.RU

Глава 34 - Стефани Майер Гостья

Глава 34
Погребение

Джаред метнулся вперед, и его кулак смачно врезался Кайлу в лицо.
Глаза Кайла закатились, рот обмяк. В лазарете воцарилась тишина.
– Гм, с медицинской точки зрения пациенту вряд ли показано подобное обращение, – сказал док.
– Зато мне полегчало, – угрюмо буркнул Джаред.
– Что ж, пожалуй, несколько минут без сознания ему не повредят. – С легкой улыбкой док заглянул под веки Кайла, проверил пульс.
– Что случилось? – прошептал Уэс у меня над ухом.
– Кайл пытался убить тварь, – опередил меня Джа ред. – Что и следовало ожидать…
– Не пытался, – пробормотала я.
Уэс вопросительно взглянул на Джареда.
– Похоже, наша тварь альтруистка. Ей проще пожертвовать собой, чем солгать, – отметил Джаред.
– Сколько можно? – возмутилась я. Мое терпение иссякло. Хотелось спать, нога нещадно болела, голова – и того хуже. При каждом вздохе щеку саднило. С некоторым удивлением я осознала, что злюсь, злюсь по настоящему. – Дальше я терпеть не намерена!
Джаред и Уэс в изумлении уставились на меня. Я не видела остальных, но не сомневалась, что и они растерялись. Разве что Джеб, мастерски владевший собой, сохранил невозмутимость.
– Я женщина, – заявила я. – И мне не нравится, когда меня называют «тварью».
Джаред удивленно заморгал, но затем его лицо снова ожесточилось.
– Из за тела, которое ты занимаешь? Уэс осуждающе на него посмотрел.
– Из за меня, – прошипела я.
– Кто это определил?
– Вы, люди, и определили. Я отношусь к тем представителям моего вида, что производят на свет потомство. Так понятнее?
Как я его! Я почти гордилась собой.
«Имеешь полное право, – подтвердила Мелани. – Он ошибается и к тому же ведет себя по свински». «Спасибо».
«Междунами, девочками».
Джаред умолк, подыскивая достойный ответ.
– Ты никогда раньше не рассказывала, – пробормотал Уэс. – Как это происходит? – Смуглое лицо Уэса зарделось, словно он только сейчас осознал, что задал вопрос вслух. – Можешь не отвечать, если я спросил о чем то неприличном.
Я рассмеялась. Настроение скакало без причины. «Совсем ку ку», как сказала бы Мелани.
– Да нет… ничего такого. В отличие от вас, у нашего вида не существует никаких изощрений и сложностей в этом вопросе. – Я снова засмеялась и покраснела от смущения. Совсем недавно мне самой пришлось столкнуться с этими «сложностями».
«Не забивай голову пошлостями». «Это твоя голова», – напомнила я ей.
– И?.. – спросил Уэс. Я вздохнула.
– Лишь немногие из нас становятся… Матерями. Не Матерями даже. Так нас называют, но это лишь потенциал… – От одной мысли я протрезвела. Матерей, выживших Матерей, больше не осталось, только воспоминания о них…
– И у тебя есть потенциал? – холодно спросил Джаред. Остальные внимательно слушали. Даже док прервался, убрав ухо от груди Кайла.
Я не ответила на вопрос.
– Мы… чем то похожи на ваших пчел или муравьев: много бесполых членов семьи и одна матка…
– Матка? – повторил Уэс, глядя на меня со странным выражением.
– Не совсем. Но на каждые пять, десять тысяч представителей моего вида приходится одна Мать. Иногда меньше. Не существует четких правил.
– А сколько трутней? – поинтересовался Уэс.
– Нет никаких трутней. Нет, говорю же, все намного проще.
Они ждали объяснений. Я сглотнула. Не нужно было поднимать эту тему. Мне больше не хотелось говорить. Пусть бы Джаред и дальше называл меня «тварью», что с того?
Они ждали. Ну вот, сама виновата. Я насупилась и продолжила.
– Матери… делятся. Каждая… клетка, думаю, вы назовете ее так, хотя наше строение отличается от вашего, становится новой Душой. Каждая новая Душа несет в себе частичку материнской памяти, часть ее.
