.RU

2. «СТАЦИОНАРНО ПЕРЕХОДНАЯ ЭКОНОМИКА»?: Несмотря на различия в стартовых условиях, формах, темпах и

Несмотря на различия в стартовых условиях, формах, темпах и последовательности реформ, институциональная эволюция России и стран ЦВЕ подчинялась общей логике, безотносительно к национальным особенностям тех или иных экономик. Однако с какого-то момента их пути стали расходиться, причем с течением времени разрыв обозначался все отчетливее. В странах ЦВЕ обратное пришествие формальных регуляторов вело к сужению зоны неформальных отношений и постепенной утрате их экономиками специфически «переходных» характеристик. С высокой степенью вероятности можно ожидать, что уже в ближайшие годы их новый, непереходный статус будет «сертифицирован» приемом в члены Европейского союза (правда, пока к этому готовы далеко не все).

В России же «вживление» новых формальных регуляторов приводило к совершенно иному, неожиданному результату — к еще большей активизации «нестандартных» поведенческих моделей и непрерывному расширению их репертуара. Внедрение новых «правил игры» прекрасно уживалось с эскалацией неплатежей, безденежных обменов, задержек заработной платы и т.п., которые, казалось бы, по мере продвижения к новой, рыночной системе должны были сходить на нет, — а ведь все это только верхушка айсберга, гигантского массива имплицитных контрактов и разнообразных «серых» схем194. И хотя начавшийся подъем сузил сферу их применения (подчас весьма значительно), институциональная природа российской экономики от этого не стала качественно иной.

Наблюдения показывают, что попадая в российскую среду, любые формальные институты сразу же прорастают неформальными отношениями и личными связями. Дело обстоит так, как если бы они подвергались мутации и в результате становились неспособны выполнять свое предназначение — служить общезначимыми «правилами игры». По выражению В. Найшуля, для эффективной работы рынка необходимы «перпендикулярные» ему институты. В российских условиях такие институты оказываются ему «параллельны», переключаясь в режим двустороннего (или многостороннего) персонализированного торга.

Подобная метаморфоза происходила с самыми различными законами и контрактными установлениями, причем с такой неотвратимостью, что заставляет выдвинуть гипотезу о возможности существования особого типа — стационарно переходной экономики. (В старых марксистских терминах это означает, что при определенных условиях переходный институциональный режим обретает способность к устойчивому самовоспроизводству.) Похоже, именно такое общественное устройство сформировалось в России за годы реформ. Нельзя не согласиться, что «революционный» этап в утверждении новых «правил игры» уже пройден и что к концу 1990-х годов ее институциональная система оказалась в значительной мере стабилизирована. Но это довольно своеобразная стабилизация, при которой базовые формальные институты продолжают, как и прежде, функционировать по образу и подобию неформальных. Речь идет не просто о слабости общих «правил игры», а об их внутренней деформации, когда они перестают быть универсальными, утрачивают автоматизм и лишаются прозрачности195.

Несколько иллюстраций, с разных сторон характеризующих работу «стационарно переходной» институциональной системы. Хрестоматийный образец, когда все начиналось с установления, казалось бы, прозрачных единообразных правил, а закончилось раздачей «эксклюзивов», — это, конечно, история российской приватизации. На старте — государственная программа, вводившая жесткие стандарты и процедуры, на финише — залоговые аукционы, судьба которых определялась заранее путем закулисных договоренностей.

Другой пример — из сферы политики. Не секрет, что ведущие российские политические партии широко практикуют «сдачу в аренду» заинтересованным бизнес-структурам мест в своих избирательных списках. Обратите внимание: это не банальное представительство политическими объединениями интересов тех или иных организованных групп в обмен на их финансовую или электоральную поддержку. Это — настоящий рынок депутатских мандатов, где места в головной части списков идут по более высоким расценкам, в следующей десятке по более низким и т.д. Трудно с уверенностью утверждать, но подобная практика очень похожа на чисто российское «ноу-хау».

