинированное осознание в покое, и оно может постепенно регенерировать.
Однако для того, чтобы надолго или навсегда освободиться от воладорес, надо постоянно находиться в дисциплинированном состоянии, потому что в то мгновение, когда мы «отпускаем себя», изменяется и вкус нашего осознания для воладорес, они вновь накидываются на него и человек опять становится жертвой. В такой ситуации ничего иного не остается, как только вновь начать все с нуля и вести дисциплинированную жизнь воина. Когда-нибудь человек достигнет на этом пути состояния, при котором его осознание превзойдет некую критическую точку, и чуждая инсталляция окончательно потеряет свое воздействие. Маги линии дона Хуана увидели, что в этот момент освобождения шестой энергетический центр на нашей макушке перестает неестественно вращаться туда-сюда и возвращается к своему первоначальному направлению движения против часовой стрелки.
Безусловно, это будет огромной победой. Однако даже если воину удалось расшатать краеугольные камни повседневного мира, разбить зеркало саморефлексии, преодолеть свое чувство собственной важности и освободиться от чуждой инсталляции воладорес, пред ним стоят еще иные задачи, прежде чем он сможет при помощи вновь собранной энергии и расширившегося осознания отправиться в иные миры и достичь окончательного освобождения. Потому что сначала нужно оплатить свои долги.
Маги говорят, что уже по причине того простого обстоятельства, что мы что-то воспринимаем, мы автоматически становимся должниками источника нашего восприятия, и так возникает энергетическая связь. В этом смысле мы все являемся должниками перед другими людьми, а также перед миром и намерением. Из этого переплета можно выйти, только заплатив долги и таким образом разорвав установившиеся энергетические связи.
Тайша Абеляр замечает по этому поводу: «При этом воин очень великодушен. Он не рассматривает мир в отношении того, что ему должны другие. Он рассматривает мир скорее в отношении возможности оплатить свои собственные долги, чтобы не оставаться связанным ими».
Имеется множество возможностей для оплаты долгов, и здесь фантазия воина не знает границ. Мы можем оплатить наш долг другому человеку, сделавшему нам что-то хорошее, приглашением в гости, совместным путешествием, подарком или другим дружественным жестом. Да, даже в том случае, если эти люди больше не живут, у нас есть возможность сделать нечто такое, что, как мы знаем или можем предположить, им бы понравилось. Однако нужно правильно понимать, что эту задачу выполняют не со счетами в руке: воины не являются меркантильными людьми, а долги — не всегда материального рода. Главное, чтобы чувство подсказало нам, что все правильно — даже если нам и неприятно делать это.
Как замечает Тайша Абеляр: «Если тебя кто-то действительно обидел, надо оплатить и это. Концепция оплаты долгов — не сентиментальная причуда, которая ограничивается оплатой только хороших связей. Речь идет о том, чтобы отрешиться от всех связей. Если ты связан с кем-то, кто тебя действительно ранил, может быть, крайне необходимо отплатить той же монетой, чтобы разорвать связь. Поэтому оплата долгов не является моральной обязанностью — она идет в обоих направлениях».
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.