– Сколько клеток? – спросил заинтересовавшийся док. – Сколько детей?
Я пожала плечами.
– Около миллиона.
Глаза слушателей расширились, в них мелькнул испуг. Уэс отодвинулся, и меня это задело. Док присвистнул. Он единственный ждал продолжения. На лицах Аарона и Энди отразилась тревога: они не присутствовали на моих уроках и никогда не слышали, чтобы я так много говорила.
– Как происходит деление? Что для этого требуется? – спросилдок.
– Выбор, добровольный выбор. Это единственный случай, когда мы добровольно умираем – ради нового поколения.
– И ты в любой момент можешь принять решение и распасться на клетки, вот так просто?
– Не то чтобы просто, но да.
– Это сложный процесс?
– Решение сложное. А процесс… болезненный.
– Болезненный?
Почему это так его удивило? Разве у людей не так? «Мужчины!» – презрительно фыркнула Мелани.
– Невыносимо болезненный, – сообщила я. – Каждый из нас помнит, что чувствовали наши Матери.
Док завороженно почесал подбородок.
– Интересно, по какому пути проходила эволюция, которая породила общество муравейник с матками самоубийцами… – Он витал где то далеко, в своих мыслях.
– Самопожертвование, – пробормотал Уэс.
– Гм, оно самое, – сказал док.
Я закрыла глаза, уже жалея о том, что рассказала. Голова кружилась. От усталости или от раны?
– Ох, – пробормотал док. – Ты ведь спала меньше моего, да, Анни?
– Все в порядке, – пробубнила я, не открывая глаз.
– Вот весело! – брякнул кто то. – У нас тут мамаша инопланетянка, которая в любой миг может лопнуть, рассыпаться на миллион гаденышей.
– Т с с!
– Они вас не тронут, – пояснила я. – Без тел носителей они быстро погибнут. – Я содрогнулась, представив невообразимость горя: миллион крошечных, беспомощных Душ, крошечных серебристых малышей, увядающих…
Никто мне не ответил, только послышался вздох облегчения.
Как же я устала! Плевать, что Кайл лежит в трех футах от меня. Плевать, что двое из присутствующих встанут на его сторону, как только он очнется. Мне хотелось одного – спать.
Само собой, тут и проснулся Уолтер.
– Глэдис? – едва слышно простонал он.
Я вздохнула, перекатилась к нему, поморщилась от боли в ноге и нащупала его руку.
– Здесь, – прошептала я.
– Ах! – В голосе Уолтера слышалось облегчение.
Аарон и Энди возмущенно зашептались, но док их утихомирил:
– Анни отказалась от сна и покоя, чтобы облегчить страдания Уолтера. У нее все руки в синяках. А что вы для него сделали?
Уолтер снова застонал: низкий, утробный звук быстро перерос в тоненькое хныканье. Док поморщился.
– Аарон, Энди, Уэс… сходите за Шэрон.
– Все вместе?
– Выметайтесь, – перевел Джеб.
Ответом стало дружное шарканье удаляющихся ног.
– Анни, – шепнул док мне на ухо. – Уолт мучается. Пожалуй, хватит ему страдать.
Дыхание у меня сбилось, и я медленно разомкнула веки.
– Будет лучше, если он меня не узнает. Пусть думает, что здесь Глэдис.
На лицо Уолтера снизошло умиротворение.
– Прощай, Уолт! Может, еще свидимся… – сказал Джеб и отошел.
– Ты замечательный человек. Нам будет тебя не хватать, – прошептал Джаред.
Док возился с упаковкой морфия. Зашуршала бумага.
– Глэдис? – всхлипнул Уолтер. – Больно…
– Ш ш ш. Все пройдет, док тебе поможет.
– Глэдис?
– Да?
– Я люблю тебя, Глэдис, всегда любил.
– Я знаю, Уолтер. Я тоже тебя люблю. Ты же знаешь… Уолтер вздохнул. Док склонился над Уолтером со шприцем в руках, и я зажмурилась.
– Спи спокойно, друг, – прошептал док.
Пальцы Уолтера расслабились, разжались. Я не выпустила его руки – теперь я цеплялась за нее.
