.RU

Смерть и ее преодоление - 26


игрушек, детской одежды, коляски и го-карта, инструментов и клоунского реквизита.
И вот я сижу в моем крошечном комби, в клоунском автобусе в миниатюре, и мы вместе (с
Хели) едем в Грац, в большой магазин строительных принадлежности, в первый, что попадется
на пути.
Я в огромном зале. Отделение инструментов и оборудования с электрическим приводом —
настоящий Эльдорадо для желающих обустраивать собственное гнездо своими руками.
Богатство предложений обезоруживает.
Я читаю описания, сравниваю цены. Но и спустя десять минут я знаю так же мало, как и
прежде. Кроме, пожалуй, единственного знания:
Я не имею ни малейшего представления об инструментах.
На моем плече сидит доброжелательный ангел Хели и подает мне советы.
Покупай хорошее качество. И не позволяй себя ободрать как липку. Самое дорогое вовсе не
всегда самое хорошее!
Следует мне обратиться к продавцу за советом? Интересно, что он обо мне подумает?
Женщина по виду лет тридцати. Ей вдруг понадобились инструменты. То есть она
одинока совсем недавно. Где ее муж? Она недавно развелась?
Я машу рукой, подзывая молодого мужчину в оранжевом комбинезоне. Прежде всего


подавляю позыв объяснять ему свою ситуацию. Пусть лучше через меня говорит Хели.
«Я ищу обыкновенную аккумуляторную дрель, которой удобно сверлить стены. Вопрос
цены не принципиальный. Но, разумеется, я предпочитаю самое лучшее подешевле».
Через пять минут в моей тележке уже лежит самая дорогая из имеющихся в продаже
электродрелей. И два набора буров и сверл для бурения дерева и каменных стен, — опять же
самого лучшего качества. Я качу тележку красного цвета. Мне легко на душе. Я готова броситься
на шею господину в оранжевом в порыве благодарности за его заботу обо мне.
«Понимаете, я только недавно переехала в свой дом в глубинке. Я испытываю некоторую
растерянность».
В следующие пять минут я рассказала продавцу, что я не умею рубить дрова. Понятия не
имею, как растопить печь. Что моя газонокосилка взбрыкивает, погреб полон плесени, а
кладовку опустошили мыши. Эксперт внимательно меня выслушивает.
Все ясно, эти проблемы мне хорошо известны, читаю я в его сочувствующем взгляде. Я
готова купить все, что имеется в наличии, настолько я благодарна ему за его понимание.
И вот я у кассы. Плачу за инструменты. А также за спрей, уничтожающий плесень. За три
бутылки смертоносной для сорняков жидкости ( остаток не сливать — яд!). За опрыскиватель и
респиратор. За ультразвуковой отпугиватель для грызунов. За антимоль. Разжигатель для гриля.
Травокосилку и к ней защитные очки и шлем. Большой электрический верстак для нарезки
полен куплю в следующий приезд. Он, к сожалению, не помещается в мою зеленую «улитку».
Первый день июля прошел, как пролетел.
Пришла моя мать и убрала дом так, что все заблестело. Мама Анны подстригла газон.
Соседка подарила мне целый грузовик мелко наколотых дров.
Пришел Раймунд, знакомый сантехник, чтобы избавить меня от засора. Вроде бы обычная
процедура. Но не в случае моего пряничного домика, который демонстрирует себя далеко не с
лучшей стороны с тех пор, как отсутствует хозяин. Неожиданно каждая починка превращается в
приключение.
Спускаемся в погреб. Что там со сточной трубой? Что там с градусом наклона? Проклятие!
Трубы проложены под наклоном вверх, а не вниз! Клещи сюда! Из ящика с Хелиными
инструментами. Одной рукой зажимаем нос, другой развинчиваем трубу. Ведро! Быстрее!
Господи! Сколько же лет этому коричневому бульону, который брызжет на пол в
подвале?!
Раймунд, слава Богу, склонен ко всему относиться с юмором. И у него всегда есть в запасе
улыбка, и в ситуации, когда мои улыбки уже давно иссякли.
Я с благодарностью принимаю помощь друзей. Ведь она мне отчаянно необходима. То, что
звучит самим собой разумеющимся, превращается для меня в невероятно трудное задание: я
должна научиться просить о помощи — снова и снова.
«Не нужно ли тебе чего-нибудь? Можно тебе помочь?»
Вначале я почти постоянно отвергала это предложение. Да и сейчас мне редко приходит в
голову, что же мне необходимо. Вечера я часто проводила за кухонным столом, и глаза мои
наполнялись слезами. Что являлось свидетельством моей капитуляции перед бытовой,
заурядной и, тем не менее, непреодолимой проблемой. И мне казалось до крайности диким
снять телефонную трубку и в нее бормотать:
«Послушай, вот теперь я наконец поняла, чего же мне не хватает. Не знаешь ли, как
настроить телевизор? Как смонтировать газонокосилку? Как собрать полку?»
Я чувствую себя калекой с ампутированными конечностями.
Я слишком мала. Слишком слаба. Можно сказать, сижу в невидимом инвалидном кресле.