Последняя иллюстрация относится к области налогового администрирования. Казалось бы, автоматизм, внутренне присущий формальным правилам, должен находить высшее выражение в деятельности фискальных органов. Однако российский опыт заставляет в этом усомниться. Как известно, бывший министр по налогам и сборам, А. Починок, ввел в обычай регулярные встречи с крупнейшими налогоплательщиками, на которых договаривался с ними о размерах предстоящих платежей. Все делалось совершенно открыто (о достигнутых договоренностях оповещалась пресса) и, что любопытно, никого ровным счетом не удивляло. Обратите внимание: это не лоббизм (налогоплательщики не требовали от властей пересмотра действующего законодательства), не коррупция (никто никому не предлагал взяток) и не уход от налогообложения (никто не пытался задействовать какие-то хитроумные схемы по сокращению налоговых обязательств) — хотя такая система отношений, конечно же, способствует расцвету и того, и другого, и третьего. Но лоббизм, коррупция, уклонение от налогов — это все универсальные феномены, дающие о себе знать везде, где практикуется масштабное перераспределение доходов. А вот двусторонний неформальный торг между фискальными органами и налогоплательщиками — поверх установленных формальных правил и процедур — явление, встречающееся не слишком часто. Да, глава налогового ведомства вступал в переговоры только с теми компаниями, перед которыми государство само имело массивную встречную задолженность. Пооценкам специалистов, в сложившихся условиях тактика, избранная А Починком, была вполне эффективной, если не единственно возможной. Но эти уточнения лишь сильнее подчеркивают нестандартность ситуации: получается, что государственный орган переключался в режим двустороннего торга не для уклонения от возложенных на него функций, а, напротив, для их выполнения! Пожалуй, это пример мутации формальных институтов в наиболее чистом и законченном виде196.

Сходные тенденции обнаруживаются и на организационном уровне институциональной системы. Взять хотя бы крупнейшие российские корпорации, которые остаются образованиями кланового типа, с неясными границами и непрозрачной внутренней структурой, погруженными в сложные симбиотические отношения с государством. По выразительной характеристике Я. Паппэ, любая из них предстает как «облако офшоров, владеющих пакетами производящих компаний». Однако у каждого такого «облака» есть невидимая точка кристаллизации — неформальная команда, которую сплачивают устойчивые личные связи между ее участниками.

Согласно классическому определению У. Меклинга и М. Дженсена, фирма — это «сеть контрактов» [Jensen, Meckling, 1976]. Но если в зрелых рыночных экономиках ее ядро составляет определенный набор формальных контрактов, то в переходных — определенный набор неформальных контрактов между ведущими «игроками». Это неизбежно накладывает отпечаток и на распределение контроля, и на процесс принятия решений, и на характер взаимодействия с внешней средой. В результате даже ведущие российские бизнес-структуры действуют не столько как публичные корпорации, сколько как семейные или, если быть точнее, «дружеские» фирмы.

Зададимся, наконец, вопросом, как обстоит дело с базовым элементом институциональной системы — трансакциями, контрактами, сделками. Не нужно доказывать, что на протяжении всего переходного периода российская экономика демонстрировала поразительно низкую степень, если можно так выразиться, контрактопослушности. Расчеты за поставленную продукцию производились не в срок (или не производились вовсе), зарплата задерживалась, дивиденды не выплачивались, кредитные соглашения не выполнялись. Но при этом в подавляющем большинстве случаев поставщики не прерывали контактов с неплательщиками, работники не увольнялись и не устраивали забастовок, акционеры не протестовали, а кредиторы не требовали ареста имущества должников. «Внеконтрактное» поведение стало повседневной практикой, по существу — нормой деловых отношений.

Н. Раннева поделилась со мной наблюдением, что многие контракты, по которым живет сегодня российский бизнес, по степени формализации и детализа-

ции оставляют далеко позади не только элементарные договоры образца начала 1990-х годов, но зачастую и их западные аналоги. Но при этом их реальные параметры имеют не больше отношения к зафиксированным на бумаге, чем прежде. По-видимому, возросшая формализация контрактов служит средством превентивной защиты рыночных агентов от возможной агрессии (с использованием разнообразных теневых методов), которая может последовать как со стороны конкурентов, так и со стороны регулирующих инстанций.

Переходные общества потому и принято называть переходными, что они, как предполагается, внутренне неустойчивы и не могут сохраняться долго такими, какие они есть. Однако специфическая модель, сложившаяся в российской экономике, заставляет предполагать, что при определенных условиях переходное состояние институциональной системы может становиться не перегоном на пути из пункта А в пункт Б, а станцией прибытия, приобретая черты устойчивого равновесия.

Конечно, даже в развитых странах имеются обширные зоны, свободные от действия формальных регуляторов, — теневая экономика в узком смысле слова. Но там между официальным и неофициальным секторами обычно проходит достаточно четкая граница. В отличие от них российскую экономику правильнее определить не как двухсекторную, а как двухслойную: в ней практически невозможно провести ясную разграничительную линию между бизнесом легальным (живущим «по правилам») и внелегальным (живущим «по понятиям»). Говоря о компаниях Microsoft или Jeneral Motors, естественно исходить из презумпции, что они не участвуют ни в какой теневой деятельности. В отношении российских компаний справедлива прямо противоположная установка: даже крупнейшие из них стоят одной ногой в официальной экономике, другой — в неофициальной197. Пожалуй, это одно из наиболее зримых проявлений сохраняющейся «переходности» российской институциональной системы. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью

  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.