Тянулись минуты. Мое дыхание, прерывистое и неровное, грозило сорваться на всхлипы. Кто то тронул меня за плечо.
– Вот и все, Анни, – хрипло произнес док. – Он уже там, где нет боли.
Доктор высвободил мою руку и осторожно меня перевернул. В новой позе боль притупилась, но лишь самую малость. Я схватилась за больной бок и не стала сдерживать рыданий, зная, что уже не потревожу Уолта.
– Ладно, давай уж. Я же вижу, иначе ты места себе не найдешь, – проворчал Джаред. Я попыталась открыть глаза и не смогла.
Что то кольнуло в предплечье. Странно, руку я, кажется, не поранила – да еще в таком странном месте, у самого локтя…
«Морфий», – прошептала Мелани.
Все куда то плыло. Я попыталась собраться с мыслями, но тщетно: меня уносило все дальше и дальше.
«Никто со мной не попрощался, – тупо подумала я. – От Джареда я и не ждала, но Джеб… Док… Иена не было…
«Ты не умрешь, – пообещала Мелани. – Просто поспишь».

Потолок надо мной заливал тусклый звездный свет. Ночь. Как много звезд! Интересно, где я? Не видно ни темных стен, ни потолка – одни лишь звезды кругом… Ветер обдувал мне лицо. Откуда то пахнуло… песком и чем то еще… чем то, что я никак не могла распознать. Затхлая вонь исчезла. В сухом, без примеси серы, воздухе, витал запах чистоты.
– Анни? – Кто то коснулся моей здоровой щеки. Надо мной склонилось побледневшее лицо Иена. Нежное
касание пальцев показалось прохладнее ветерка. Где я?
– Анни? Проснулась? Они не станут долго ждать.
– Что? – шепнула я в ответ.
– Вот вот начнется. Ты же не захочешь пропустить…
– Ну, как там она? – послышался голос Джеба.
– Что начнется?
– Похороны Уолтера.
Я попыталась сесть, но ватное тело не поддавалось. Иен погладил мне лоб. Не обращая внимания на его руку, я закрутила головой, осматриваясь… Я была снаружи.
«Снаружи!»
Слева, точно гора в миниатюре, высилась груда камней, поросшая низкорослым кустарником; справа простиралась пустыня. Люди неловко переминались под открытым небом. Я точно знала, как они себя чувствуют: уязвимыми.
Я снова попыталась встать, хотелось подойти поближе. Рука Иена удерживала меня.
– Ш ш ш, – сказал он. – Лежи, лежи.
– Помоги, – взмолилась я.
– Анни? – Ко мне подбежал Джейми.
Кончики пальцев нащупали края лежащего подо мной матраса. Как я сюда попала, неужели я спала под звездным небом?
– Они не стали ждать, – сообщил Джейми Иену. – Скоро закончат.
– Помоги мне подняться, – попросила я. Джейми протянул руку, но Иен покачал головой.
– Нет нет, я помогу. – Иен осторожно приподнял меня, стараясь не задевать больных мест. Голова у меня закружилась, как попавший в водоворот корабль. Я застонала.
– Что док со мной сделал?
– Вколол немного морфия – все равно тебе нужно было выспаться.
Я нахмурилась.
– Лекарство нужно другим!
– Ш ш ш, – сказал Иен.
В тишине раздался чей то голос. Люди окружили неглубокое, темное углубление в скале, проделанное ветром под ненадежной с виду грудой камней.
Я узнала голос Труди.
– Уолтер во всем видел только хорошее. Он нашел бы светлые стороны даже в черной дыре. Мне будет его не хватать.
Труди выступила вперед и бросила в темноту горсть песка, который с едва различимым шуршанием посыпался у нее из руки. Она вновь встала рядом с мужем, и Джефри шагнул к темному углублению.
– Он разыщет свою Глэдис. Там ему лучше, чем здесь. – Джефри бросил свою щепоть.
Иен подвел меня поближе, и я рассмотрела угрюмую пещеру. На земле перед нами темнел прямоугольник, вокруг которого полукругом стояли люди.
Здесь собрались все. Вперед выступил Кайл.
Я задрожала, Иен мягко сжал мою руку.