Каждый порожек для меня проблема. Простая необходимость перейти из одной комнаты в
другую заставляет меня взывать о помощи. Меня выводят из строя банальнейшие мелочи. Моя
автономность улетучилась.
С незапамятных времен развился рефлекс воздавать сторицей за оказанную мне любую
помощь, какой бы малой она ни была. И вдруг именно это оказалось больше невозможным.
Баланс брать — отдавать больше не сходится. Я нуждаюсь в помощи, в неограниченном
количестве помощи, и взамен мне нечего предложить.
Деньги? С какой радостью я бы откупилась от всех своих проявлений комплекса
неполноценности.
Быть квиты. Иметь возможность расплатиться.
Но ведь недопустимо предлагать друзьям денег за сборку шкафа. За просверленную в стене
дырку. За стрижку газона. И они все равно б не взяли их у меня.
«Но, Барбара! Мы и так получаем от тебя слишком много, — через твои мейлы, благодаря
твоей способности нести свою судьбу. Ты — замечательная. Мы рады тебе помочь».
Получается, я заслужила помощь тем, что я такая замечательная? Тем, что я в свою
очередь что-то даю взамен? А если я в один прекрасный день «сломаюсь» и окажусь больше не
в состоянии произносить красивые слова? Что тогда?
Эти мрачные мысли легко развивать и усугублять мучение:
Я просто жалкая. Каждому это видно. Мне помогают из сострадания. А что, если мне
когда-нибудь будет ХОРОШО? Когда мои силы ко мне вернутся? Ведь и тогда я также буду не
в состоянии передвигать мебель. И буду по-прежнему не уметь рубить дрова. Как долго мне
будут помогать прежде, чем я начну действовать на нервы?
«Спасибо», — выговаривают мои губы раз за разом. Слишком банально. Слишком
ничтожная плата. Но это все, что я могу предложить.
Мое «спасибо» адресовывалось также и Хели, моему невидимому, замечательному,
любимому мужу. Я только теперь понимаю, как велика была его поддержка, которую он мне
оказывал ежедневно как нечто само собой разумеющееся и без того, чтобы я его об этом
просила. Мне стало очевидным, до чего же много он брал на себя.
Но теперь он больше не в силах ни разложить костер, ни расчистить для меня подъезд к
гаражу. Однако я полагаюсь на его помощь. И даже в большей степени, чем прежде.
Поворот
6 июля 2008 года
Я сижу за компьютером и пытаюсь довести до конца заполнение налоговой декларации.
Для этого мне не нужны ни дрель, ни машина для стрижки газона. Ни физическая мощь.
Наконец я занимаюсь тем, что мне вполне по силам.
Я нетерпелива. Слишком много цифр. Время сделать паузу. Я заканчиваю заполнять
формуляр и «открываю» одну из папок раздела «Личное».
«Семейные фотографии» — не дрогнув, я открываю первый альбом.
Вот, пожалуйста, я в состоянии рассматривать фотографии моих детей. Обратите
внимание, коллажи с фотографиями уже много недель висят на стене.
Я открываю фотографию за фотографией, крупным планом. Я глажу компьютерный экран.
И даже улыбаюсь.
А это что? Видео?
Тимо. Он перемещается перед моим взглядом туда и сюда. Беззаботный. Смеющийся.
Прелестнее, чем когда-либо. Я не могу больше отвести от него взгляд. И слишком поздно
замечаю, что мне то, что происходит перед моими глазами, вовсе не на пользу.
Тимо! Боже мой, это ты!
Мои глаза прикованы к экрану компьютера.
Как мне пройти к тебе? Тимо, как же так! Я вижу тебя так близко, и ты так бесконечно
от меня далеко! Как же мне пробить эту невидимую стену, разделяющую нас?
Я готова разбить экран. Только бы вызволить Тимо из этой компьютерной тюрьмы!
Слезы наворачиваются на глаза. Конец видео. Как дистанционно управляемая, я снова
смотрю сначала.
Play.
Больно. Боль невыносима. Я страдаю фантомной болью. У меня ампутировали ребенка. И
еще одного. И мужа в придачу. Я стискиваю зубами костяшки пальцев. Сильнее. Еще сильнее.
Реальная боль несколько отвлекает от невыносимых душевных страданий. Впиваясь зубами
в суставы пальцев, я могу регулировать боль. И убедить себя, что контролирую ситуацию. Укус
создает для боли отводной канал изнутри наружу. Боль уходит на периферию. Невыносимая
мука подменяется переносимой.
Несколько дней назад я посмотрела фильм: «Три цвета. Синий». Речь идет о женщине,
потерявшей мужа и дочь в автомобильной катастрофе. В одной из сцен страдающая женщина
стирает в кровь костяшки сжатого кулака о неровно оштукатуренную стену.
«Ну, это уж точно перебор», — думала тогда я и критически качала головой.
«Видишь, а теперь попалась и ты», — комментирует голос в моей голове.
Да, теперь и моему пониманию доступно то, что я неоднократно видела по телевизору.
Матери рвут на себе волосы. Вдовы расцарапывают себе лица. О, сладкая боль.
Реальная боль несколько отвлекает от невыносимых душевных страданий.
Впиваясь зубами в суставы пальцев, я могу регулировать боль. Она уходит на
периферию.
Последняя искра еще брезжущего сознания заставляет меня выключить компьютер.
Перевожу дыхание. Я должна себя отвлечь. Мой взгляд падает на стоящие в углу карнизы для
занавесок, которые все еще дожидаются того, кто их установит.
За работу, Барбара. Мы же жаждем жить в красоте.
Я приношу стремянку. Она слишком короткая. Окна расположены слишком высоко. Я