Кайл даже не посмотрел в нашу сторону. Он стоял к нам в профиль; правый глаз заплыл и почти не открывался.
– Уолтер умер человеком, – сказал Кайл. – Большего и желать нельзя. – Он бросил горсть земли в темный прямоугольник.
Кайл присоединился к остальным.
Теперь Джаред встал на краю могилы Уолтера.
– Уолтер был добрейшим человеком. Никто из нас с ним не сравнится. – И снова с шуршанием посыпался песок.
Джаред похлопал Джейми по плечу, и мальчик шагнул вперед.
– Уолтер был смелым, – сказал Джейми. – Он не боялся умирать, не боялся жить и… он не боялся верить. Он принимал правильные решения. – Джейми бросил горсть песка и отступил, не спуская с меня глаз.
– Твоя очередь, – прошептал он.
Энди, с лопатой в руках, направился к могиле.
– Постойте! – прозвенел в тишине голос Джейми. – Анни и Иен еще не попрощались.
В толпе зашептались. Мой рассудок бился в черепной коробке.
– Давайте проявим уважение, – сказал Джеб громче, чем Джейми. По мне, так слишком громко.
Сперва я хотела кивнуть Энди, мол, начинай, и собиралась попросить Иена унести меня. В конце концов, это человеческая скорбь, не моя.
Но я тоже скорбела. И мне было что сказать.
– Иен, помоги мне собрать песок.
Иен опустил меня к земле, чтобы я смогла поднять горстку мелких камешков. Он усадил меня на колено и нагнулся сам, за своей щепотью. Затем подвел меня к краю могилы.
Могила, чернеющая под каменной насыпью, казалась бездонной.
Пока я собиралась с силами, Иен произнес:
– В Уолтере было все самое лучшее, самое светлое, что может быть в человеке. – Иен ссыпал песок в яму. Спустя долгое время послышалось шуршание: песок достиг дна.
Иен посмотрел на меня.
Я стояла в абсолютной тишине под покровом звездной ночи. Даже ветер стих. Мой шепот услышали все.
– В твоем сердце не было ненависти. Своим существованием ты доказал, что мы неправы. Мы не имели права вторгаться в твой мир, Уолтер. Я надеюсь, что ваши сказки окажутся правдой. Надеюсь, ты отыщешь свою Глэдис.
Камешки посыпались меж разжатых пальцев и с легким шорохом упали на тело Уолтера, скрытое глубокой, темной могилой.
Иен отступил от края, и Энди взялся за работу, забрасывая могилу светлой, пыльной землей из кучи рядом с пещерой. Земля с лопаты падала с глухим стуком. Я поежилась.
Подошел Аарон с лопатой в руках. И Иен медленно понес меня прочь, уступая место. Позади земля глухо заполняла могилу. Толпа шепотом обсуждала похороны.
Иен направился к темному матрасу, что лежал на голой земле, неуместный и нелепый. Лицо Иена, покрытое полосами светлой грязи, было встревоженным. Знакомое выражение. Иен уложил меня на матрас, и я отвлеклась. Что мне делать здесь, под открытым небом, – спать? Подошел док, и они с Иеном склонились надо мной.
– Как ты? – спросил док.
Я хотела сесть, но Иен удержал меня за плечо.
– В порядке. Наверное, ходить смогу…
– Не стоит перенапрягаться. Пусть нога несколько дней отдохнет. – Док с отсутствующим видом приподнял мне правое веко, посветил в глаз тоненьким лучом. На его лице вспыхнуло яркое отражение. Он отпрянул, а вот рука Иена у меня на плече почему то даже не дрогнула.
– Х м м… Как голова? – поинтересовался док.
– Кружится немного. По моему, рана тут ни при чем, это из за лекарств, которые вы мне дали. Мне они не нравятся – уж лучше бы болело.
Док поморщился, и Иен тоже.
– В чем дело? – спросила я.
– Собираюсь снова тебе вколоть болеутоляющее, прости уж.
– Но… почему? – прошептала я. – Рана не настолько серьезная. Я не хочу…
– Нужно отнести тебя внутрь, – перебил меня Иен – тихо, словно не хотел, чтобы его услышали. Сзади разговаривали, меж камней гуляло эхо. – Мы пообещали… что ты будешь без сознания.
– Завяжите мне глаза.
Док достал из кармана маленький шприц, заполненный на четверть – им явно уже пользовались. Я прильнула к Иену, его пальцы сжали мне плечо.
– Ты слишком хорошо знаешь пещеры, – пробормотал док. – Некоторые не хотят, чтобы ты догадалась…
– Но куда мне идти? – исступленно зашептала я. – Даже если бы я знала дорогу? Зачем мне уходить?
– Так будет проще… – сказал Иен.
Док взял мое запястье, и я не стала сопротивляться. Игла ужалила кожу. Я отвернулась и посмотрела на Иена. В темноте его глаза посуровели: в моем взгляде ясно читалось «предатель».
– Прости, – пробормотал он, и я погрузилась в забытье.

Глава 35
Испытание

Я застонала. Голова кружилась, мысли путались, подступала тошнота.
– Наконец то, – с облегчением пробормотал кто то. Иен. Ну конечно. – Есть хочешь?
При мысли о еде меня чуть не вырвало.
– Ой, прости, пожалуйста. Нам пришлось тебя усыпить, а то у некоторых началась паранойя…
– Все в порядке, – вздохнула я.
– Воды хочешь?
– Нет.
Я открыла глаза, пытаясь сориентироваться в темноте. Сквозь трещину в потолке над головой сияли две звезды. Все еще ночь… Или это уже следующая ночь?
– Где мы? – спросила я. Какие то незнакомые трещины – я никогда прежде не видела этого потолка.
– Твоя комната… – Лицо Иена в темноте казалось неясным пятном.
Подо мной – настоящий матрас, под головой – подушка. Рука случайно наткнулась на ладонь Иена, и он легонько сжал мне пальцы.
– Чья это комната на самом деле?
– Твоя.
– Иен…
– Раньше была нашей – моей и Кайла. Пока все не решится, Кайла… держат в больничном крыле. Я перееду к Уэсу.
– Я не хочу занимать твою комнату. А что значит «пока все не решится»?
– Я же говорил, будет суд.
– Когда?
– Зачем тебе знать?
– Потому что если вы затеяли суд, я обязана на нем все объяснить.
– Солгать, ты имеешь в виду.
– Когда? – повторила я.
– На рассвете. Тебя я туда не поведу.
– Ну и не надо, сама доберусь. Вот только голова перестанет кружиться…
– Ты что, серьезно?
– Вполне. Нечестно, что вы не даете мне слова.
Иен вздохнул, отпустил мою руку и медленно поднялся: хрустнули суставы. Сколько времени он просидел вот так, в темноте, ожидая моего пробуждения?
– Скоро вернусь. Ты, может, есть и не хочешь, зато я умираю с голода.
– Да, ночь выдалась длинная.
– Угу.
– Как рассветет, я отправлюсь на суд, не стану тебя здесь дожидаться.
– Не сомневаюсь. – Иен сухо усмехнулся. – Я вернусь до рассвета и провожу тебя, куда ты хочешь.
Он толкнул одну из створок, закрывающих вход в пещеру, переступил порог и прикрыл дверь. Я задумалась: на одной ноге передвигаться непросто. Хорошо бы, Иен поскорее вернулся.
В ожидании я разглядывала звездочки, горевшие на видимом кусочке неба, и постепенно пол перестал раскачиваться. Мне не нравились человеческие лекарства. Боль вернулась, и в довершение всего раскалывалась голова. Время тянулось медленно. Сон не шел: я проспала почти сутки и страшно проголодалась, но надо было дождаться, пока уляжется возмущение в желудке.
Иен вернулся до первых лучей, как и обещал.
– Полегчало? – спросил он, появляясь в проеме.
– Кажется. Я еще не шевелила головой.
– Как думаешь, такая реакция на морфий – это ты или тело Мелани?
– Мелани. Она плохо переносит обезболивающие. Это выяснилось несколько лет тому назад, когда она сломала запястье.
Он на миг задумался.
– Странно это… Общаться с двумя людьми сразу.
– Странно, – согласилась я.
– Еще не передумала? Может, поешь?
– Ой, хлебом пахнет… – Я улыбнулась. – Живот вроде унялся.