слишком мала. Все как всегда. На самом деле, мне снова не помешала бы помощь.
Господи, когда же это кончится! Наступит ли когда-нибудь момент, когда я окажусь в
состоянии справиться с чем-нибудь самостоятельно? Мне нужны занавески. Сейчас!
Немедленно!
Я раздвигаю стремянку. Водружаю ее на диван, стоящий под окном. Вооруженная дрелью, я
карабкаюсь вверх по ступенькам. Стремянка качается. Я держусь за стену. Из неудобного
положения головой вниз я прицеливаюсь и начинаю сверлить. Стремянка шатается сильнее —
или это мои колени трясутся? Стена не поддается. Бор ее не берет. Я собираюсь со всеми
своими силами. Мобилизую все свое отчаяние. Давлю и стараюсь держать давление. Больно
рукам.
Наконец — вот оно. Камень поддается. Бор уходит в стену. Штукатурка большими кусками
валится мне на голову, на диван, за диван, мне за пазуху. В стене дырка. Огромная дыра.
Потерянно изучаю уродливый результат моего геройства. На дрожащих ногах спускаюсь со
стремянки. Сажусь на пол, в штукатурную крошку. Сжимаюсь в комок, чтобы быть как можно
меньше. Меня трясет от бессилия, от отчаяния, от боли. Из глотки вырывает крик. Я кричу не
своим голосом. Это вопль раненного насмерть животного.
«ТИИИМООО!»
Я больше не хочу! Не могу больше! Что мне делать! Что же еще мне здесь делать!
В сознании танцуют отрадные картины.
Нож. Перерезанные вены на запястье, там, где пульс. Кровь.
Но путь за ножом на кухню представляется мне бесконечно длинным. Слишком длинным. Я
посижу. Не пойду за ножом. Из меня не выльется никакой крови. Только мой голос. Он будет
выливаться, пока не пропадет. Пока во мне не иссякнет все, кроме мыслей.
Хочу умереть. Не могу больше жить. Я больше ничего не могу. Больше ни на что не
способна. Как было бы замечательно просто раствориться в воздухе? Здесь и сейчас!
Мне не хватает мужества покончить с собой. Лучше не трепыхаться, лучше не мешать себе
исходить слезами. Постепенно боль отпускает. В дверь стучит скорбь и входит внутрь. Она
нашептывает мне что-то в ухо. Это тихое послание — бальзам моей души и свет моему
сознанию.
«Откуда ты взяла, что ты должна демонстрировать какие-нибудь результаты? Чего-то
и в определенных количествах добиваться?
Подумай сама: если ты себя сейчас убьешь, тебе больше ничего, абсолютно ничего не
совершить здесь, на Земле.
Но если ты останешься жить, — даже если следующие семьдесят лет ты только и
будешь делать, что сидеть и считать маргаритки в саду — все равно может случиться так,
что ты когда-нибудь, быть может, ОДИН ТОЛЬКО РАЗ подаришь кому-то улыбку. Или доброе
слово. ОДНОГО ЭТОГО СЛОВА — достаточно. Оно заведомо больше всего того, что ты
можешь дать, если прямо сейчас исчезнешь из жизни».
Так в моем сознании было посеяно семечко маргаритки. Как напоминание о том, что
именно маленькие радости составляют смысл жизни. Улыбка. Доброе слово. Милое одолжение.
Достаточно и этого. И — да, все это действительно работало. Я улыбалась. Благодарила.
Хвалила. Когда бы и где бы я ни появлялась. Большего и не требовалось. Для текущего момента.
И, может быть, для вечности тоже.
Что до великих свершений и преобразований — не мое дело о них заботиться. Я ведь уже —
и достаточно давно — делегировала эту заботу судьбе. Это там, во Вселенной, знают наверняка,
когда же и тебе наступает пора действовать. 1 ... 22 23 24 25 26 27 28 29 ... 32 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.