– Вот и хорошо.
Тень Иена легла рядом со мной. Он нащупал мою руку и вложил в ладонь булочку.
– Помоги встать, пожалуйста, – попросила я.
Он бережно приобнял меня за плечи и поставил на ноги точным движением, чтобы свести к минимуму боль в боку. К коже прилегло что то чужеродное, твердое и жесткое.
– Спасибо, – сказала я, стараясь не дышать. Голова слабо кружилась. Я потрогала бок: между футболкой и кожей обнаружился какой то посторонний слой.
– У меня сломаны ребра?
– Док точно не знает, но лучше поберечься.
– Он работает не покладая рук.
– Это точно.
– Зря я раньше плохо к нему относилась.
– Глупости, – рассмеялся Иен. – Странно, что ты вообще хорошо к нам относишься.
– Это из за вас. – Я вгрызлась в жесткую булочку, машинально прожевала, проглотила и стала ждать, как отреагирует желудок.
– Не слишком то аппетитно, знаю, – вздохнул Иен. Я пожала плечами.
– Надо же как то проверить, тошнит меня или нет.
– Как насчет чего нибудь повкуснее…
Я с любопытством посмотрела на него, но лица было не разглядеть. Что то хрустнуло, зашуршало… а потом я почувствовала запах и поняла.
– «Читос»! – вскрикнула я. – Правда? Мне? Что то прикоснулось к губам, и я быстро схрумкала
предложенное лакомство.
– Я о них мечтала, – вздохнула я, жуя.
Иен засмеялся и вложил пакетик мне в руку. Я быстро опустошила содержимое, а после, пока во рту оставался сырный вкус, доела булочку. Предугадав мою просьбу, Иен протянул бутылку с водой.
– Спасибо тебе. И за «Читос», и за все остальное.
– Анни, я всегда рад помочь.
Я заглянула в его синие глаза, мне казалось, что в словах Иена скрывалось нечто большее, чем простая вежливость. Внезапно меня осенило, что я различаю цвет его глаз. Звезды исчезли из трещины в потолке, в просвете серело утреннее небо. Светало.
– Уверена? – Иен с готовностью подставил руки. Я кивнула.
– Нести меня не нужно. Дойду сама.
– Увидим. – Он помог мне подняться, обхватил меня за пояс одной рукой, а мою руку закинул себе на шею. – Осторожнее. Ну как?
Я заковыляла вперед. Больно, но терпеть можно.
– Отлично, пошли.
«Мне кажется, Иен к тебе неравнодушен».
«Неравнодушен?» – Я никак не ожидала услышать Ме лани, да еще так отчетливо. В последнее время она проявлялась только в присутствии Джареда.
«Между прочим, я тоже тут. Он не забыл?»
«Конечно же, нет. Он доверяет нам больше, чем кто бы то ни было, не считая Джеба и Джейми».
«Яне об этом».
«Что ты имеешь в виду?»
Но она уже исчезла.
Путь оказался долгим. Как ни странно, пришлось идти довольно далеко. Я то думала, мы направляемся на главную площадь или на кухню – обычные места собраний. Вместо этого мы свернули к восточному полю и пошли дальше, в большую, глубокую черную пещеру, которую Джеб назвал «игровой комнатой». Я не была здесь с моей первой экскурсии. В нос ударил едкий запах серного источника.
В отличие от большинства местных пещер игровая комната была гораздо больше в ширину, чем в высоту. Тусклые голубые лампы не стояли на полу, а крепились под потолком, который нависал всего в нескольких футах над головой, как в жилых домах. А вот стены находились слишком далеко от ламп, и их было не разглядеть. Вонючий источник журчал и булькал где то в дальнем углу.
Кайл сидел на освещенном месте, обхватив колени длинными руками. Лицо его напоминало суровую маску, а глаз он не поднимал. По бокам – навытяжку, как два охранника, – застыли Джаред и док. Неподалеку, перекинув ружье через плечо, стоял Джеб в нарочито непринужденной позе. Рядом с ним Джейми… нет, пожалуй, это Джеб ухватил Джейми за запястье, и мальчику, похоже, подобное обращение не нравилось. Увидев нас, Джейми улыбнулся, помахал рукой и многозначительно посмотрел на Джеба. Джеб разомкнул пальцы.
Немного в стороне от дока устроились Шэрон и тетя Мэгги.
Иен повел меня к краю освещенного пятна, к остальным – лиц в толпе было не разглядеть. Странно: пока мы пробирались по туннелям, Иен с легкостью почти нес меня. Теперь же он, похоже, устал, рука на моей талии ослабла. Спотыкаясь, я доковыляла до выбранного им места. Он опустил меня на пол и сел рядом.
– Ой, ну тебе и досталось! – шепнул кто то за спиной. Я обернулась. Труди пробралась поближе к нам, Джефри и Хит последовали ее примеру.
– Выглядишь паршиво, – сказала она. – Очень больно? Я пожала плечами.
– Терпимо.
Значит, Иен специально притворился обессиленным, чтобы люди заметили мои травмы – всем своим видом я словно обвиняла Кайла. Я посмотрела на него: сама невинность… и нахмурилась.
Лили и Уэс сели рядом с небольшой группкой моих защитников. Появился Брандт, за ним Хайди, Энди и Пейдж. Последним пришел Аарон.
– Все в сборе, – сказал он. – Люсина осталась с детьми. Она не захотела их сюда приводить, так что начинаем без нее.
Аарон сел рядом с Энди, и на короткое время воцарилась тишина.
– Ну что ж, – громко заявил Джеб, так чтобы услышали все. – Предлагаю провести открытое голосование: как решит большинство, так и будет. Но опять же, если решение большинства меня не устроит, я приму свое собственное, потому что это…
– Мой дом… – дружно подхватило несколько голосов. Кто то захихикал, но вовремя спохватился. Ничего смешного: судили человека по обвинению в убийстве пришельца. Для всех этот день обещал стать кошмаром.
– Кто выскажется в обвинение? – спросил Джеб. Иен привстал. Я вцепилась ему в локоть, но он откинул
мою руку и поднялся во весь рост.
– Все очень просто, – начал Иен. Мне хотелось вскочить и закрыть ему рот рукой, но встать не хватило сил. – Моего брата предупреждали, что правила здесь устанавливает Джеб. Анни – одна из нас. И правила, и защита распространяются на нее точно так же, как и на любого из присутствующих. Джеб ясно дал понять: если кому то не нравится общество Анни, пусть убирается. Кайл предпочел остаться. Он знал тогда, знает и сейчас, какое наказание полагается за убийство.
– Она же выжила, – проворчал Кайл.
– Только поэтому я не прошу о твоей казни, – огрызнулся Иен. – Но жить здесь ты больше не должен. В душе ты убийца.
Иен пристально посмотрел на брата, а затем снова сел на пол рядом со мной.
– А если его поймают?! – возмутился Брандт. – Он приведет тварей сюда, и мы ничего не сможем сделать.
По комнате пробежал шепоток. Кайл метнул взгляд на Брандта.
– Я не дамся живым!
– Тогда это все равно что смертный приговор, – пробормотал кто то, и одновременно Энди произнес:
– Где гарантии?
– Спокойно, высказываемся по очереди, – предупредил Джеб.
– Я знаю, как выжить снаружи, – процедил Кайл.
– Это риск! – прозвучало из темноты.
Я не могла различить, кто говорит: все голоса для меня слились в приглушенный шепот.
– А что Кайл такого сделал? Вроде ничего особенного… – раздался чей то голос.
– Правила здесь устанавливаю я, – напомнил Джеб.
– Она не одна из нас, – возразил кто то. Иен приподнялся.
– Эй! – не выдержал Джаред. Его голос прогремел так громко, что все вздрогнули. – Мы здесь судим не Анни! Или у кого то здесь есть что ей предъявить? Тогда просите об отдельном суде. Мы все знаем, что она никому не причинила зла, наоборот, спасла ему жизнь. – Джаред ткнул пальцем в сторону Кайла. Кайл дернулся, словно от удара. – Он пытался сбросить ее в реку, но она, рискуя жизнью, спасла его от мучительной смерти, хотя знала, что, если он погибнет, жизнь ее станет намного безопаснее. И тем не менее она его спасла. Кто из вас поступил бы так же: спас врага? Он пытался ее убить, а она его защищает!
Джаред вскинул руку, показывая на меня. Все взгляды обратились ко мне.
– Анни, ты готова его обвинить?
Я уставилась на Джареда неверящими глазами: он выступил в мою защиту, заговорил со мной, обратился ко мне по имени. Мелани обуревали противоречивые чувства: ее переполняла радость, потому что он вот так, по доброму, смотрел на нас, его глаза лучились мягким светом, которого в них не было долгое долгое время. Но он произнес мое, мое имя…
Я не сразу нашла в себе силы заговорить.
– Это все какое то недоразумение, – прошептала я. – Мы с Кайлом оба упали, потому что обрушился пол, вот и все. – Я говорила шепотом, в надежде, что так легче будет скрыть ложь. Иен фыркнул, сдерживая смех. Я толкнула его локтем… Бесполезно.
Джаред смотрел на меня и улыбался.
– Она лгать не умеет, но пытается его защитить!
– Анни не способна лгать, – добавил Иен.
– Кто сказал, что тварь лжет? Где доказательства? – Мэгги шагнула на пятачок, где сидел Кайл. – То, что в ее устах звучит как ложь, вполне может оказаться правдой.
– Мэг… – открыл рот Джеб.
– Заткнись, Джебедия. Дай мне сказать. Я не понимаю, зачем мы здесь собрались. Ни один человек не пострадал. Ваша хитрая приживалка никаких претензий не имеет. Мы просто теряем время.
– Согласна, – ясным громким голосом произнесла Шэрон. Док бросил на нее взгляд, полный боли.
Труди вскочила на ноги.
– Мы не можем жить под одной крышей с убийцей: рано или поздно он добьется своего!
– Убийство – понятие субъективное, – прошипела Мэгги. – Лично я считаю, что убийство – это когда убивают человека!
Рука Иена мягко легла мне на плечо – я вся дрожала.
– Человек – тоже субъективное понятие, Магнолия. – Джаред наградил ее пристальным взглядом. – И мне всегда казалось, что оно подразумевает хотя бы долю сочувствия и милосердия.
– Давайте голосовать, – сказала Шэрон, опередив мать. – Кто за то, чтобы Кайл остался и не был наказан за это… недоразумение, поднимите руки. – Повторяя употребленное мной слово, она смотрела не на меня, а на Иена.
Руки поползли вверх. Джаред нахмурился.
Я попыталась поднять руку, Иен сжал мои плечи и сердито засопел. Я как могла высоко держала ладонь. Впрочем, в итоге оказалось, что мой голос ничего бы не решил.
Джеб считал вслух.
– Десять… пятнадцать… двадцать… двадцать три. Ясно, большинство.
Неважно, кто как голосовал. Достаточно было и того, что в нашем тесном кружке все стояли, скрестив руки на груди, и выжидающе глядели на Джеба.
Джейми отошел от Джеба, протиснулся между Труди и мной и прижался ко мне, положив руку поверх руки Иена.
– Возможно, вы, Души, были правы насчет нас, – звонко сказал Джейми. – Большинство здесь не лучше, чем…
– Т с с, – шикнула я.
– Голосование окончено, – сказал Джеб. Все притихли. Джеб посмотрел на Кайла, на меня, а затем на Джареда. – Ладно. На этот раз я уступлю мнению большинства.
– Джеб, – в один голос заговорили Иен и Джаред.
– Мой дом, мои правила, – напомнил им Джеб. – Никогда не забывайте об этом. А теперь послушай меня, Кайл. И ты, Магнолия, тоже послушай. Любой, кто посмеет поднять руку на Анни, пойдет не под суд, а прямиком в могилу. – Для вящей убедительности Джеб хлопнул по прикладу ружья.
Я вздрогнула.
Магнолия бросила на брата полный ненависти взгляд. Кайл кивнул, словно соглашаясь с условием.
Джеб оглядел присутствующих, встретился взглядом с каждым из них, кроме тех немногих, кто собрался возле меня.
– Суд окончен, – объявил он. – Ну что, сыграем?

1 ... 16 17 18 19 20 21 22 23 ... 33 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.